Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 


Федерация Защиты Правообладателей

Закон нуждается в совершенствовании

Медведев В.Н. – патентный поверенный, управляющий партнер юридической фирмы «Городисский и партнеры»

1. Необходимость изменения Положения о патентных поверенных (далее – Положение), утвержденного Правительством Российской Федерации еще в 1993 г., а также регулирования института патентных поверенных именно законом, а не правительственным актом была обусловлена объективными причинами. Наиболее принципиальными и важными являются следующие три.

Первая. Изначально заложенная в Положении административная система управления деятельностью патентных поверенных государством в лице патентного ведомства (Роспатента) была вынужденной, поскольку в тот период институт частных (негосударственных) патентных поверенных фактически не существовал. Еще тогда было ясно, что эта система порочна, поскольку ставит патентных поверенных в зависимость от государственного органа власти (Роспатента), перед которым они должны представлять своих доверителей (заявителей, правообладателей и иных заинтересованных лиц), защищая при этом их права и законные интересы от нарушения самим Роспатентом.

После регистрации достаточно большого числа патентных поверенных (в настоящее время их более 1200) и накопления ими соответствующего опыта появилась возможность изменить эту систему и перевести ее на принципы саморегулирования, как это уже давно сложилось в странах с высокоразвитой системой интеллектуальной собственности. Поскольку перевод этой системы управления относится к регулированию гражданских отношений, то и актом, их регулирующим, должен быть законодательный, а не подзаконный акт. При этом регулирование деятельности патентных поверенных законом повышает значимость института патентных поверенных в государстве и обществе и создает условия для его дальнейшего развития.

Вторая. Предусмотренная Положением система аттестации патентных поверенных была ориентирована на уровень требований к профессиональным качествам патентного поверенного, которым могло бы отвечать большое число соответствующих специалистов. В отличие от аналогичных требований, установленных для патентных поверенных в развитых странах мира, указанные требования были более либеральны. Например, Положение о патентных поверенных не предусматривало обязательную стажировку в патентном ведомстве и судах по вопросам интеллектуальной собственности, обязательную работу в качестве помощника патентного поверенного с предоставлением характеристики патентного поверенного по ее результатам.

Либерализм этих требований также объясняется тем, что в тот период в России необходимо было как можно быстрее зарегистрировать достаточное число патентных поверенных, необходимое для удовлетворения спроса на профессиональное представительство, возникшего в связи с вступлением в силу специальных законов в области интеллектуальной собственности. В настоящее время рынок патентных услуг (профессиональное представительство) уже сформировался и нуждается не столько в расширении, сколько в повышении качества патентных услуг, что можно обеспечить только на основе повышения компетентности патентных поверенных и добросовестной конкуренции между ними.

Третья. К ней можно отнести остальное. Одной из существенных причин этой группы являются нормы Положения, регулирующие требования к доверенности патентного поверенного. Эти нормы устанавливали не соответствующее гражданскому законодательству требование легализации доверенности, выданной за пределами Российской Федерации. При этом различными нормативными актами Роспатента были установлены разные требования к доверенности патентного поверенного в зависимости от объектов (изобретения, товарные знаки) и этапа рассмотрения (экспертиза – ФИПС, споры – Палата по патентным спорам).

Еще одна существенная причина – недостаточно полное регулирование форм деятельности патентных поверенных. Несмотря на то, что Положением были предусмотрены обе формы – индивидуальная и работа по найму (трудовому договору), в отношении второй формы не были установлены правила договорных отношений между патентным поверенным и клиентом.

2. Принятый Закон частично и не в должной мере решает указанные выше проблемы и по этой причине кардинальных изменений на рынок патентных услуг, их качество и стоимость не внесет.

3. Требования к патентному поверенному изменены (повышены) только относительно того, что четырехлетний опыт работы, необходимый для аттестации в качестве патентного поверенного, должен соответствовать той специализации, по которой кандидат может быть аттестован в качестве патентного поверенного. Как уже отмечалось, отечественная система профессиональных требований для аттестации патентного поверенного более либеральна в сравнении с теми же требованиями в развитых странах мира. По этой причине рынок патентных услуг продолжает пополняться патентными поверенными, профессиональный уровень которых, дипломатично выражаясь, оставляет желать лучшего.

4. В отношении наиболее острой проблемы зависимости патентных поверенных от Роспатента законом «О патентных поверенных» предусмотрен ряд положений, принципиальным образом меняющих состояние этой проблемы.

В отличие от Положения Закон не предоставляет Роспатенту право лишать патентного поверенного его статуса и предусматривает следующие санкции к патентным поверенным:
   предупреждение;
   приостановление деятельности патентного поверенного на срок до одного года или исключение его из Реестра на срок до трех лет с возможностью последующего восстановления при условии повторной аттестации или без аттестации.

Первая из санкций применяется апелляционной комиссией Роспатента, а две другие – только судом по результатам рассмотрения иска Роспатента.

Кроме того, 1/3 апелляционной комиссии Роспатента должна состоять из представителей общественных организаций патентных поверенных. При этом жалобы на действия патентных поверенных могут быть поданы только лицами, которых представляли патентные поверенные, а не представителями Роспатента, решения и действия которого оспариваются патентными поверенными.

Разумеется, Закон в значительной степени устраняет зависимость патентных поверенных от Роспатента. Дело в том, что в этих условиях Роспатент вряд ли будет обращаться в суд с иском в отношении патентных поверенных так просто, как он принимал или пытался принять меры к патентным поверенным в последнее время. Суд – процесс состязательный, где Роспатент может выступать только как одна из сторон спора, а не как орган, принимающий решение. И это положительный фактор для решения проблемы зависимости патентных поверенных от Роспатента.

Однако указанные изменения переводят условия регулирования деятельности патентных поверенных из одной крайности в другую. Нарушения патентными поверенными законодательства либо их некорректное отношение могут заключаться не только в отношениях с Роспатентом, но и в конфликтах с лицами, которых они представляют.

Конфликтные ситуации между патентными поверенными и лицами, которых они представляют или которым оказывают услуги, по объективным причинам и во многих случаях не затрагивают интересы Роспатента. Поэтому рассмотрение этих конфликтных ситуаций ведомством будет дополнительной и непривлекательной для Роспатента нагрузкой, необоснованно отвлекающей его от прямых функций. Да и в целом изъятие Законом из правомочий Роспатента такого действенного правомочия, как принятие решения о лишении статуса патентного поверенного, будет препятствовать эффективному контролю Роспатента за деятельностью патентных поверенных, возложенному на него Законом.

Нарушения патентными поверенными законодательства или их некорректные действия в отношениях с Роспатентом в ряде случаев могут быть признаны нарушающими действующее законодательство. Однако в этих случаях, по естественным и известным причинам, Роспатент, являясь заинтересованной стороной, не сможет эффективно их пресекать.

В совокупности указанные обстоятельства означают, что в действительности уровень и эффективность осуществляемого государством в лице Роспатента контроля за деятельностью патентных поверенных должны существенно снизиться, если не сказать свестись на нет.

Именно с учетом всех изложенных причин в странах мира с развитой системой интеллектуальной собственности контроль за деятельностью патентных поверенных возложен не на государство в лице национального патентного ведомства, а на само сообщество патентных поверенных, основанное на принципах саморегулирования. Эффективность такой системы контроля определяется заинтересованностью самих патентных поверенных в соблюдении не только законодательства, но и принятыми ими самими норм профессиональной этики как в отношениях с потребителями патентных услуг, так и с патентным ведомством. Заинтересованность обусловлена тем, что патентные поверенные являются конкурентами на рынке патентных услуг, в связи с чем незаконные и некорректные действия одних патентных поверенных ущемляют права и законные интересы других патентных поверенных. В итоге уровень законности и корректности действий патентных поверенных определяет уровень правовой защищенности граждан и юридических лиц в данной области правоотношений и правовую культуру в целом.

По естественным причинам принятая Законом система регулирования деятельности патентных поверенных удовлетворяет интересы тех патентных поверенных, которые, как правило, работая самостоятельно либо по трудовому договору с работодателем, не являющимся фирмой патентных поверенных (различные государственные и негосударственные предприятия), оказывают в основном услуги по оформлению и подаче заявок на выдачу охранных документов, не вступая в конфликт с Роспатентом, обусловленный необходимостью оспаривания его необоснованных действий и решений, а также не конкурируя с другими патентными поверенными. Такие патентные поверенные заинтересованы в отсутствии вообще какой-либо системы управления их деятельностью.

Эта система регулирования удовлетворяет также и тех патентных поверенных, которые вступают в незаконные отношения с экспертами Роспатента и заинтересованы в так называемой неравноудаленности от него. И лишь патентных поверенных, которые, как правило, работают в фирмах патентных поверенных, занимают на рынке патентных услуг существенное положение, поскольку имеют большую клиентскую базу и выполняют большой объем патентных услуг не только по подаче заявок на выдачу охранных документов, но и по оспариванию решений Роспатента, как в административном, так и судебном порядке, такая система управления деятельностью патентных поверенных не может удовлетворить в полной мере, поскольку она неэффективна для пресечения недобросовестной конкуренции на рынке патентных услуг. Эта дифференциация патентных поверенных объяснима и естественна. Объяснимыми являются и опасения некоторых патентных поверенных, что в случае перехода на принципы саморегулирования наиболее влиятельные фирмы патентных поверенных могут приобрести преимущества в этой системе управления.

Оценивая все эти обстоятельства кратко, можно сказать, что система регулирования деятельности любых профессиональных групп специалистов, включая патентных поверенных, основанная на саморегулировании, в отличие от системы регулирования деятельности государством, характерной для административной системы управления, представляет собой элемент гражданского общества. Как и любая демократическая форма управления, система саморегулирования основана на принятии решений демократическим путем, с учетом мнения всех участников процесса, выборе ими управляющих органов, что требует активной гражданской позиции участников.

По указанным причинам принятую Законом систему управления можно рассматривать как промежуточный этап развития института патентных поверенных в России.

5. К немногочисленным положительным новеллам Закона можно отнести положения, регулирующие требования к доверенности патентного поверенного (часть 2 ст. 4). Требования к доверенности патентного поверенного, во-первых, теперь должны быть одинаковыми, то есть применимыми для любых видов объектов и этапов рассмотрения дел в Роспатенте, а во-вторых, значительно упрощены, что соответствует мировым стандартам. В частности, отменено требование о нотариальном заверении доверенности. Это означает, что ни копия доверенности, ни тем более оригинал, а также перевод на русский язык не требуют нотариального заверения. Из этого следует, что копия доверенности и перевод на русский язык могут быть заверены доверителем или самим патентным поверенным. Кроме того, доверенность предоставляется только по запросу Роспатента в случаях, когда возникает необходимость подтвердить полномочия патентного поверенного. Указанные требования установлены для всех доверенностей, в том числе и выдаваемых за рубежом.

Эти новеллы, как и основные немногочисленные положительные новеллы, были рекомендованы патентными поверенными во изменение редакции, подготовленной Роспатентом, которая содержала противоречащее ст. 1209 ГК РФ требование, предусматривающее необходимость легализации в консульском учреждении Российской Федерации доверенности, выдаваемой за рубежом, если у Роспатента есть обоснованные сомнения в соответствии содержания и оформления доверенности требованиям законодательства страны ее происхождения.

В этой связи представляется странным высказанное заместителем руководителя Роспатента Л.Л.Кирий в интернет-интервью от 18 февраля 2009 г. мнение о дополнительном требовании к содержанию доверенности патентного поверенного, не предусмотренном законом «О патентных поверенных», и особых случаях, не предусмотренных этим Законом, когда представление доверенности Роспатенту обязательно. Это мнение мотивировано ссылкой на «некоторые международные соглашения» и заключается в том, что патентный поверенный вправе подавать заявление о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака только при условии, что это правомочие прямо отражено в его доверенности. В этом случае представление доверенности в Роспатент обязательно.

В действительности не существуют международных соглашений в области интеллектуальной собственности, в частности, товарных знаков, которые содержат императивное правило, обязывающее государства – участники этих соглашений включать в доверенность патентного поверенного правомочие заявлять о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака или отзыве заявки как обязательное условие для подачи таких заявлений. В частности, Сингапурским договором о законах по товарным знакам (п. 3 (с) ст. 4) указанное требование к доверенности отнесено не к обязанности государств – участников этого договора, а к их праву устанавливать это требование в своем законодательстве. Российская Федерация, приняв решение о ратификации этого договора, реализовала указанное право и не включила комментируемое требование к доверенности патентного поверенного в свое законодательство, в частности, в закон «О патентных поверенных». Как отмечено выше, в соответствии с частью 2 ст. 4 Закона доверенность патентного поверенного представляется в Роспатент только по запросу в случае необходимости подтвердить правомочия патентного поверенного. Исключений из этого правила Закон не содержит.

Приведенное выше замечание к указанному интернет-интервью обусловлено озабоченностью тем, что Роспатент будет пытаться «поправить» Закон своими ведомственными актами или правоприменительной практикой, что отмечается на протяжении нескольких последних лет. И, действительно, уже появились первые «ласточки» в виде административных регламентов Роспатента.

Показательным является Административный регламент, относящийся к наименованиям мест происхождения товаров (утвержден приказом Минобрнауки России от 29 октября 2008 г. № 328, зарегистрирован Минюстом России 16 февраля 2009 г. № 13356). Абзацем седьмым п. 7.3.7.1 этого регламента установлено: «В случае наделения представителя правом отзывать заявку в доверенности такое право особо оговаривается». Это положение является нелегитимным и не подлежащим применению по следующим очевидным причинам.

Прежде всего, этого положения нет в законе «О патентных поверенных», и оно ограничивает положения части 2 ст. 4 Закона. Общие положения, регулирующие требования к содержанию доверенности, установлены главой 10 ГК РФ «Представительство. Доверенность». Специальные положения, регулирующие применение указанных положений ГК РФ в особых случаях (применительно к представительству перед Роспатентом), установлены ст. 1247 ГК РФ и частью 2 статьи 4 закона «О патентных поверенных». При этом ни общие, ни специальные положения упомянутых законодательных актов не устанавливают требование включения в доверенность конкретных правомочий. Так, частью 2 ст. 4 Закона установлено, что «полномочия патентного поверенного на ведение дел с федеральным органом исполнительной власти по интеллектуальной собственности удостоверяются доверенностью…». Это означает, что содержание полномочий может быть представлено в доверенности любым образом: как в обобщенном виде, так и в виде перечня конкретных полномочий. Требование же обязательного включения в доверенность того или иного конкретного полномочия может быть установлено только законом в качестве специального положения либо подзаконным актом, если его издание прямо установлено законом. Примером такого установления специальных положений законодательства является п. 2 ст. 62 АПК РФ. Положения этой нормы ограничивают общие требования к содержанию доверенности, установленные ГК РФ, требованиями о необходимости включения в указанную доверенность ряда конкретных полномочий, в частности, на подписание искового заявления и его отзыва, в качестве специальных положений, относящихся к особым условиям (для целей арбитражного процесса).

ГК РФ (в части общих требований к содержанию доверенности), закон «О патентных поверенных» (в части специальных положений о доверенности патентного поверенного), ст. 1247 ГК РФ, регулирующая в общем виде деятельность патентных поверенных, а также ст. 1246 ГК РФ, устанавливающая право издавать ведомственные нормативные правовые акты по применению положений четвертой части ГК РФ, не предоставляют право издавать ведомственные нормативные правовые акты по применению общих положений ГК РФ, а также специальных положений закона «О патентных поверенных», относящихся к содержанию доверенности вообще и доверенности патентного поверенного, в частности.

Аналогичная ситуация складывается и с Административным регламентом, относящимся к полезным моделям (утвержден приказом Минобрнауки России от 29 октября 2008 г. № 326, зарегистрирован Минюстом России 24 декабря 2008 г. № 12977). П. 11.2 этого регламента установлены многочисленные требования к доверенности вообще и патентного поверенного, в частности. Закон «О патентных поверенных» в части требований к доверенности патентного поверенного не содержит требования легализации доверенности, выданной за рубежом. Несмотря на это указанное требование включено не только в этот регламент, но и в регламент, относящийся к наименованиям мест происхождения товаров. Это требование ограничивает общие требования к доверенности, выдаваемой за рубежом, установленные ст. 1209 ГК РФ. Как уже отмечено выше, российское законодательство не предоставляет право издавать ведомственные нормативные правовые акты по применению положений ГК РФ и специальных законов в части требований к содержанию и форме доверенности, в том числе доверенности, выдаваемой за рубежом.

Все это необходимо исправить. Наиболее цивилизованный путь обеспечить соблюдение требований ГК РФ и закона «О патентных поверенных» в части доверенности вообще и доверенности патентного поверенного – внесение соответствующих изменений в указанные и иные административные регламенты, содержащие такого рода ограничения законов, и приведение их в соответствие с указанными законами. Поводом для безотлагательного внесения этих изменений в административные регламенты является также необходимость внесения в них изменений, связанных с реорганизацией Палаты по патентным спорам, установленной распоряжением Правительства РФ от 1 декабря 2008 г. № 1791-р.

В законе «О патентных поверенных» появилось неопределенное условие «частная практика» как одна из форм деятельности патентных поверенных, которая может быть истолкована либо как деятельность индивидуального предпринимателя, либо как какая-то иная форма. При этом Закон прямо закрепляет сложившийся на практике порядок заключения договоров с потребителями патентных услуг в случаях, когда патентный поверенный, оказывающий патентные услуги, является работником юридического лица. В этих случаях договор заключается между потребителем патентных услуг и юридическим лицом, в котором работает патентный поверенный.

6. Таким образом, закон «О патентных поверенных» в целом содержит несколько положительных новелл, регулирующих существующие проблемы, но нуждается в дальнейшем совершенствовании, в первую очередь, в создании системы регулирования деятельности патентных поверенных, основанной на саморегулировании. Наиболее полной и эффективной основой такой системы должна быть единая в стране саморегулируемая организация патентных поверенных, членство в которой обязательно для патентных поверенных. Точно так, как это уже давно существует в странах с развитой системой интеллектуальной собственности.

К сожалению, депутаты Государственной Думы, разработавшие закон «О саморегулируемых организациях», являясь сторонниками перевода системы регулирования деятельности патентных поверенных на принципы саморегулирования, в конечном итоге лишь стали преградой для включения соответствующих положений в закон «О патентных поверенных», поскольку не учли специфики деятельности патентных поверенных и международного опыта в этой области. По их мнению, объединение патентных поверенных, как и любые профессиональные объединения, должно пройти этапы становления: от создания в стране многочисленных саморегулируемых организаций со своими индивидуальными стандартами требований к патентным поверенным до эволюционного преобразования таких саморегулируемых организаций в единую на основе конкуренции между ними. Как говорится, не доросли патентные поверенные до необходимого уровня гражданственности.

В сложившейся ситуации, когда законом «О патентных поверенных» указанная система, основанная на саморегулировании деятельности патентных поверенных, не предусмотрена, необходимо выстраивать отношения между патентными поверенными так, чтобы уже сейчас вырабатывать единые стандарты профессиональной этики и создавать условия для обеспечения добросовестной конкуренции на рынке патентных услуг. В этих условиях, безусловно, целесообразно объединение патентных поверенных в различных формах (в одной или нескольких общественных организациях) для обмена профессиональным опытом, выработки единых предложений по совершенствованию института патентных поверенных, в том числе для делегирования своих представителей в состав квалификационной и апелляционной комиссий Роспатента.