Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 


Федерация Защиты Правообладателей

Банкротство и вопросы интеллектуальной собственности

А.Н.Семина - арбитражный управляющий, аспирантка РГИИС.

С 1 марта 1998 г. в России действует закон Российской Федерации «О несостоятельности (банкротстве)» 1997 г.

Закон исходит из того, что при определении наличия признаков банкротства должника учитываются его различные денежные обязательства. При этом некоторые денежные обязательства должника не учитываются. Среди них есть и обязательства, относящиеся к объектам интеллектуальной собственности.

Итак, при определении наличия банкротства не учитываются «обязательства перед гражданами, перед которыми должник несет ответственность за причинение вреда жизни и здоровью, обязательства по выплате авторского вознаграждения, а также обязательства перед учредителями (участниками) должника – юридического лица, вытекающие из такого участия» (здесь и далее выделено мною – А.С.) – ст. 4(4).

Другое упоминание об объектах интеллектуальной собственности содержится в ст. 57 Закона: с момента вынесения арбитражным судом определения о введении наблюдения «приостанавливается исполнение исполнительных документов по имущественным взысканиям, за исключением исполнения исполнительных документов, выданных на основании судебных решений о взыскании задолженности по заработной плате, выплате вознаграждений по авторским договорам, алиментов, а также о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью, и морального вреда, вступивших в силу» ранее.

Следующее упоминание об объектах интеллектуальной собственности содержится в ст. 70 Закона, в которой определяется содержание моратория на удовлетворение требований кредиторов, устанавливаемого с момента введения внешнего управления. Этот мораторий не распространяется, однако, «на исполнение исполнительных документов, выданных на основании решений о взыскании задолженности по заработной плате, выплате вознаграждений по авторским договорам, алиментов, а также о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью, и морального вреда, вступивших в законную силу» до момента принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом.

Наконец, обратимся к еще одной норме Закона о банкротстве. Ст. 106 устанавливает очередность удовлетворения требований кредиторов в рамках конкурсного производства, предусматривая при этом, что «во вторую очередь производятся расчеты по выплате выходных пособий и оплате труда с лицами, работающими по трудовому договору, в том числе по контракту, и по выплате вознаграждений по авторским договорам».

Во всех процитированных нормах мы сталкиваемся со специфическим регулированием вопросов интеллектуальной собственности в рамках различных процедур о несостоятельности (банкротстве). Проанализируем эти нормы.

Во всех случаях речь идет об «авторском вознаграждении» или о «вознаграждении по авторским договорам». С правовой точки зрения эти выражения следует считать одинаковыми, что совершенно очевидно.

Более трудно проникнуть в суть этих выражений. Полагаю, что их нельзя понимать и толковать буквально. Иными словами, «авторский договор» и «авторское вознаграждение», как эти понятия употреблены в Законе о банкротстве, не совпадает с понятием «авторский договор», которое употребляется в законе Российской Федерации «Об авторском праве и смежных правах».

Чтобы понять смысл выражения «авторский договор» в Законе о банкротстве, следует учесть тот контекст и правовые понятия, которые сопровождаются понятиями «авторский договор» и «авторское вознаграждение». В контексте Закона о банкротстве под «вознаграждением по авторскому договору» имеется в виду только вознаграждение, которое выплачивается автору – физическому лицу. Действительно, все остальные случаи, подпадающие под изъятие, касаются именно граждан: только граждане получают заработную плату, алименты, только им в денежном выражении компенсируется причиненный моральный ущерб.

Между тем, из Закона об авторском праве вытекает, что в авторском договоре могут принимать участие в качестве стороны, передающей права, не только авторы, но и их правопреемники, которые могут получать вознаграждение по авторским договорам. Это обстоятельство подтверждено многочисленными решениями арбитражных судов, а также, что особенно важно, Постановлением Конституционного суда Российской Федерации от 28 марта 2000 г. № 5-П[1].

Отсюда следует сделать вывод: в Законе о банкротстве имеются в виду не все, а только те авторские договоры, вознаграждение по которым выплачивается авторам – физическим лицам. Только они подпадают под льготный режим, установленный в Законе о банкротстве в приведенных выше примерах.

С другой стороны, этот Закон в приведенных выше случаях имеет в виду не только авторские, но и некоторые иные договоры, относящиеся к сфере интеллектуальной собственности.

Действительно, авторское вознаграждение может выплачиваться по договору физическому лицу – автору изобретения, полезной модели или промышленного образца, заключенному на основе п. 2 ст. 8 Патентного закона Российской Федерации. Аналогичное вознаграждение согласно Патентному закону может выплачиваться автору при уступке им патента (ст. 10) или при выдаче им лицензии (ст. 13).

Авторское вознаграждение авторам топологий интегральных микросхем предусмотрено в ст. 6 и 7 закона Российской Федерации «О правовой охране топологий интегральных микросхем». Наконец, ст. 22 закона Российской Федерации «О селекционных достижениях» предусматривает случаи выплаты вознаграждения авторам селекционных достижений. Итак, существуют договоры, заключаемые физическими лицами – авторами изобретений, полезных моделей, промышленных образцов, топологий и селекционных достижений, в соответствии с которыми указанные авторы получают вознаграждения.

Подпадают ли эти вознаграждения под льготные случаи, установленные Законом о банкротстве? Вознаграждение, которое выплачивается в этих случаях изобретателям, селекционерам и другим творческим работникам, с полным основанием можно назвать авторским, хотя заключаемые при этом договоры не являются авторскими в узком смысле этого слова. Тем не менее, исходя из общего смысла и приведенных выше норм Закона о банкротстве, конечно, следует сделать вывод, что Закон имеет в виду и эти случаи выплаты вознаграждения физическим лицам.

В противном случае пришлось бы констатировать наличие серьезных, ничем не объяснимых пробелов в действующем законодательстве. Указанное выше толкование должно применяться в настоящее время. В будущем можно предложить внести некоторые коррективы в Закон о банкротстве. Слова «вознаграждения по авторским договорам» можно было бы заменить словами «вознаграждения и иные выплаты физическим лицам – творческим работникам (авторам, изобретателям и т.п.), выплачиваемые по заключенным с ними договорам или по закону».


[1] Патенты и лицензии. 2000. № 10. С. 38.