Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 



Мировая патентная система: сверхожидания и разочарования

ТТьерри Сьюера.СЬЮЕР – вице-президент компании «Эр Ликуид» (Франция)

На мировую патентную систему оказали влияние две основные тенденции. Все началось с подписания Парижской конвенции по охране промышленной собственности в 1883 г. и последующих дополнений к ней, создавших патентную систему на основе довольно простых принципов, которые отражают экономическую сущность патента. Общими характеристиками являются промышленная применимость, новизна и изобретательский уровень. В Конвенции был также отражен принцип исключительного права в отношении раскрытия патента.

Тенденция к унификации патентной системы нашла свое дальнейшее отражение в Соглашении ТРИПС, которое обобщает Парижскую конвенцию и в настоящее время применяется во всех 149 странах – членах ВТО.

В Соглашении ТРИПС предусматривались дальнейшее слияние систем и унификация подхода к патенту. А именно:

   срок действия патента (минимум 20 лет),
   права, гарантируемые патентом,
   права, связанные с передачей или продажей лицензии,
   минимальные условия в отношении раскрытия патента,
   судебный взгляд на аннулирование или лишение права на патент,
   критерии патентоспособности.

Тем не менее, как известно, Соглашение ТРИПС предусматривает довольно гибкий подход и множество возможностей. В настоящее время открыт доступ к патентам на любые изобретения во всех сферах технологии, но слова «изобретение» и «технология» не имеют четкого определения. Интерпретация понятия технологии в отношении программного обеспечения довольно сильно отличается в США и Европе.

Гибкий подход к патентованию принят в таких областях, как диагностика, терапевтические и хирургические методы, выведение сортов растений и животных (кроме микроорганизмов и биологических процессов по существу). Указание наилучшего подхода (ст. 29) является факультативным.

Ст. 30, касающаяся исключений в области предоставления прав, может иметь различные интерпретации. В то же время другие возможности использования патента без разрешения владельца прав предоставляют довольно большое поле для исключений. Однако, как известно, реализация прав не регулируется Соглашением ТРИПС. Национальные законы, реализуемые национальными или региональными патентными ведомствами, интерпретация законности судами, равно как и сферы использования патента, только увеличивают число отличий между странами.

Глобализация: экономический подход

Глобализация привела к росту мировой торговли. Ее результатом также стало невероятное увеличение массива патентных заявок за счет компаний, в том числе из развивающихся стран (Корея, Китай), которые резко активизировали патентную деятельность.

Так как же нам быть, если мы признаем, что патенты и интеллектуальная собственность являются не только важными инструментами, стимулирующими экономический рост и инновации, но могут быть использованы для устранения или создания препятствий в торговле?

Европейский союз еще со времен создания внутреннего рынка осознал, что изначально национальные права на интеллектуальную собственность могут быть использованы для предотвращения экспорта из одной страны Евросоюза в другую и создают торговые ограничения. Разрешило проблему решение Европейского суда: ЕС согласился, что интеллектуальная собственность путем гармонизации и принятия новых директив и постановлений может способствовать интеграции единого рынка ЕС.

Попытки улучшить мировую патентную систему и ее объединение

Первая идея, которая находит поддержку в ряде стран, заключается во взаимном признании патентов, но различия в системах и работе ведомств настолько принципиальны, что она не воспринимается серьезно.

Другой подход был недавно предложен японцами и касается так называемой «системы основного пути или нового маршрута». В соответствии с ним результаты исследований и экспертизы, выполненные одним патентным ведомством (например, Японии) могут быть использованы двумя другими из трех ведомств (США и ЕПВ).

Но это не кажется практичным, главным образом для европейской промышленности, так как три этих патентных ведомства как административные органы имеют различия, и обеспечить их взаимозаменяемость нельзя. Кроме того, есть существенные различия в патентных законодательствах разных стран или регионов, что препятствует применению данного предложения.

Для начала сравним эти три патентных ведомства. Известно, что процентное соотношение выдаваемых ими патентов существенно отличается. В Японии этот показатель составляет около 55%, а в Европейском патентном ведомстве – около 65%.

Что касается патентного ведомства США, то использование системы повторной заявки затрудняет сравнение. Однако некоторые исследования экономистов гарвардского университета указывают на то, что даже если принять во внимание это обстоятельство, то все равно число выданных документов достигнет почти 95%. Иными словами, если вы хотите получить патент в США, вы в конечном счете его получите.

К тому же имеются существенные различия в законодательствах ЕПВ, Японии и США. Приведу несколько примеров.

Доктрина Хилмера в США выделяет критерии, определяющие документы, которые можно противопоставить патентной заявке. Значение неопубликованных патентных заявок также отличается. Возражение выносится или в отношении новизны и изобретательского уровня, как в США, или только на основании отсутствия новизны, как в Европе. Если принять американский подход, должен ли быть механизм, не допускающий данную коллизию?

Безусловно, существуют очевидные различия между США и остальным миром в отношении того, кто имеет право на патент (тот, кто первым изобрел или первым подал заявку), равно как и различия между Европой, США и Японией в отношении льготного периода.

Важным отличием является единство изобретения. В США имеется свое отношение к тому, какие пункты формулы могут быть включены в одну патентную заявку. Именно оно в конечном счете приводит к подаче выделенной или продолжающей заявки.

Процедуры экспертизы в Европе и США также отличаются. В результате некоторые изобретения, которые получают охрану в США, никогда не получат ее в Европе.

Если присмотреться к административным процедурам в патентных ведомствах, станет понятно, что уровень техники также имеет значение. Не уверен, что все ведомства в мире, а точнее в Японии, Европе и США, имеют равные возможности. Кроме того, языковые навыки европейских экспертов, нередко владеющих несколькими языками, сильно отличаются от возможностей американских коллег.

Теперь поговорим о судебной системе. Если существуют серьезные различия в патентных законодательствах по вопросам экспертизы, то еще больше различий – в судебных системах. Обратимся сначала патентам-аналогам. В США это понятие имеет весьма узкий смысл, в то время как в Европе все зависит от страны, о которой идет речь. К примеру, понятие патента-аналога имеет четкое определение в Германии, весьма расплывчато в Великобритании, представляет собой нечто среднее во Франции. Это свидетельствует о том, что один и тот же европейский патент не будет иметь одинаковую охрану в разных странах.

В континентальной Европе и даже в Японии законы основаны на римском праве, в то время как США и Великобритания применяют прецедентное право. Это приводит к различиям в сборе доказательств, продолжительности и стоимости судебного процесса. Поэтому при рассмотрении дел об одних и тех же изобретениях решения могут быть различными в зависимости от страны. К тому же каждый раз необходимо спрашивать мнение местных адвокатов.

В отношении возмещения убытков все также зависит от страны. Германия, вероятно, при решении этого вопроса находится на более передовых позициях, чем Франция. Принципы калькуляции также различны. В одних странах применяется право на возмещение понесенных убытков, а в других вы будете иметь право на прибыль, полученную нарушителем, если она превышает понесенные убытки.

Договор о патентном праве

Ключевым при формировании мировой патентной системы является Договор о патентном праве (PLT), работа над которым ведется в ВОИС. Тем не менее в последние годы многие страны препятствовали проведению переговоров из-за отсутствия законодательных норм в области правовой охраны биологического разнообразия и традиционных знаний. На мой взгляд, такие возражения правомерны, так как во время обсуждения Соглашения ТРИПС развивающимся странам было обещано предоставление доходов при использовании другими странами их традиционных знаний или биогенетических материалов для изготовления фармацевтической продукции. Поскольку ничего подобного не произошло, страны, которые считают, что они вправе ожидать определенных поступлений, имеют законное право вести дальнейшие переговоры и выражать свое недовольство.

На последней сессии постоянного комитета по патентному праву (10 – 12 апреля 2006 г.) планировалось принять рабочую программу. Результатом, как недавно сообщила Международная ассоциация по охране промышленной собственности (AIPPI), явилось следующее. Принятые решения были далеки от консенсуса, расхождения во мнениях развивающихся и промышленно развитых стран только усилились. Две основные позиции, которые горячо обсуждались, отражают данное расхождение.

Общая позиция США и Японии нашла поддержку Европейского союза и некоторых развитых стран: для данных стран конечной целью было заключение гармонизированного соглашения. Единственным способом добиться такой гармонизации являлось принятие так называемого списка из «4 позиций»:

   определение уровня техники,
   льготный период,
   новизна,
   изобретательский уровень.

Позиция, предложенная Аргентиной от имени группы «Друзья развития», нашла поддержку со стороны Бразилии и других государств – членов данной группы, для которых договор не был главной целью. Рабочая программа постоянного комитета по патентному праву, по их мнению, должна содержать все вопросы, обсуждаемые на открытом форуме, и они уже были заранее согласованы. Но в итоге «Друзья развития» предложили список из «9 позиций»:

   развитие и возможность гибкого подхода;
   исключения из патентоспособности;
   оговорки к патентному праву;
   противоконкурентная практика;
   раскрытие происхождения, предварительное получение согласия и распределение прибыли;
   совместная работа над эффективными механизмами при работе со сроками действия патента;
   достаточность раскрытия;
   передача технологии;
   альтернативные модели для стимулирования инноваций.

Удивительно, но уровень техники, льготный период, новизна и изобретательский уровень, длительно обсуждаемые на открытом форуме, не нашли отражения в списке из «9 позиций».

Индия предложила объединить комитеты, которые занимаются патентным правом и вопросами традиционных знаний, генетических ресурсов и фольклора. Китай пытался предложить компромисс: добавить к списку «4 позиций» еще четыре позиции из списка «9 позиций» и обсуждать эти 8 позиций на заседании постоянного комитета по патентному праву.

Европейский союз предложил достичь консенсуса путем:
   обсуждения на заседании комитета по патентному праву списка из «4 позиций» плюс 3 позиции (исключение из патентоспособности, оговорки к патентному праву, обоснованность раскрытия) из списка «9 позиций»;
   обсудить обязательное предоставление происхождения генетических ресурсов на комитете по традиционным знаниям, генетическим ресурсам и фольклору.

Ни китайское, ни европейское предложения так и не нашли поддержку у группы «Друзья развития». В результате неформальная сессия комитета по патентному праву не смогла утвердить будущую рабочую программу, и было принято решение перенести этот вопрос на заседание Генеральной ассамблеи ВОИС.

Промышленные компании предложили свое решение вопроса. Либо развитые страны оказываются заложниками данной ситуации, что будет препятствовать совершенствованию мировой патентной системы, либо в качестве альтернативы снизят свои стремления к развитию всемирной системы и поймут, что ВОИС более не является площадкой, на которой можно достичь прогресса в этом отношении, и постараются ограничить дальнейший прогресс несколькими странами, на которые, тем не менее, приходится 80% мирового патентного фонда. Когда другие страны почувствуют себя готовыми и пожелают присоединиться к этой группе, у них будет такая возможность.

Мне кажется, что никакая страна не может заставить другую продолжить гармонизацию своей патентной системы. В то же время никакие страны не должны препятствовать другим вносить изменения в их патентные системы в области гармонизации и объединения.

Для промышленности общий подход к понятиям уровня техники, льготного периода, новизны, изобретательского уровня значительно уменьшит сложности и стоимость получения патента, а также ослабит торговые барьеры. Необходимо поработать и над формальными требованиями. Патентные ведомства и страны недооценивают не столько бремя самих формальных требований, сколько их различия в разных стран. И эти формальные требования не имеют реального обоснования.

Желательно, чтобы существовал единый формат (структура) патентной заявки, все ведомства имели единую или, по крайней мере, совместимые системы электронной подачи, а патентные файлы – совмещенный доступ, и вся передача информации осуществлялась по электронной почте. На первом этапе патентные ведомства должны обменяться результатами патентных поисков. Необходимо также иметь возможность вносить изменения в патентную и лицензионную информацию при помощи сети Интернет в одном месте, к примеру в Женеве, так, чтобы ВОИС смогла передавать ее другим ведомствам в режиме он-лайн.

Очень важно, чтобы в любой стране были специальные судьи, желательно с техническим образованием. Патентные суды разных стран должны поддерживать между собой контакты. Это будет способствовать их лучшему взаимопониманию и создаст хорошую основу для совместного принятия судейских решений.

Перспективы сотрудничества

Компании, и не только крупные, стараются приспосабливаться к изменениям мировых тенденций. Налаживается все более тесное сотрудничество, будь то взаимоотношения компании с покупателями, субподрядчиком, конкурентами либо с университетами, и даже университетов между собой. Сегодня всем понятно, что инновационная деятельность развивается лучше, быстрее, эффективнее при помощи сотрудничества.

Время, когда одна компания могла изобретать все в своей области, кончилось. Частично это происходит из-за того, что большая часть изобретений обязывают компании работать в разных сферах деятельности. Если вы заняты в тяжелой промышленности или в области химии, вам необходимо программное обеспечение, информационная техника и технологии для осуществления планирования. Не имеет смысла развивать это все у себя, так как вы никогда не добьетесь высоких результатов в этой сфере.

Другой пример. Если вы хотите совершить крупное открытие, чтобы занять важную позицию на вашем рынке, то предстоит работать с университетами, которые подскажут новые научные идеи, направления.

Различия в местных правовых нормах в области интеллектуальной собственности препятствуют развитию компаний, что, в свою очередь, тормозит развитие стран, сказывается на их благосостоянии. Пришло время для осознания законодательными органами и патентными ведомствами стран того факта, что необходимо выработать общие нормы, регулирующие предоставление услуг своим пользователям.

Нам еще многого нужно достичь, но пока все продвигается крайне медленно. На прогресс в глобальных масштабах потребуется длительное время. Возможно, нам придется искать другие пути решения. Скорее всего, это будут двусторонние соглашения, а если впоследствии появятся желающие к ним присоединиться, то у них будет такая возможность.