Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 



Право на доступ к объекту исключительных прав через компьютерную сеть как часть права интеллектуальной собственности

Калятин В.О., кандидат юридических наук, юрист московского представительства международной юридической фирмы «Фрешфилдс Брукхаус Дерингер»

Доклад на IV Научно-практической конференции «Право и Интернет: теория и практика (17 декабря 2002 г.)»

Появление Интернета и начало широкого использования объектов исключительных прав поставило проблему применения законодательства об исключительных правах к отношениям в связи с использованием Интернета. Не вызывает сомнений, что размещение произведения в Интернете должно признаваться использованием соответствующего объекта исключительных прав. Но в отношении круга норм, подлежащих применению к отношениям в связи с использованием Интернета единства нет.

Ярче всего возникающие проблемы видны на примере авторского права. Позволю высказать мнение, что ни одно из авторских правомочий, закрепленных в Законе РФ «Об авторском праве и смежных правах» не способно отразить специфику использования объекта авторского права в Интернете, поскольку существующие авторские правомочия ориентированы на определенные виды объектов и определенные формы их использования. Такая ситуация является для авторского права не является чем-то исключительным – всю историю авторское право развивалось за счет добавления новых правомочий при появлении новых технических средств использования произведения.

Конечно, запись произведения на компьютер безусловно может рассматриваться как воспроизведение. На этой стадии использования произведения нарушения может и не происходить, поскольку владелец сайта может иметь право на запись произведения на свой компьютер. Но если к содержанию компьютера (включая данное произведение) открывается доступ через Интернет, то существующие авторские правомочия не срабатывают. Причина здесь как в узкой ориентированности отдельных правомочий на совершенно определенные объекты и способы их использования, так и в том, что все существующие авторские правомочия предполагают активные действия пользователя произведения, в то время, как в нашем случае активные действия осуществляют посетители сайта, причем действия таких лиц, как правило, будут находиться в сфере частного использования произведения, не требующей получения согласия владельца авторских прав.

Лицо, помещающее произведение в Интернет, осуществляет воспроизведение произведения только в момент его записи на свой компьютер (на что оно может иметь разрешение), но не в момент открытия доступа к компьютеру. Значение действий этого лица не в том, что оно осуществляет однократное воспроизведение какого-то произведения (это действие может и не иметь прямого отношения к использованию данным лицом Интернета), а в создании условий для использования этого произведения другими лицами. Ссылка на право воспроизведения при привлечении к ответственности владельца сайта означала бы искажение сущности права на воспроизведение – поскольку само по себе это право не связано с предоставлением копий произведения публике и предполагает в дальнейшем действия пользователя, охватываемые иными авторскими правомочиями.

Право на распространение также мало применимо к деятельности лица, поместившего произведение в Интернете, поскольку это право по своей сути направлено на установление контроля над оборотом экземпляров произведения, что, подчеркивалось и в литературе. Говорить же о распространении произведения в связи с появлением копии произведения на компьютере пользователя Интернета нельзя – это означало бы стирание границы между правом на распространение и правом на передачу в эфир и по кабелю, критерий разделения которых лежим именно в том, распространяется ли материальный или нематериальный носитель произведения.

Следующими в списке будут права на публичный показ и на публичное исполнение (право на импорт я пропускаю, поскольку оно принципиально не отличается от права на распространение). Но применение этих прав возможно только в отношении достаточно узкой группы произведений, а с другой стороны, - очевидна явная натяжка в распространении этого правового режима на новое явление. Назначение прав на публичный показ и публичное исполнение – обеспечить возможность контроля автора за использованием его произведения связанным с непосредственным его восприятием.

Наконец, у нас есть еще в запасе право на передачу произведения в эфир и право на передачу произведения по кабелю. Здесь непреодолимым препятствием становится то, что активная роль достается пользователям Интернета: они копируют произведение, а не владелец сайта передает его. В нынешней формулировке эти правомочия оказываются неприменимыми к размещению произведения в Интернете. Возможным решением могло бы быть изменение формулировки, хотя бы по типу ст. 8 Договора ВОИС по авторскому праву 1996 г.: эта статья говорит об исключительном праве разрешать любое сообщение своих произведений для всеобщего сведения по проводам или средствами беспроволочной связи, включая доведение своих произведений до всеобщего сведения таки образом, что представители публики могут осуществлять доступ к таким произведениям из любого места и в любое время по их собственному выбору.

В этом определении есть ключевое слово, которое позволяет решить проблему: «доступ». Законодательство должно содержать право на открытие доступа к произведению через сеть, только тогда можно говорить не об искусственном растяжении имеющихся авторских правомочий на неподходящие к ним случаи (что мы часто наблюдаем сегодня при рассмотрении споров о защите авторских прав в сети), а о естественном развитии системы авторских правомочий. Можно было бы и в целом рассматривать систему авторских правомочий как систему способов предоставления доступа к произведению, однако это уже другая тема.

Думается, однако, что не стоит ограничиваться только авторским правом. Схожие проблемы можно найти и в связи с использованием иных объектов исключительных прав, включая реализацию в рамках сайта тех или иных технологий, размещение товарных знаков и иных средств индивидуализации и т.д. Не секрет, что из нарушений права на товарный знак, перечисленных в Законе РФ «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров», к сфере Интернета напрямую могут иметь отношение лишь несанкционированное предложение к продаже и продажа (либо иное введение в хозяйственный оборот соответствующих объектов), что ограничивает возможности по защите интересов владельца товарного знака.

Для объектов же носящих информационный характер (конфиденциальная информация, включая ноу-хау, информационные ресурсы) основным является не контроль за использованием соответствующего объекта (после того, как конфиденциальная информация разглашена, ее владелец не может запретить дальнейшее ее распространение), а определение режима доступа к информации. Именно во введении права на открытие доступа к объекту исключительных прав мне видится решение поставленных перед правовой наукой проблем.

Можно заметить, что в некоторых случаях речь уже идет об использовании выходящем за пределы Интернета. В этом также заключается важность обсуждаемых нами сегодня проблем: вопросы, которые поставил перед правовой доктриной Интернет позволяют не просто приспособить тот или иной правовой институт к определенной технической реальности, но найти пути дальнейшего развития системы исключительных прав в целом. Если законодатель сможет среагировать на возникшую ситуацию, право интеллектуальной собственности будет не только отражать существующие условия использования Интернета, но и окажется способным реагировать на последующий технический прогресс.

Ограниченный объем выступления не позволяет мне коснуться мне многих интересных проблем, связанных с данным вопросом, однако, надеюсь, что основную свою идею мне удалось изложить.