Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 



Использование объектов интеллектуальной собственности в рекламе без согласия правообладателя: новое в европейской судебной практике.

Использование объектов интеллектуальной собственности в рекламе без согласия правообладателя: новое в европейской судебной практике. Петровская Евгения Владимировна

Петровская Е.В, Патентный поверенный РФ

В октябре 2010 года Трибунал Высокой Инстанции Парижа (TGI de Paris) рассмотрел иск дизайнеров Катерин Леви и Сиголен Пребуа к компании Лез Уврие дю Паради (Les Ouvriers du paradis) об использовании в рекламном видеоролике объекта авторского права без разрешения правообладателей. Решение оказалось нетипичным для европейской практики.

До сих пор при рассмотрении сходных дел суды различных инстанций признавали действия по использованию в рекламных целях объектов интеллектуальной собственности без согласия правообладателей нарушающими права их владельцев.

Европейская практика изобилует спорами подобного типа, достаточно привести в качестве примера лишь несколько:

   - дело об использовании в рекламной кампании банковских услуг фотографий, содержащих изображения предметов мебели (дело Ле Корбюзье против Гетти Имаж (Le Corbusier/Getti Images), рассмотренное Апелляционным Судом Парижа 17 ноября 2010 года);

   - дело о воспроизведении модели ботинок на фотографии, являющейся частью рекламной кампании модной одежды (дело Луи Вуиттона против H&M (Louis Vuitton/H & M) , рассмотренное Трибуналом Высокой Инстанции Парижа 9 апреля 2010);

   - дело об использовании модели бижутерии в рекламе продукции по уходу за волосами (дело Морган Белло против Жеме (Morgane Bello/Gemey) рассмотренное Трибуналом Высокой Инстанции Парижа 1 октября 2010 года);

   - дело о использовании изображения отвёртки в рекламе картонной упаковки (дело БГИ против ДС Смит Кайзерсберг (BGI/DS SMITH KAYSERSBERG), рассмотренное Трибуналом Высокой Инстанции Парижа 23 августа 2007 года);

   - дело о воспроизведении модели ботинок на фотографии, являющейся частью рекламной кампании модной одежды (дело Лубутэна против Феро (Louboutin/Féraud) рассмотренное парижским судом 7 июня 2006 года).

Во всех перечисленных случаях суды признали производителей рекламы виновными в нарушении исключительных прав истцов.

В российской практике также известны споры подобного типа. Многие помнят о нашумевшем иске французской компании ЛУИ ВУИТТОН МАЛЛЕТЬЕ (LOUIS VUITTON MALLETIER) к ОАО «Нидан Соки», также известном как «дело чемоданов против соков». Спор возник из-за того, что в видеоролике, рекламировавшем сок, фигурировали чемоданы с товарным знаком истца. Суды различных инстанций вплоть до Высшего Арбитражного Суда признали такое использование без согласия правообладателя нарушением исключительного права владельца товарного знака, несмотря на то, что в рекламном ролике чемоданы играли только роль реквизита и внимание зрителей на них не акцентировалось.[1]

Тем интереснее вынесенное 15 октября 2010 года в Парижском Трибунале Высокой Инстанции решение по иску дизайнеров Катерин Леви и Сиголен Пребуа, кардинально отличающееся по смыслу от ранее принимавшихся по подобным делам решений.

Фабула: в 1995 году дизайнерами Катерин Леви и Сиголен Пребуа было создана электрическая световая гирлянда, состоящая из элементов кубической формы, выполненных из белой или цветной бумаги. Гирлянда была выпущена в коммерческий оборот под названием «Tsé&Tsé».

В 2009 году световая гирлянда «Tsé&Tsé» была замечена в видеоролике, рекламирующем туалетную бумагу Lotus. По сюжету ролика сидящая в туалетной комнате молодая женщина сооружает себе фату из обрывков туалетной бумаги Lotus. Туалетная комната освещается светильником, который и стал причиной спора. Дизайнеры светильника обвинили создавшую видеоролик компанию Ouvriers du Paradis в нарушении авторского права.

Кадр из рекламного ролика:
Кадр из рекламного ролика

В ходе судебного разбирательства ответчик пытался оспорить наличие авторского права у истцов, мотивируя это тем, что осветительная гирлянда в силу своей функции не обладает оригинальностью и не является объектом авторского права. Однако данное мнение не нашло поддержки у суда, который признал наличие у истцов авторского права на световую гирлянду и, следовательно, права на обращение в суд с иском о нарушении авторского права.

При анализе рекламного видеоролика судом были отмечены следующие обстоятельства:
   • Световая гирлянда, фигурирующая в рекламном ролике, ни разу не показана крупным планом в течение всех 30 секунд показа.
   • Световая гирлянда располагается в глубине помещения справа от героини ролика, тогда как сюжетный акцент делается на рулоне туалетной бумаги, который героиня ролика постепенно разматывает, то есть внимание зрителей сконцентрировано на левой части экрана.
   • Световая гирлянда видна не на всех кадрах ролика и ни одного раза не показывается отдельно, что затрудняет её идентификацию.
   • Целью рекламного ролика является привлечение внимание к товару, а именно – к туалетной бумаге марки Lotus. Оригинальность сюжета ролика, заключающегося в том, что молодая женщина в платье невесты сидит на унитазе и сооружает себе фату из туалетной бумаги, приковывает всё внимание зрителей (потребителей). Отвлечение внимания зрителей на световую гирлянду при таком сюжете маловероятно.
   • Кроме того, суд сделал акцент на том, что световая гирлянда играет по сюжету видеоролика только роль аксессуара, тогда как целью ролика является реклама гигиенического средства.

Всё вышесказанное позволило Трибуналу Высокой Инстанции Парижа вынести решение об отказе в удовлетворении иска и об отсутствии нарушения авторских прав.

Анализируя доводы, на которых базируется решение суда, можно с уверенностью предположить, что при использовании кадров из этого же видеоролика для «статичной» рекламы – в журналах, на рекламных растяжках или в сети Интернет – решение суда стало бы иным.

В рассмотренном случае производителя рекламного ролика от обвинения в нарушении авторского права не в последнюю очередь спасла оригинальность сюжета и отсутствие каких бы то ни было акцентов, привлекающих внимание зрителей именно к использованному объекту авторского права. Напомню, что в видеоролике, посвящённом рекламе соков, был сделан акцент на противопоставлении гламурного и обычного имиджа, и истец был возмущён тем, что роскошные товары были показаны в негативном свете.

В России после вынесения решения по делу «чемоданов против соков» высказывались тревожные прогнозы относительно того, что созданный прецедент вызовет «вал» подобных дел. Отмечались и печальные перспективы производителей рекламы, в которой мелькают чужие объекты интеллектуальной собственности – будь то товарные знаки, промышленные образцы или объекты авторского права. Представляется, что французский опыт во многом может быть полезен как производителям рекламы, так и специалистам в области интеллектуальной собственности.

Источники:
PIBD N 933, февраль 2011 (Документальный Бюллетень Промышленной Собственности, издание французского Национального Института Промышленной Собственности)


[1] Стоит отметить, что решением суда первой инстанции в иске было отказано, однако и апелляционная, и кассационная инстанция, и ВАС признали действия ответчика нарушающими исключительное право истца.