Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 



Ах, эти желтые штаны!

А.В.Лисовский - инженер из Тольятти

Руководство Роспатента вновь заявило о необходимости принятия закона о патентных поверенных Российской Федерации[1].

Патентные поверенные – это примерно 825 граждан нашей страны, постоянно проживающих в ней (причем более половины – в Москве), имеющих высшее образование, четырехлетний (и более) опыт практической работы в области охраны промышленной собственности и сдавшие квалификационный экзамен в Роспатенте. Через патентных поверенных в ФИПС подается примерно пятая часть заявок на изобретения и полезные модели, а также примерно третья часть заявок на промышленные образцы и товарные знаки[2].

Остальная, львиная доля заявок подается в соответствии с п. 1 ст. 15 Патентного закона гражданами России или самостоятельно, благо образованных людей у нас хоть отбавляй, или через специалистов в сфере правовой охраны и использования объектов интеллектуальной собственности, например, через выпускников РГИИС Роспатента.

Патентный поверенный на сегодняшний день, по большому счету, отличается от других специалистов в области охраны промышленной собственности тем, что он имеет исключительное право обслуживать иностранных заявителей. Но поскольку в большинстве городов России нет заявителей-иностранцев, то проживающим в этих городах патентоведам звание патентного поверенного сродни «краповому берету»: велика честь, но ничего, кроме удовлетворения собственного тщеславия, не дает. Например, на пять патентных поверенных, проживающих в г.Тольятти, за последние несколько лет пришелся лишь один иностранный заявитель, да и тот родом из бывшего СССР.

Понятно, что федеральный закон нужен исключительно столичному корпусу патентных поверенных, которые сегодня делят между собой практически всю клиентуру зарубежных заявителей.

Благодаря закону у патентных поверенных Москвы появится возможность стать еще более «исключительными», трансформировав свой престижный «краповый берет» в приносящие значительно больший доход «желтые штаны» и существенно расширив столичный рынок патентных услуг за счет ранее не охваченных отечественных заявителей. При этом создаваемая столичная палата патентных поверенных, которая хочет именоваться российской палатой патентных поверенных (что есть Россия – Москва да периферия), призвана служить инструментом мирного дележа рынка патентных услуг между наиболее влиятельными фирмами патентных поверенных (крупнейшая из них – «Городисский и партнеры» – насчитывает более 75 патентных поверенных). В полную зависимость от подобных фирм-монстров после принятия закона автоматически попадут все работающие на рынке оказания патентных услуг специалисты – не патентные поверенные из разных городов России.

После принятия закона наиболее состоятельная и мобильная часть специалистов в области охраны промышленной собственности помчится в славный город Москву, где заплатит немалую мзду столичным гостиницам (за проживание) и подведомственным организациям Роспатента (за учебу на подготовительных курсах, допуск к деятельности, которой они ранее занимались совершенно свободно, и регистрацию). Поскольку считается, что на начальном этапе становления корпуса патентных поверенных к последним на квалификационном экзамене предъявлялись низкие («либеральные») требования (см. указ. обзор, с. 4), последние будут при содействии все той же столичной палаты патентных поверенных ужесточены.

Счастливчики, благополучно прошедшие испытание экзаменом, должны будут заплатить членские взносы, как следует застраховаться от последствий своей неумелой деятельности и присоединиться к одной из крупных столичных патентных фирм.

Не сумевшие сдать экзамен москвичи-неудачники станут подмастерьями у представителей корпуса патентных поверенных (в их компетенции – отыскать среди многочисленных просителей-провинциалов, жаждущих заключить договор с его высочеством патентным поверенным, самого денежного клиента, сбегать за бутербродами или заявку оформить).

Совершенно очевидно, что после принятия закона стоимость патентных услуг для граждан России многократно возрастает и сравняется с московской.

И все же закон не в полной мере отражает аппетиты московских патентных поверенных. Его разработчики явно поскромничали, не включив в права патентных поверенных исключительное право на проведение патентных исследований. А ведь патентные исследования – самая дорогостоящая патентная услуга!

Принимая во внимание закрытие в 2002 г. бесплатного доступа к российской (московской) патентной базе через Интернет и высокие цены на официальные бюллетени Роспатента, бoльшая часть нуждающихся в прояснении вопросов патентной чистоты сегодня едет «за правдой» в ВПТБ. Вот тут бы их и встретить патрулями патентных поверенных да закрытыми дверями ВПТБ!

Но это все мечты. А пока против закона голосуют не только специалисты, не являющиеся патентными поверенными, но и многие не желающие «строиться» и «радоваться по приказу» патентные поверенные.

Думаю, что и остальные граждане России, если им рассказать, что их (без их на то ведома!) опять пытаются кинуть, на этот раз отнимая данное им Патентным законом право на подачу заявки, тоже скажут громкое «Кю!» одиозному закону.


[1] Корчагин А.Д., Алексеева О.Л. Закон о патентных поверенных: кто виноват и что делать?//Патенты и лицензии. 2002. № 10. С. 2.
[2] Патентные поверенные Российской Федерации в 2001 году: вопросы взаимодействия с патентным ведомством. Аналитический обзор/ Сост. О.Л. Алексеева и др. М.: ИНИЦ Роспатента, 2002.