Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 



Комментарии к изменениям и дополнениям Закона "О товарных знаках…"

Мещеряков В.А. - Заместитель начальника Юридического отдела ООО "Юридическая фирма Городисский и партнеры", член рабочей группы Государственной Думы РФ по подготовке Закона, комментирует принятые изменения и дополнения.

Закон направлен на гармонизацию российского законодательства по товарным знакам с законодательствами наиболее развитых стран мира, воспроизводя ряд международных стандартов в этой области, предусмотренных Парижской конвенцией по охране промышленной собственности, Соглашением по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (TRIPS) и Договором по праву в области товарных знаков (TLT).

В статье 4 Закона «Исключительное право на товарный знак» товары и их упаковки дополнены этикетками для этих товаров. Это означает, что действие прав на товарный знак распространяется не только на товары и их упаковки, но и на этикетки для этих товаров. При этом товары, этикетки и упаковки этих товаров, на которых незаконно используется охраняемый товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение, считаются контрафактными. Новая редакция указанной статьи относит несанкционированное использование доменного имени в сети Интернет, воспроизводящего зарегистрированный товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение, к нарушению прав на товарный знак. Это происходит при условии, когда по этому виртуальному адресу осуществляется продажа однородных товаров. Такое положение должно завершить не единообразную судебную практику страны в части толкования отношений между товарным знаком и доменным именем.

В новой редакции статьи 6 Закона «Абсолютные основания для отказа в регистрации» воспроизведено положение TRIPS, устанавливающее запрет регистрации товарного знака, представляющего собой или содержащего элементы, которые охраняются в стране-участнице международного договора Российской Федерации в качестве обозначений, идентифицирующих вина или спиртные напитки как происходящие с территории этой страны и имеющие особое качество, репутацию или другие характеристики, которые определяются их происхождением, если товарный знак предназначен для обозначения вин или спиртных напитков, не происходящих с территории этой страны. Это положение направлено на защиту прав и законных интересов традиционных производителей вин и спиртных напитков, пользующихся повышенным спросом и происходящих из широко известных территорий.

В статье 7 Закона «Иные основания для отказа в регистрации» изменены условия противопоставления охраняемого фирменного наименования зарегистрированному товарному знаку. Во-первых, уточнено, что не может быть зарегистрирован товарный знак, только тождественный фирменному наименованию, а не сходный с ним до степени смешения. Во-вторых, исключено условие известности фирменного наименования, т.е. противопоставлено может быть любое охраняемое фирменное наименование, а не только приобретшее широкую известность. Уточнено, что фирменное наименование может быть противопоставлено охраняемому товарному знаку при условии, что право на фирменное наименование возникло ранее даты приоритета товарного знака. В целом это положение обеспечивает справедливое условие защиты своих прав и законных интересов для обладателей всех фирменных наименований, а не только широко известных. Новой редакцией статьи 8 Закона «Заявка на регистрацию товарного знака» установлено, что перевод на русский язык документов, прилагаемых к заявке, может быть представлен заявителем не позднее двух месяцев с даты направления ему Роспатентом уведомления о необходимости выполнения этого требования. Сейчас перевод должен быть представлен в течение двух месяцев после поступления заявки в Роспатент. Фактически это позволит удлинить срок представления перевода указанных документов.

В статье 10 Закона «Экспертиза заявки на товарный знак» уточнены условия продления срока представления в Роспатент запрошенных материалов: продлевается не более чем на шесть месяцев по просьбе заявителя, а на более длительный срок - при подтверждении уважительных причин.

Воспроизведено одно из трех положений TLT о выделении заявки на товарный знак при условии, что товары в заявках являются неоднородными. Это создает благоприятные условия для заявителей в ситуации, когда Роспатент намерен зарегистрировать товарный знак только в отношении части товаров или услуг. В этом случае разделение заявки позволит без задержки произвести регистрацию этого товарного знака в отношении части товаров или услуг, а в отношении другой части у заявителя будет возможность оспаривания решения об отказе..

В новой редакции статьи 17 Закона «Внесение изменений в регистрацию» воспроизведено положение TLT о разделении зарегистрированного товарного знака на этапе оспаривания действительности его охраны. Это положение позволит производить спор только в отношении части товаров или услуг, а действие охраняемого знака в отношении другой части будет продолжаться вне зависимости от результатов рассмотрения спора.

В Закон введена дополнительная глава 2 прим. «Общеизвестный товарный знак, его правовая охрана», регулирующая правоотношения по поводу этих знаков. Данная глава соответствует полностью положению TRIPS о том, что права на общеизвестный товарный знак, который ранее был зарегистрирован как обычный, распространяются и на товары, неоднородные тем, в отношении которых этот товарный знак был зарегистрирован. Это важно в случае, если использование другим лицом этого товарного знака в отношении указанных неоднородных товаров будет ассоциироваться у потребителей с владельцем общеизвестного товарного знака и может ущемить его законные интересы.

В статье 22 Закона «Использование товарного знака и последствия его неиспользования» предусматривается сокращение срока непрерывного неиспользования зарегистрированного товарного знака как основания для досрочного прекращения его правовой охраны с пяти до трех лет.

В новой редакцией статьи 23 Закона «Исчерпание прав, основанных на регистрации товарного знака» уточнено, что для целей данной статьи введение товаров в гражданский оборот должно быть только на территории Российской Федерации. Это уточнение должно исключить отнесение к исчерпанию прав случаев, когда маркированный товарным знаком товар правомерно введен в гражданский оборот на территории иностранного государства, а затем ввозится на территорию Российской Федерации.

В статьях 28 Закона «Признание регистрации товарного знака недействительной» и 29 «Аннулирование регистрации товарного знака» воспроизведены положения статьи 6 septies Парижской конвенции по охране промышленной собственности о признании недействительным предоставление правовой охраны агенту или представителю того, кто является владельцем этого знака в одной из стран-участниц этой Конвенции, без разрешения этого владельца. Кроме этого, установлено, что предоставление правовой охраны товарному знаку может быть признано недействительным полностью или частично, если действия правообладателя, связанные с регистрацией товарного знака, признаны антимонопольным органом или судом актом недобросовестной конкуренции. Наряду с этой нормой Законом «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» установлена корреспондирующаяся норма о праве антимонопольного органа при аналогичных обстоятельствах регистрации товарного знака принять решение о признании ее недействительной. Эти нормы направлены на пресечение так называемых пиратских регистраций, когда товарный знак, изначально используемый одним лицом, регистрируется на имя другого, которое знало об этом использовании и приобрело исключительные права лишь для продажи (уступки) товарного знака первоначальному пользователю.

В новой редакции статьи 46 Закона «Ответственность за незаконное использование товарного знака и наименования места происхождения товара» установлена дополнительная санкция в отношении нарушения исключительного права на товарный знак - уничтожение за счет нарушителя контрафактных товаров, этикеток, упаковок в случае невозможности удаления с них незаконно используемого товарного знака или сходного с ним до степени смешения обозначения. Исключение составляют случаи передачи этих контрафактных товаров в доход государства, передачи их правообладателю по его заявлению в счет возмещения убытков или в целях их последующего уничтожения.

В этой же статье, которым установлено дополнительное право владельцам товарных знаков вместо требования о взыскании причиненных убытков требовать от нарушителя выплаты определяемой судом компенсации в размере от 1 тысячи до 50 тысяч минимальных размеров оплаты труда.