Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 



Авторские права в судебном деле «Петербургские тайны»

Э.П.Гаврилов - заведующий кафедрой гражданско-правовых дисциплин Института международной торговли и права, докт. юрид. наук, проф.

1994 г.: когда судебного дела еще не было

В 1994 г. на телевидении стал демонстрироваться телесериал «Петербургские тайны». Он был создан по мотивам романа известного русского писателя В.В.Крестовского «Петербургские трущобы». Роман был впервые опубликован в 1864 – 1867 гг., а его автор умер в 1895 г. В Советской России и СССР роман авторским правом не охранялся. В СССР он издавался дважды: в 1935 – 1937 гг. (тиражом 5 тыс. экз.) и в начале 1990 г. (тиражом 300 тыс. экз.).

С появлением телесериала «Петербургские тайны» возникла потребность в переиздании романа, что и осуществило в 1994 г. издательство «Эксмо». Чтобы обеспечить лучший сбыт книги, издательство выпустило роман под названием «Петербургские тайны», снабдив оба тома романа следующими аннотациями:

«Историко-авантюрный роман В.В. Крестовского «Петербургские тайны», более известный читателю под названием «Петербургские трущобы», сразу же после выхода в свет принес его автору ошеломляющую всемирную известность.

В основе сюжета лежит история взаимоотношения людей, принадлежащих к различным слоям общества. Среди героев романа аристократы и изгои общества, авантюристы и их жертвы; в нем есть роковые совпадения и месть, скандальные семейные тайны и страсть.

Не случайно к этому произведению обратились мастера телевизионных сериалов. Наши лучшие актеры Наталья Гундарева, Елена Яковлева, Николай Караченцев и многие другие воплотили образы героев романа в новом фильме «Петербургские тайны».

Более того, на обложках томов книги были помещены фотографии этих и других актеров телесериала, сделанные на съемочных площадках. Следует отметить, что для использования такого названия и фотоматериалов издательство заключило с ТОО «Студия Сериал» (изготовитель аудиовизуального произведения – ст. 13 закона Российской Федерации «Об авторском праве и смежных правах») договор (от 18 апреля 1994 г.), содержащий, в частности, следующие положения:

«1. Правообладатель [ТОО «Студия Сериал»] в части названия и всех кинофотоматериалов, полученных в процессе производства фильма «Петербургские тайны» по мотивам книги В.Крестовского «Петербургские трущобы», передает издательству данные права в исключительном порядке для оформления издаваемой книги аналогичного с фильмом названия. …

3. Тираж, условия и порядок расчета оговариваются дополнительным соглашением. …

5. Договор действует с момента подписания до 1 июля 1994 года».

Протокол к договору предусматривал, что «тираж издаваемой книги с использованием названия и кинофотоматериалов фильма «Петербургские тайны» по мотивам книги В.Крестовского «Петербургские трущобы» составляет 50 тысяч экземпляров с преимущественным правом издательства на оформление дополнительного тиража». Издательство обязывалось «в трехдневный срок с момента подписания настоящего протокола выплатить правообладателю гонорар в размере (около 300 долларов США) с одновременной передачей необходимых для издания книги кинофотоматериалов».

Итак, издательство приобрело у изготовителя телесериала право на использование названия и фотографий из телесериала.

1996 г.: конфликт

В 1996 г. издательство решило выпустить дополнительный тираж книги. Оно обратилось к изготовителю телесериала с предложением перезаключить договор, тем более, что имело на это «преимущественное право». В ответ был получен решительный отказ от авторов сценария (а не от изготовителя фильма), содержащий «категорические возражения против какого бы то ни было использования сериала «Петербургские тайны» в предлагаемом переиздании романа В.Крестовского». Авторам сценария была предложена определенная сумма денег, те от нее отказались. В этих условиях издательство все же решило переиздать книгу в том же оформлении. В ответ последовал иск в суд.

Содержание иска

Иск к издательству был заявлен тремя авторами сценария (А.Б.Гребневым, Е.А.Греминой (Миндадзе), М.Ю.Угаровым) в первой половине 1996 г. Истцов представлял известный адвокат по авторским делам Б.Е.Змойро, а после его смерти – несколько других адвокатов. Истцы требовали от суда взыскания убытков, компенсации морального вреда, а также конфискации и уничтожения контрафактных экземпляров книги.

В процессе рассмотрения дела (около шести лет!), сумма иска, а также основания исковых требований неоднократно менялись. Первоначально исковые требования основывались на том, что истцами якобы был заключен с издательством «Фора-фильм» договор об издании их сценария под названием «Петербургские тайны». Авторский гонорар по этому договору должен был составить 20 тыс. долл. (так прямо указывалось в представленном в суд договоре). Но затем издательство «Фора-фильм» отказалось от этого договора, так как обнаружило на рынке книгу ответчика под таким же названием и сочло невозможным издание сценария истцов. Истцы просили суд взыскать с ответчика указанную сумму в качестве упущенной выгоды.

В последующем истцы изменили основание своих требований. Они заявляли, что ответчик выпустил контрафактную книгу тиражом 25 тыс. экземпляров и продавал по цене 30 тыс. руб. (после деноминации – 30 руб.) за два тома. Таким образом, доход издательства составил 750 тыс. руб., а потому истцы просили взыскать в пользу каждого из них по 250 тыс. руб. (доходы ответчика). Затем они снизили требуемую сумму до 250 тыс. руб. в пользу всех соистцов.

Менялся и размер компенсации морального вреда – по 30 млн. руб. (после деноминации – по 30 тыс. руб.) в пользу каждого истца, а впоследствии – по 10 тыс. руб.

По делу было вынесено пять судебных решений.

31 июля 1996 г. Хорошевский межмуниципальный суд г. Москвы взыскал с издательства в пользу каждого истца рублевый эквивалент 6667 долл. США и компенсацию за моральный вред по 10 тыс. руб. (в новом масштабе цен).

10 декабря 1996 г. судебная коллегия по гражданским делам Мосгорсуда своим определением указанное решение отменила и вернула дело на новое рассмотрение.

26 июля 2000 г. Замоскворецкий межмуниципальный районный народный суд г. Москвы, где дело рассматривалось после уточнения подсудности, вынес решение о взыскании с ответчика в пользу каждого истца суммы в 250 тыс. руб. и суммы 2 тыс. руб. в качестве компенсации за причинение морального вреда.

20 октября 2000 г. судебная коллегия по гражданским делам Мосгорсуда указанное решение отменила и дело направила на новое рассмотрение.

28 августа 2001 г. Замоскворецкий суд г. Москвы вынес решение, которым отказал истцам в иске полностью.

Такова внешняя сторона дела.

Существо иска

Истцы являются авторами сценария телесериала. Зрительный ряд телесериала они не создавали, а потому, конечно, не заявляли претензий на использование ответчиком фотографий на обложках книг. На что же они претендовали?

И в первом исковом заявлении от 30 апреля 1996 г., и в уточненном исковом заявлении от 24 февраля 1997 г. истцы ссылались на то, что создали оригинальный литературный сценарий, являющийся не инсценировкой романа В.Крестовского, а произведением, созданным по мотивам романа, т.е. не переработкой, а новым, творчески самостоятельным произведением. Составной частью этого оригинального сценария является новое название, которое они дали своему произведению – «Петербургские тайны». Это не «Петербургские трущобы», где речь идет только о низших слоях, отбросах общества, это – именно тайны всех слоев общества Петербурга. Истцы утверждали, что они очень долго размышляли над тем, как назвать сценарий и наконец решили дать ему название «Петербургские тайны», неразрывно связанное с новым содержанием, новыми мотивами, внесенными ими в роман В.Крестовского.

Позиция истцов получила серьезное подкрепление со стороны некоторых специалистов, приглашенных ими в суд (среди них был один докт. филолог. наук), и эксперта. Экспертное заключение подготовил канд. филолог. наук С.А.Небольсин (Институт мировой литературы РАН). Эксперта дважды заслушивали в суде.

Экспертное заключение

В экспертном заключении отмечалось, что название сценария телесериала «Петербургские тайны» отражает творческие изменения, внесенные авторами сценария в текст романа «Петербургские трущобы». «Название (заглавие) сценария несет смысловую нагрузку, отличную от романа В.Крестовского …, сценарий телесериала … переосмыслил и творчески преобразовал идейно-художественную концепцию романа … В романе … основой художественного замысла явилась идея социально-бытового анализа общества с так называемым «физиологическим» уклоном. … Роман … ставил своей задачей – и акцентирует эту задачу заглавием – вскрыть неприглядные стороны жизни столичных низов и отбросов середины XIX века. Это жизнь лишенных средств к существованию, обездоленных, бродяг … «Трущобы» у В.В.Крестовского – проблемное слово – символ … В подзаголовке романа указано, что это повествование о голодных».

В отличие от этого «замысел и концепция телесериала являются авантюрно-романтическими; это не социальная критика или социальный документ – свидетельство, а захватывающие приключенческие истории».

По мнению эксперта, «текст сценария в его обоснованном единстве с заглавием выработан авторами самостоятельно. Создание сценария в целом (текст и заглавие) есть единый творческий акт, и его авторы обеспечили это слитное единство вполне правомерно».

На вопрос о том, «является ли это название оригинальным?», эксперт ответил: «название (заглавие) «Петербургские тайны» выработано авторами телесериала как отвечающее оригинальному замыслу авторов и передающее сюжетную специфику телесериала. … Название (заглавие) не заимствовано … извне … и потому является вполне оригинальным».

«Сочетание слов «тайны» и «петербургские» не является, по мнению эксперта, обычным», потому что «на фоне давно существующего в русской традиции романа В.В.Крестовского «Петербургские трущобы» … слово «тайны» сразу же обеспечивает акцент на необычность данного телесериала как явления искусства».

Данное экспертом заключение оказало серьезное влияние на ход судебного процесса.

Позиция ответчика относительно убытков, причиненных истцам

Первоначально истцы требовали от ответчика возместить им упущенную выгоду, т.е. те 20 тыс. долл., которые они должны были получить от издательства «Фора-фильм» за издание своего сценария. Но это издание не состоялось из-за появления на книжном рынке книги ответчика «Петербургские тайны».

Ответчик тщательно проанализировал текст договора и пришел к выводу, что он был составлен сторонами только на бумаге, что стороны и не предполагали его исполнять. Таким образом, договор представляет собой мнимую сделку (ст. 170 ГК РФ), недействительную с самого начала.

Уже при заключении договора истцы знали о наличии на книжном рынке книги ответчика с названием «Петербургские тайны», но почему-то издательству «Фора-фильм» об этом не сообщили. Договор предусматривал обязанность издательства выпустить в свет сценарий истцов в течение шести месяцев. При этом в договоре отмечалось, что если произведение не будет издано, то издательство не несет никакой ответственности. Такое условие совершенно необычно. Более того, лишь по прошествии одного месяца после истечения указанного шестимесячного срока издательство неожиданно информировало истцов о невозможности издания произведения.

Ответчик установил в суде (при опросе представителя издательства «Фора-фильм»), что в течение шести месяцев издательство не предпринимало никаких действий для подготовки выхода произведения в свет, что указанный в договоре тираж в 50 тыс. экземпляров необычно большой для этого издательства и что даже при таком тираже авторский гонорар в 20 тыс. долл. делал бы издание убыточным.

Все это явно свидетельствовало о том, что данная сделка является мнимой, а потому ничтожной. Хорошевский народный суд проигнорировал эти доводы ответчика, указав в решении: «Доводы ответчика, что договор между издательством «Фора-фильм» и истцами является мнимым, не нашли подтверждения в суде». Однако Мосгорсуд в определении от 10 декабря 1996 г. обратил внимание на нелогичность этого договора и просил народный суд при новом рассмотрении дела дать оценку указанным обстоятельствам.

В сложившихся условиях истцы благоразумно уточнили свое исковое заявление и отказались от ссылок на договор с издательством «Фора-фильм». Они стали требовать с ответчика взыскания дохода, полученного от продажи романа В.Крестовского, изданного в 1996 г.

Ответчик указывал, что им был издан не сценарий истцов, а роман В.Крестовского, а потому взыскание полученного дохода неправомерно. При этом он отмечал, что даже если в изданном им романе В.Крестовского использовано принадлежащее истцам название их сценария, то и тогда было бы неправильным взыскивать с издательства весь доход, полученный за издание романа с контрафактным названием.

Эти доводы ответчика не повлияли на решение Замоскворецкого районного суда от 26 июля 2000 г., в соответствии с которым с ответчика был взыскан весь доход от продажи тиража романа В.Крестовского. Однако Мосгорсуд в определении от 20 октября 2000 г., отменяя это решение и (вторично) возвращая дело на новое рассмотрение, отметил, что «суду следовало оценить (в частности) правомерность требований истцов о взыскании всего дохода, полученного издательством» (подчеркнуто мною – Э.Г.).

Позиция ответчика относительно нарушения авторских прав

Это центральный и наиболее сложный вопрос всего длительного судебного процесса. Ответчик не признавал исковых претензий с начала и до конца процесса, заявляя, что никаких авторских прав истцов он не нарушал. В отношении самого сценария, созданного истцами, отсутствие правонарушения было совершенно очевидно. Можно начать с того, что сценарий истцов вообще не был опубликован. Более того, его не представили в суд, и ответчик не был с ним ознакомлен иным образом.

Показ по телевидению телесериала «Петербургские тайны», созданного по сценарию истцов, не является опубликованием самого сценария: телесериал и сценарий – разные произведения. Отсюда вывод: ответчик со сценарием истцов не знаком, а потому не мог его скопировать, т.е. нарушить авторское право на этот сценарий. В то же время без копирования авторское право не может быть нарушено – в этом одно из его отличий от патентного права и права на товарные знаки.

Более сложна проблема названия сценария. Ответчик фактически использовал название «Петербургские тайны». Возражать против этой очевидной истины было бы бессмысленно.

Итак, ответчик признал, что он использовал название «Петербургские тайны» при издании романа В.Крестовского.

Название какого произведения было использовано ответчиком? По мнению ответчика, он использовал название телевизионного сериала «Петербургские тайны», первые серии которого появились в 1994 г. Владельцем авторских прав на сериал – а это аудиовизуальное произведение – является изготовитель – ТОО «Студия Сериал», которой принадлежат исключительные имущественные права, в том числе право на воспроизведение (п. 2 ст. 13 Закона об авторском праве). Это право распространяется на использование как всего телесериала, так и его отдельных частей, в том числе названия.

Когда истцы заключили сценарный договор с ТОО «Студия Сериал» и в соответствии с ним представили изготовителю свое произведение, озаглавленное «Петербургские тайны» (литературный сценарий телевизионного фильма по мотивам романа В.Крестовского «Петербургские трущобы»), они передали изготовителю исключительные авторские права на сценарий, в том числе на его название.

Отсюда вывод: истцы не имеют права на иск.

Является ли название «Петербургские тайны» оригинальным? Независимо от решения предшествующего вопроса, ответчик постоянно доказывал в суде, что само по себе название «Петербургские тайны» авторским правом не охраняется.

В соответствии с п. 3 ст. 6 Закона об авторском праве «часть произведения (включая его название) … является объектом авторского права», но только в том случае, если она «удовлетворяет требованиям пункта 1 настоящей статьи и может использоваться самостоятельно».

Возможность самостоятельного использования данного названия самоочевидна, но вот является ли эта часть произведения «результатом творческой деятельности», как того требует п. 1 ст. 6 Закона? Кроме того, как установлено практикой судов общей юрисдикции и арбитражных судов, объект авторского права должен быть оригинальным. (Это отмечалось, в частности, и коллегией по гражданским делам Мосгорсуда в определении от 10 декабря 1996 г. по делу: «в действующем законодательстве под охраняемым произведением имеется в виду оригинальный результат»).

Оригинальность в авторском праве понимается как уникальность творческого результата, созданного автором, как предшествующая неизвестность этого результата. Она проявляется в том, что такой же результат не может быть получен в ходе параллельного, независимого творчества другим лицом. При этом оригинальность должна относиться к форме произведения. Неоригинальные произведения охраны на основе авторского права не получают.

В этой связи ответчик обратил внимание суда на грубые ошибки, содержащиеся в экспертном заключении. Эксперт ошибочно утверждал, что роман В.Крестовского «Петербургские трущобы» посвящен описанию жизни только низов, изгоев общества, что это было повествование только о голодных. На самом деле роман В.Крестовского имеет подзаголовок: «Книга о сытых и голодных». Опустив слово «сытых», эксперт проигнорировал эту сторону романа. Далее ответчик доказал, что мнение истцов и эксперта о том, что роман В.Крестовского нельзя было назвать «Петербургские тайны», поскольку в нем отсутствует авантюристическое начало, характерное для серии романов, имеющих в заголовке слово «тайны», также неверно.

В редакционной аннотации издательства «Художественная литература», выпустившего в 1990 г. роман В.Крестовского, жанр произведения обозначен как «социально-авантюрный роман».

Кроме того, в предисловии к изданию, написанному известным литературоведом М.В.Отрадиным, указывается и на наличие в романе авантюрной фабулы, на его близость к «Парижским тайнам» Э.Сю, «Лондонским тайнам» Дж.Феваля, а также к «Брюссельским», «Берлинским», «Стокгольмским», «Мадридским тайнам».

На эту близость романа В.Крестовского «Петербургские трущобы» к серии романов о «тайнах» различных городов, указывал и заслушанный в суде как специалист докт. филолог. наук В.С.Модестов. В своем письменном заключении он отмечает:

«На вопрос, является ли словосочетание «Петербургские тайны», которое использовано в качестве названия телесериала по мотивам романа В.В.Крестовского «Петербургские трущобы», оригинальным, придуманным авторами указанного сериала, ответ однозначный: нет, не является.

Не является потому, что модель этого словосочетания применительно к серии социально-авантюрных романов стала активно употребляться в европейской художественной литературе с середины прошлого [то есть 19-го] века … вслед за знаменитым романом Э.Сю (Франция) «Парижские тайны». … Модель этого словосочетания чрезвычайно проста: ключевым, постоянным словом является слово «тайны», которое указывает на то, что автор намерен поведать читателям об интригующих, но неизвестных широкой публике событиях и фактах; второе слово указывает на место описываемых событий. …

Желание приватизировать словосочетание «Петербургские тайны» сродни приватизации воздуха, которым мы дышим. …Отваживаясь претендовать на авторство этого словосочетания, истцы рискуют получить иск в плагиате, ибо найдется немало печатных произведений различного рода, в которых подобное словосочетание употреблялось применительно к социально-авантюрной теме задолго до рождения истцов».

Имеются ли более ранние произведения, носящие название «Петербургские тайны»? Да, они были обнаружены ответчиком в Библиотеке им. В.И.Ленина.

В 1865 г. в Петербурге вышло отдельным изданием произведение Ш-ва (этим псевдонимом назвал себя автор) «Петербургские тайны. Из записок следователя», а в 1972 г. там же – «Петербургские тайны. Литературный сборник».

Наличие этих двух предшествующих изданий – бесспорное доказательство того, что истцы не вправе требовать признания за ними каких-либо исключительных прав на название «Петербургские тайны. Сценарий телефильма», ибо они не были первыми, использовавшими это название*.

Несет ли название сценария «Петербургские тайны» новую смысловую нагрузку, раскрывающую идею произведения? Истцы и эксперт положительно ответили на этот вопрос и пытались вывести оригинальность самого названия именно из этой новой смысловой нагрузки.

Ответчик, не вдаваясь в решение вопроса о наличии или отсутствии этой новой смысловой нагрузки, отмечал, что «смысловая нагрузка», если она имеется, относится к содержанию произведения, а в соответствии с п. 4 ст. 6 Закона об авторском праве «авторское право не распространяется на идеи, методы, процессы, системы, способы, концепции, принципы, открытия, факты», т.е. не распространяется на элементы содержания произведения.

В судебных заседаниях истцы ссылались на то, что ответчик признал оригинальность названия «Петербургские тайны», когда он заключил с ТОО «Студия Сериал» договор о приобретении права на использование этого названия. Ответчик парировал этот довод тем, что признал заключение указанного договора в отношении приобретения права на название ошибочным. Но при этом отмечал, что допущенная им в договоре ошибка не создает прав для третьих лиц и не делает указанное название охраняемым.

Психологическая сторона дела

Истцами выступали граждане – физические лица. Один из них (ныне покойный) был лауреатом Ленинской и Государственной премий.

Ответчиком выступала организация. Спор рассматривался в народном суде, где длительное время господствовал, да и ныне еще популярен принцип: «В споре между гражданином и организацией всякие сомнения решаются в пользу гражданина – слабейшей стороны». Конечно, исключения делались и делаются для государственных организаций, но в данном споре издательство было частным юридическим лицом.

Особенно остро я, представлявший в единственном числе интересы ответчика, почувствовал это 20 октября 2000 г. при рассмотрении вторичной кассационной жалобы в Мосгорсуде, когда надо было опровергнуть решение о взыскании с издательства 25 тыс. долл. и еще около 1 тыс. долл. за причинение истцам морального вреда. Это решение было принято народным судом по результатам экспертизы, благоприятной для истцов. Оно было вынесено не просто федеральным судьей, а заместителем председателя народного суда.

В Мосгорсуде вынесенное решение просили оставить в силе не только все три истца, но и их представитель – юрист. Они отмечали, что дело рассматривается в суде свыше четырех лет – «сколько же можно его рассматривать?». Тем не менее Мосгорсуд прислушался к доводам кассационной жалобы ответчика, отметил пять (!) недочетов, содержащихся в решении суда, и вернул дело на новое рассмотрение.

И при повторном рассмотрении дела в Замоскворецком суде в иске было отказано.

Судебное решение

Остается только привести выдержки из судебного решения, текст которого получен представителем ответчика от секретаря суда 20 июня 2002 г. В приводимом решении листы дела, на которые ссылался суд, не приводятся.

Решение

   Именем Российской Федерации
   28 августа 2001 года Замоскворецкий районный суд ЦАО г. Москвы в составе:
   председательствующего судьи Петренко М.А.
   единолично
   при секретаре Ласточкиной Е.В,
   рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело № 2-1345/1 по иску Гребнева Анатолия Борисовича, Угарова Михаила Юрьевича и Греминой (Миндадзе) Елены Анатольевны к ЗАО «Издательство Эксмо» о защите нарушенного авторского права, возмещении материального ущерба, морального вреда,

установил:

Истцы являются авторами сценария многосерийного телевизионного фильма «Петербургские тайны», созданного по мотивам романа В.В.Крестовского «Петербургские трущобы» (книга о сытых и голодных).

Указанный фильм был создан и неоднократно показывался по различным телевизионным каналам.

В 1996 году ответчиком был издан роман В.В.Крестовского под названием «Петербургские тайны».

Истцы считают, что указанные действия ответчика грубо нарушают их авторские права на созданный ими сценарий, поскольку им было использовано название сценария и одноименного телевизионного фильма «Петербургские тайны» как название книги.

Ссылаясь на указанные обстоятельства, истцы обратились с иском о защите нарушенного авторского права и просят на основании статей 6, 13, 48 и 49 закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» взыскать с ответчика в пользу каждого из истцов сумму, эквивалентную 20 000 долларов США, а также взыскать в качестве компенсации за причиненный моральный вред по 10 млн. неденоминированных рублей в пользу каждого.

В ходе судебного разбирательства истцы неоднократно уточняли размеры своих имущественных требований.

Первоначальный иск был заявлен в апреле 1996 года. …

В судебном заседании 28 августа 2001 года истцы поддержали ранее заявленные основания иска и заявили требование о взыскании с ответчика полученного им дохода в сумме 250 тысяч рублей в пользу всех соистцов и в качестве компенсации морального вреда – по 10 000 рублей в пользу каждого истца.

Ответчик с исковыми требованиями не согласился.

Представитель ответчика – по доверенности Гаврилов Э.П. указал, что авторские права истцов нарушены не были и не был причинен моральный вред истцам.

Суд, заслушав истцов, их представителя – по доверенности Варганову, представителя ответчика – по доверенности Гаврилова, допросив эксперта С.А.Небольсина, заслушав мнение специалистов: доктора филологических наук Модестова В.С., Гуревича Л.О., исследовав материалы дела, находит, что в удовлетворении иска надлежит отказать по следующим основаниям.

Как установлено в судебном заседании и подтверждается материалами дела, истцами был создан литературный сценарий «Петербургские тайны». В судебном заседании подлинник сценария обозревался. На основе указанного сценария был создан многосерийный телевизионный фильм «Петербургские тайны». …

18 апреля 1994 года ТОО «Студия Сериал» и ЗАО «Издательство Эксмо» (по договору – МП «Эксмо») заключили договор, по условиям которого ТОО «Студия Сериал» передало второй стороне в исключительном порядке права в части названия и всех кинофотоматериалов, полученных в процессе производства фильма «Петербургские тайны» по мотивам книги В.Крестовского «Петербургские трущобы» для оформления издаваемой книги аналогичного с фильмом названия. Срок действия договора установлен до 1 июля 1994 года с возможностью дальнейшей пролонгации. Протоколом согласования тиража, условий и порядка расчетов к указанному договору предусмотрено, что тираж издаваемой книги с использованием названия и кинофотоматериалов составляет 50 000 экземпляров с преимущественным правом издательства на оформление дополнительного тиража.

Из материалов дела усматривается, что двухтомник по роману В.Крестовского «Петербургские трущобы» под названием «Петербургские тайны» был опубликован издательством «Эксмо» в 1996 году. …

Согласно справки Тульской типографии от 9 декабря 1996 года указанный двухтомник был фактически выпущен в марте 1996 года, контрольные экземпляры были разнесены 1 апреля 1996 года, тираж отпечатан как дополнительный с тех же пленок, что и в 1994 г.

Из указанного следует, что в 1994 году исключительное право на использование названия и киноматериалов фильма «Петербургские тайны» было передано обладателем на тот период времени этих прав ТОО «Студия Сериал» МП «Эксмо», которое при заказе дополнительного тиража в декабре 1995 года и январе 1996 года использовало данное ему право для оформления двухтомника, что прямо указано в выходных данных книг.

В ходе судебного разбирательства не установлено, что ТОО «Студия Сериал» каким-либо образом оспаривало законность действий ответчика, выпустившего в 1996 году дополнительный тираж романа, в части нарушения своего исключительного права на использование названия телефильма и кинофотокадров.

Факт того, что в 1994 году было произведено ответчиком издание двухтомника по роману В.Крестовского «Петербургские тайны» подтверждается письмами [книготорговых фирм], куда книги поступили для реализации.

Следовательно, первое издание ответчиком романа В.Крестовского «Петербургские трущобы» под названием «Петербургские тайны» с использованием кинофотокадров из одноименного телевизионного сериала произведено еще в 1994 году, использование названия сериала и кинофотокадров произведено в соответствии с условиями заключенного договора с ТОО «Студия Сериал».

Истцы утверждают, что они обладают авторскими правами на литературный сценарий телевизионного сериала «Петербургские тайны», а также на указанный телевизионный фильм (наряду с другими соавторами).

В судебном заседании истцы не оспаривали, что вопрос о принадлежности им авторских прав на литературный сценарий и на указанный телевизионный фильм не является предметом настоящего судебного спора.

В связи с указанным у суда нет оснований руководствоваться выводами, содержащимися в п. 1, 2, 3, 4, 5 и 7 экспертного заключения от 15 февраля 2000 года, составленного кандидатом филологических наук Небольсиным, который был допрошен в качестве эксперта в судебном заседании 28 августа 2001 года и полностью подтвердил свое заключение.

В соответствии с п. 3 ст. 6 закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» от 9 июля 1993 года часть произведения (включая его название) является объектом авторского права, если она может использоваться самостоятельно и отвечает требованиям, указанным в п. 1 ст. 6 указанного Закона.

Название «Петербургские тайны», которое было использовано ответчиком, может употребляться отдельно от самого литературного сценария, созданного истцами, что в судебном заседании не оспорено ни одним из экспертов и истцами.

Вместе с тем, это название само по себе не получает охраны по авторскому праву, поскольку оно не «является результатом творческой деятельности» (п. 1 ст. 6 вышеназванного Закона).

Этот вывод подтверждается следующим:

1) указанное название состоит из двух распространенных слов русского языка,

2) сочетание этих слов является обычным, построенным по модели других подобных словосочетаний («Парижские тайны», «Московские тайны», «Лондонские тайны»),

3) указанное словосочетание означает секреты определенного города, никакого особого смысла оно не несет.

В этой связи указанное словосочетание не может быть признано творческим, оригинальным, а потому суд не может признать за истцами исключительных авторских прав на использование этого названия.

Указанное подтверждено мнением специалиста Модестова – доктора филологических наук, главного редактора издательства «Художественная литература», высказанного в судебном заседании 28 мая 2001 года, подтвердившего ранее высказанное мнение в заключениях, представленных суду.

Аналогичное мнение высказал и Гуревич, президент Фонда переводчиков России, литератор, допрошенный в судебном заседании 28 мая 2001 года в качестве специалиста, пояснивший также, что название «Петербургские тайны» само по себе не является оригинальным, оригинальным является само произведение в целом – сценарий и сериал с одноименным названием. В судебном заседании 28 августа 2001 года Гуревич высказал мнение, что название произведения «Петербургские тайны» не является оригинальным и уникальным, если его рассматривать в отрыве от всего произведения.

В судебном заседании 28 августа 2001 года было заслушано мнение специалиста Гуминского, доктора филологических наук, который пояснил, что название художественного произведения является его неотъемлемой частью.

Суд не может не согласиться с мнением специалиста Гуминского, однако в данном случае предметом спора является право авторства на название произведения, а не на само произведение в целом с учетом его названия. В судебном заседании специалист Гуминский не смог оспорить доводы специалистов Модестова и Гуревича в той части, что название «Петербургские тайны» не является оригинальным.

В связи с изложенным суд исходит из того, что из ст. 6 закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» не вытекает право истцов запретить ответчику использовать название «Петербургские тайны» для другого произведения (без использования самого литературного сценария истцов).

Суд не может согласиться с доводами истцов об особой смысловой нагрузке, которую они придали названию «Петербургские тайны» при написании литературного сценария. Оригинальность самого сценария не является предметом спора.

Что касается «смысловой нагрузки» данного названия, то этот вопрос относится к идее данного названия, а не к форме его выражения. Между тем в соответствии с прямым указанием, содержащимся в п. 4 ст. 6 вышеназванного Закона «авторское право не распространяется на идеи», содержащиеся в произведении.

Неоригинальный характер спорного названия «Петербургские тайны» подтверждают также названия двух литературных произведений, опубликованных в 19-ом веке: в 1865 году было опубликовано произведение «Петербургские тайны. Из записок следователя», а в 1872 году – «Петербургские тайны. Литературный сборник».

Указанное подтверждается и мнением специалиста Модестова, высказанным в судебном заседании, изложенным им письменно.

Истцы создали свое собственное произведение «Петербургские тайны. Литературный сценарий телевизионного фильма», что в судебном заседании ответчиком не оспорено.

Соответственно, и ответчик имел право опубликовать иное по содержанию произведение под названием «Петербургские тайны. Роман».

Действия ответчика не нарушают каких-либо авторских прав истцов.

Кроме того, суд отмечает, что литературный сценарий истцов не был опубликован; был опубликован в форме показа по телевидению телевизионный фильм с тем же названием – то есть иное произведение, нежели то, которое создано истцами.

Таким образом, оценив в совокупности представленные суду доказательства в ходе судебного разбирательства, суд приходит к выводу, что оснований считать, что ответчиком допущено нарушение авторских прав истцов, не имеется.

Представленные суду истцами доказательства в виде экспертного заключения искусствоведа Утамиши, мнение вице-президента РАО, заслуженного деятеля искусств России Горина, доктора филологических наук профессора Вартанова, по мнению суда, являются недопустимыми, поскольку добыты истцами вне судебного разбирательства, получены с нарушением установленного ГПК РСФСР порядка получения экспертного заключения и мнений специалистов. В связи с указанным они судом не оценивались.

Поскольку ответчик не нарушил каких-либо имущественных или личных авторских прав истцов, отсутствуют также доказательства того, что по вине ответчика истцам причинены физические и нравственные страдания, суд не находит оснований для взыскания с ответчика компенсации в счет возмещения морального вреда.

В соответствии со ст. 88 ГПК РСФСР суд взыскивает с истцов расходы по проведению экспертизы Небольсиным по определению суда солидарно в размере 8 000 руб. согласно представленной сметы.

С истцов суд взыскивает госпошлину в доход государства в размере 100 руб. с каждого в связи с взысканием расходов на оплату работы эксперта.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 191, 197 ГПК РСФСР, суд

решил:

   В удовлетворении исковых требований отказать полностью.
   Взыскать с Гребнева Анатолия Борисовича, Угарова Михаила Юрьевича и Греминой (Миндадзе) Елены Анатольевны расходы по проведению экспертизы в размере 8000 (восемь тысяч) руб. солидарно в пользу эксперта Небольсина Сергея Андреевича, госпошлину в доход государства в размере 100 руб. с каждого.
   Решение может быть обжаловано в Мосгорсуд в течение 10 дней.