Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 


Федерация Защиты Правообладателей

Восьмая статья и интеллектуальный беспредел в России

А.В.Лисовский - инженер из Тольятти

АВТОРСКИЙ РЭКЕТ
Инициативный инженер как источник разорения предприятия

При добросовестном соблюдении работодателем Патентного закона его ждет, помимо споров с авторами о сумме вознаграждения, еще один крайне неприятный сюрприз – авторский рэкет.

Представьте, что вы – представитель работодателя – крупного сборочного завода, например, автомобильного, – еженедельно получаете от работников завода зарегистрированные установленным способом уведомления о создании технического решения на уровне полезной модели.

Не может быть, скажете вы, такой интенсивности создания новых технических решений! Насчет новых, вы, пожалуй, правы. Но дело в том, что наш Закон позволяет практически любой технический объект, даже морально устаревший, много лет выпускавшийся предприятием, защитить десятками свидетельств на полезную модель. А сколько таких объектов в автомобиле или самолете? Тысячи. И десятки инженерно-технических работников, жаждущих получить (вполне законно!) весомую прибавку к зарплате.

Итак, представитель работодателя крупного промышленного предприятия имеет все шансы получить массу уведомлений о создании оригинальных технических решений. Даже если он, исходя из интересов предприятия, не подаст заявку на получение охранного документа на предлагаемое техническое решение, то автор согласно Закону по истечении четырех месяцев может подать заявку самостоятельно, а потом потребовать в соответствии с Законом выплатить причитающееся ему вознаграждение.

Руководитель предприятия и автор в одном флаконе На многих малых и средних российских предприятиях продвинутый в патентных делах руководитель выступает в качестве единственного автора и патентообладателя всех технических решений, используемых в производстве. Полученные патенты приносят такому «автору» доход и служат мощным рычагом воздействия на акционерное общество, в котором он трудится.

С подобными фактами патентные поверенные встречаются на каждом шагу. Но доказать существование авторского рэкета со стороны руководителей, основываясь только на материалах официальных бюллетеней Роспатента, невозможно, поскольку в них не печатают сведений о должности, занимаемой автором-заявителем-патентообладателем.

Для подтверждения наличия в России рассматриваемой разновидности авторского рэкета следует обратиться к газетам, журналам, справочникам и другим источникам информации.

Вот один пример. Директор воронежского ООО «Предприятие АвтоН» (по опубликованной в Интернете информации, предприятие объединяет пять заводов с годовым объемом производства 30 млрд. руб.; информацию о директоре и возглавляемом им предприятии см., например, в журнале «За рулем» № 12 за 2000 г., с. 171 или в №1 за 2001 г., с. 162, а также в альманахе «Золотая книга российского предпринимательства. Часть первая» за 1998 г. (М.: АСМО-пресс)) стал автором и единственным обладателем патентов РФ № 2103571, 2114875, 2121613, 2121614, 2125668, 2127835, 2143072, 2146341, 2146753 на изобретения и патента РФ № 48420S на промышленный образец (12 вариантов), которые впрямую касаются продукции, выпускаемой предприятием. При этом директор лично и неоднократно выступал в качестве лицензиара в договорах о предоставлении лицензий на упомянутые объекты промышленной собственности (см., например, журнал «Патенты и лицензии» №5 за 2002 г., раздел «Журнал в журнале «Рынок лицензий», договоры № 12221, 12222, 12223, 12224, 12226, 12227, 12228, 12229, 12275, 12277, 12278, 12279), лицензиатом в которых фигурировали предприятия ООО «Автон-3», НПФ «Автон-3», ООО «Автон-4», «Автон-12», «Автон-21».

Единичный случай, скажете вы, а директор – настоящий конструктор, дизайнер и изобретатель. А по-моему, он – человек, сумевший с максимальной пользой приспособиться к нашему несовершенному законодательству.

РАБОТОДАТЕЛЬ, ПОРА ПРИНИМАТЬ МЕРЫ

Не определенный в Законе размер авторского вознаграждения, равно как и авторский рэкет, безусловно, пугают работодателя. И в его голове неизбежно возникает вопрос: а можно ли избежать выплат авторам?

Рекомендую несколько доступных каждому работодателю решений:

увольнять с предприятия авторов объектов промышленной собственности;

подавать в патентное ведомство заявку на патент на одно техническое решение, в описание к которой включать все сведения об изделии, в том числе материалы, названия комплектующих, геометрические размеры частей, фотографии изделия снаружи и внутри. Просить экспертизу опубликовать описание изобретения в редакции заявителя. Таким образом, на одно изделие будет гарантированно существовать лишь один охранный документ;

подавать заявки на полезные модели на все возможные технические решения, присутствующие в изделии, а в качестве авторов указывать доверенное лицо предприятия – главного инженера, главного конструктора, главного пожарника и т.п. При этом в целях экономии средств полученные охранные документы не поддерживать;

публиковать в каком-либо познавательном журнале подробное описание изделия и его составных частей;

подавать на навязываемые авторами заведомо слабые (с низким изобретательским уровнем) технические решения заявки на получение патента на изобретение. При этом ходатайство на проведение экспертизы по существу заявки подавать по истечении 18 месяцев с даты приоритета. Поручить оформление таких заявок самому бездарному инженеру патентной службы предприятия.

Смешные меры, правда? Но они – вполне адекватный ответ на положения ст. 8 Патентного закона. Как говорили древние: dura lex, sed lex (закон суров, но это закон).