Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 


Федерация Защиты Правообладателей

Что же такое заявочное и патентное описание?

Э.П.Гаврилов - докт. юрид. наук, проф. РГИИС

В статье Г.М.Зарубинского[1] мимоходом поставлена одна очень важная проблема: соотношение критериев изобретения «новизна» и «изобретательский уровень». Автор отмечает, что если решение обладает изобретательским уровнем, то оно не может не соответствовать одновременно и критерию новизны. Тогда логично поставить вопрос о том, чтобы отказаться от последнего критерия, поскольку он поглощается критерием «изобретательский уровень». Г.М.Зарубинский такого вопроса не ставит, но, надеюсь, что его дальнейшее обсуждение может стать плодотворным.

Но основной смысл указанной публикации состоит в другом: попытке подкрепить, усилить права подлинных изобретателей путем применения норм авторского права к заявочному и патентному описанию.

Именно эти проблемы мы и рассмотрим. При этом не буду приводить обширные цитаты из статьи Г.М.Зарубинского, поскольку она легкодоступна. Напомню лишь ее выводы.

Автор полагает, что «заявка [на изобретение] является объектом авторского права», что «в соответствии с этим [авторским] правом заявочные материалы перерабатываются в патент… И таким образом авторские права на заявочное описание дополняются правами на патентное описание. При этом новизна патента является производной от оригинальности заявочного описания, т.е. от новизны заявочных материалов». Для того, «чтобы Патентный закон стоял на страже интересов истинных авторов, при установлении авторства новизна должна определяться в соответствии с Законом об авторском праве, т.е. по оригинальности (первоначальной принадлежности) материалов научных исследований»[1].

Благие намерения автора статьи мне близки и понятны: истинных изобретателей нужно постоянно защищать от лжеизобретателей. Но, к сожалению, этого невозможно достичь с помощью норм авторского права, поскольку объект охраны в патентном праве (изобретение) не совпадает с объектом охраны в авторском праве (произведением). Это две разные, не пересекающиеся друг с другом категории, лежащие в разных плоскостях.

Вопрос о соотношении авторского и патентного (изобретательского) права довольно сложен. Поэтому неудивительно, что на нем «споткнулся» автор анализируемой статьи. Этим вопросом занимались в советское время В.Я.Ионас, У.К.Ихсанов, В.Р.Скрипко. Некоторые его аспекты затрагиваются в работах автора этих строк. Назову лишь самую доступную: статью «О личных неимущественных правах изобретателей и рационализаторов»[2], в примечаниях к которой есть ссылки на 13 предшествующих работ.

Несмотря на то, что за последние годы законодательство об авторском и патентном праве изменилось, соотношение между этими видами прав изменениям не подверглось.

Перейдем теперь к рассмотрению самой проблемы об авторских и патентных правах на заявочное и патентное описание. При этом под заявочным описанием – этот термин Г.М.Зарубинский употребляет без пояснения – мы будем понимать описание изобретения. Однако наш анализ равным образом распространяется на формулу изобретения, чертежи и реферат: все выводы, касающиеся заявочного описания, применимы и к этим частям заявки. Это же относится и к патентному описанию.

Заявочное описание, без всякого сомнения, с момента его создания охраняется нормами авторского права. Но кто является автором заявочного описания?

Поскольку авторское право не распространяется на идеи, процессы, способы, концепции, принципы, открытия, факты (п. 4 ст. 6 Закона об авторском праве), приходится признать, что автором является лицо, придавшее оригинальную форму этому описанию. То есть то лицо, которое логично, последовательно его изложило. Это может быть сам изобретатель (или один из соизобретателей), технический работник организации (например, сотрудник патентного подразделения, которому поручено составить патентное описание) либо патентный поверенный, оформлявший заявку на изобретение, если он значительно ее переработал. Как правило, у заявочного описания, как объекта авторского права, несколько соавторов.

Авторское право на заявочное описание возникает независимо от того, содержит ли это описание изобретение, обладающее новизной и изобретательским уровнем, а если содержит, – то независимо от того, раскрывает ли оно изобретение с полнотой, достаточной для его осуществления. (Последнее требование предъявляется п. 2 ст. 16 Патентного закона РФ).

Утрата новизны изобретением, которое раскрыто в заявочном описании, а также уточнение или изменение состава авторов этого изобретения никак не сказываются на авторском праве на заявочное описание и составе его авторов.

Все эти элементарные положения авторского права должны быть освоены специалистами по патентному праву.

Авторское право не распространяется на содержание заявочного описания. В советское время часто указывали на то, что авторское право охраняет единство формы и содержания произведения, поскольку иногда бывает трудно отделить одно от другого. Но даже и в этом случае делалась оговорка, что авторское право охраняет содержание произведения только в том виде, как оно выражено в его форме. Иначе говоря, содержание произведения охраняется через его форму.

В январе 2002 г. мне довелось выступать с лекцией перед патентоведами в Академгородке под Новосибирском. В одном из вопросов, заданных мне, прозвучало сожаление о том, что авторское право не охраняет открытия. В ходе беседы выяснилось, что лицо, задавшее вопрос, считает себя автором открытия, суть которого состоит в обнаружении явления турбулентного движения крови в кровеносных сосудах. Я подтвердил, что это открытие само по себе авторским правом не охраняется, но указал, что если автор выразит его в прозаическом произведении или в виде стихотворения, например, содержащего строчки:

   «А в сосуде том
   Кровь течет винтом!»,

то это прозаическое произведение или стихотворение будет охраняться авторским правом.

А теперь попытаемся ответить на вопрос, почему авторское право не охраняет изобретения сами по себе (как таковые)? Ответ прост: авторское право не охраняет изобретения потому, что они не являются оригинальными.

Оригинальность – это уникальность, неповторимость результата при возможном параллельном творчестве. Оригинальность присуща всем объектам авторского права: даже при величайшем напряжении творческих усилий никакой гений не сможет создать другого «Евгения Онегина», если он не копирует произведение А.С.Пушкина.

А в патентном праве объект – изобретение – не является оригинальным, уникальным. Практика показывает, что часто создаются параллельные изобретения, каждое из которых является результатом самостоятельной творческой деятельности.

Эти очевидные истины подтверждаются и самим построением систем авторского и патентного права.

В авторском праве автоматизм предоставления охраны и отсутствие регистрации, а вместе с тем отсутствие понятия первенства (приоритета) подтверждают невозможность создания такого же произведения при параллельном творчестве.

В патентном праве, напротив, государственная регистрация заявок на изобретения и выдача патентов – меры вынужденные. Они направлены на то, чтобы предоставить правовую охрану только первому изобретателю, «отсечь» остальных лиц, создавших аналогичное изобретение позже.

Таким образом, отсутствие охраны содержания заявочного описания – это не проявление какой-то слабости авторского права, не его недостаток. В этом суть авторского права: оно не охраняет изобретения сами по себе, потому что не может предоставить им охраны.

Автор заявочного описания не обязательно является автором изобретения, раскрытого в этом описании. Хотя нельзя исключать того, что в некоторых случаях это может быть одно и то же лицо.

Теперь обратимся к вопросу о том, как на практике реализуется это авторское право. Тщательный анализ привел меня к выводу, что при подаче заявки на изобретение, ее рассмотрении и выдаче патента никакие авторские права не нарушаются, использования заявочного описания как авторского произведения не происходит, а авторское право никак не влияет на споры об авторстве (соавторстве) на изобретения.

Действительно, подача заявки на изобретение, в состав которой входит заявочное описание, осуществляется всегда с согласия автора описания – изобретателя, патентного поверенного или работодателя (если заявка подается от организации), которому в соответствии с п. 2 ст. 14 Закона об авторском праве принадлежит право на использование заявочного описания, созданного по служебному заданию работником этой организации.

Далее, все изменения, которые вносятся в заявочное описание в ходе экспертизы, согласуются с заявителем, т.е. с автором заявочного описания. Наконец, лицо, подающее заявочное описание, как следует из самого факта подачи заявки, дает согласие на то, чтобы впоследствии оно превратилось в патентное описание, которое станет официальным документом, в отношении которого авторское право не будет действовать.

Ст. 8 Закона об авторском праве предусматривает, что не получают охраны по авторскому праву «официальные документы», в частности, «тексты… административного … характера». Патентное описание, а также формула изобретения и чертежи как раз и представляют собой такие тексты административного характера.

Патентное описание, формула изобретения и чертежи используются как авторские произведения свободно, без чьего бы то ни было согласия. Это как раз и подтверждает то, что они не охраняются авторским правом. Под использованием в данном случае понимается использование в смысле авторского права, т.е. те действия, которые указаны в п. 2 ст. 16 Закона об авторском праве. (Здесь мы оставляем в стороне один особый случай – использование фотографий, рисунков и чертежей промышленных образцов, именуемых в авторском праве как «произведения дизайна»; в этом случае «использование» в смысле авторского права частично совпадает с «использованием» в смысле патентного права).

В заключение отмечу, что при подаче и рассмотрении патентных заявок никаких коллизий между авторским и патентным правом не возникает. С другой стороны, авторское право не может оказать помощи патентному праву в достижении его целей.


[1] Зарубинский Г.М. Что же такое новизна?//Патенты и лицензии. 2002. № 6. С. 16 – 20.
[2] Вопросы изобретательства. 1979. № 12. С. 21 – 25.