Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 


Федерация Защиты Правообладателей

Оценка товарных знаков в Китае

К 1987 г. процесс совместного предпринимательства в КНР, начавшийся в 1979 г., характеризовался объемом иностранных инвестиций в 9 млрд. долл. Для советских сторонников развития этой формы международного экономического сотрудничества такие цифры казались просто недостижимыми. Только Шанхаем с 1985 по 1987 г. в 270 созданных СП были привлечены инвестиции объемом 1,8 млрд. долл. За годы реформ в России сумма иностранных инвестиций составила 35 млрд. долл., что меньше их годового размера поступления в КНР[1].

Вместе с тем безусловная привлекательность китайского рынка для иностранных инвесторов имела и негативные последствия. Так, "Фольксваген" на своих автосборочных предприятиях в Шанхае и Чанчжуне не получил прибыли в первой половине 1998 г. "Мерседес" отказался от планов инвестировать 800 млн. долл. в создание китайского семейного автомобиля, а французской группе "Ситроен-Пежо" скорее всего придется прекратить выпуск хэтчбэка XZ на заводе в Ухане, строительство которого заняло шесть лет и обошлось в 8 млрд. франков[2].

Осложняет положение Китая и ухудшение отношения западных банков к инвестициям в страну. После банкротства государственной "Гуангдон интернэшнл траст энд инвестмент корп.", занимавшейся привлечением средств иностранцев в китайскую экономику, доверие к рынку, несмотря на заверения центрального банка о защите интересов зарубежных вкладчиков, упало[3]. Хотя, если сравнивать отношение к банковской системе в Китае и России, можно прийти к выводу, что наш азиатский сосед оказался более прозорлив относительно опасности, нависшей над национальными банками после разразившегося азиатского финансового кризиса в августе 1997 г.

В результате опроса 20 постоянных клиентов компании "Филд фишер ватерхаус" о том, в какой стране труднее всего осуществлять охрану брэндов, партнер департамента интеллектуальной собственности М.Абель сделал вывод, что скорее всего в Китае. 16 респондентов также назвали КНР, 3 - Гонконг, 1 - Таиланд.

При этом М.Абель считает, что хотя нарушения прав на объекты промышленной собственности встречаются повсеместно, в социально-экономическом аспекте подход к брэндам в КНР во многом более дальновидный, нежели в Европе и США. По его мнению, на построение рыночной экономики в Китае оказывают влияние события 1989 г. на площади Тяньаньмэнь, с одной стороны, и закрепощенность общества как следствие 50-летнего правления коммунистов, с другой. Это проявляется и в стремлении стать как можно быстрее богатым. Поэтому КНР представляет собой наглядный пример рынка подделок. Многие владельцы товарных знаков могут обнаружить товары с их товарными знаками, поступившие из Китая. Притом, что феномен брэндов возник не так давно, а во главе угла стоит стремление как можно быстрее набить карманы, использование имени известной зарубежной фирмы не выглядит чем-то из ряда вон выходящим. В государстве, где до недавнего времени не признавалось никакого права, не могло быть культуры соблюдения прав собственности.

Роль государства

Правда, многие обладатели брэндов и других объектов интеллектуальной собственности не могут не признать усилий правительства КНР, направленных на их охрану. Необходимость создания правовых и силовых структур для соответствия стандартам международной торговли и финансов для него очевидна. Исполнительная власть всячески стремится противостоять глубоко укоренившимся культурным, моральным и экономическим воззрениям, привить уважение к правам собственности. В этих целях организуются публичные кампании, развенчивающие подделки и другие нарушения прав на товарные знаки.

Законодательство, согласно которому в Китае осуществляется охрана товарных знаков, принято в 1993 г. Время от времени выявляются пираты и привлекаются к ответственности в соответствии с Дополнительными мероприятиями в отношении пресечения преступлений, связанных с нарушениями зарегистрированных товарных знаков. По официальным данным, с 1983 по 1994 г. раскрыто 236 случаев нарушения товарных знаков из США, Великобритании, Франции, Японии, Италии и Гонконга. Например, 15 сентября 1994 г. власти Чаньчжуня арестовали 11 человек. Рабочая конференция по интеллектуальной собственности Госсовета КНР предъявила им обвинение в отношении "узурпации зарегистрированного товарного знака". Было конфисковано 300 бутылок поддельного вина и коньяков под маркой "Remy Martin", "Martell" и даже родного китайского "Wuliague" наряду с 4 тыс. пустых бутылок с поддельными этикетками.

В 1995 г. свою деятельность начали суды по товарным знакам. В течение шести месяцев после создания в июне 1993 г. палаты по делам интеллектуальной собственности пекинского муниципального суда было заслушано 125 дел. В 10 из них сторонами выступали представители Гонконга, Макао и Тайваня. Новая палата проявила решительность в защите прав, вытекающих из обладания объектами интеллектуальной собственности, особенно товарными знаками, выносила решения о возмещении ущерба и уплате судебных издержек.

Особый интерес вызвал процесс "Виа де Франсе, лтд." против "Бейлинг сан-сити маркет". Истец заключил концессионнное соглашение на продажу своего хлеба в универсаме ответчика. По истечении срока соглашения в апреле 1993 г. ответчик продолжал использовать товарный знак истца при продаже хлеба, выпекаемого третьей стороной. Палата вынесла решение о прекращении использования товарного знака и присудила ответчику выплатить 14897 юаней (около 1700 долл.). Это был первый случай, когда ответчика обязали оплатить все судебные издержки истца и компенсировать ущерб, нанесенный его деловой репутации[4].

Нельзя не отметить, что китайская правоприменительная практика имеет под собой весьма солидную мотивацию. Еще в 1996 г. США, основываясь на фактах и объемах нарушений прав в отношении интеллектуальной собственности, пригрозили Китаю ввести санкции против китайских товаров, объем импорта которых тогда оценивался в 3 млрд. долл[5].

Чтобы восстановить доверие американских деловых кругов и администрации президента США, Китай демонстративно провел в Пекине судебный процесс. Ответчиком выступала компания "Цзюрен компьютер", признанная виновной в организации розничной продажи пиратских копий компьютерных программ. Суд обязал ответчика уплатить в пользу истцов - американских компаний "Майкрософт", "Эйрогис вайн" и "Уолд перфект эйпликэйшенз груп" - 53,5 тыс. долл., не считая штрафа в 10 тыс. долл. и конфискации нелегального товара[6].

Примерно в то же время в Москве шла международная конференция по проблеме защиты товарных знаков и патентов в России. Ее цель была та же - продемонстрировать стремление соответствовать критериям государства, с которым можно устанавливать равные партнерские отношения.

Ошибочно считать, что участие китайских властей в делах, связанных с брэндами, ограничивается предотвращением правонарушений. Так, С.Кийен, руководитель китайской ассоциации по контролю за качеством, заявил, что "необходима разработанная стратегия развития известных брэндов, и не только единственно в целях национального экономического выживания, но и в целях процветания как такового".

Очередным шагом в этом направлении стало создание национальной неправительственной организации, которая призвана содействовать китайским предприятиям в создании общеизвестных брэндов и улучшении охраны товарных знаков в стране. Организация объединяет 157 китайских корпораций.

Принятые в декабре 1995 г. Правила по управлению товарными знаками предприятия заложили основы оценки. Вслед за ними Временные правила по организации институтов по оценке товарных знаков детализировали требования к квалификации персонала, заявочным процедурам, операционным стандартам, системе записи и правовой ответственности подобных институтов. Эти нормативные акты определили подход к стандартизации оценки брэндов в КНР.

Стремительность создания институтов оценки диктовала и необходимость определения ущерба, компенсация которого должна взыскиваться при нарушении прав на товарные знаки, а также необходимость оценки брэндов, передаваемых их собственниками из-за рубежа на основании лицензионных соглашений в рамках инвестиционных проектов.

Таким образом, в Китае в отличие от России процесс признания необходимости оценки брэндов и товарных знаков инициировался исполнительной властью. Его путь от разработки современного законодательства в области товарных знаков до создания организационно-правовой структуры их оценки занял менее трех лет. В России это был процесс более чем пятилетнего творчества специалистов в области интеллектуальной собственности и независимых оценщиков. В Китае ясно представляли, что оценка нематериальных активов может объективно отражать уровень науки и технологии, эффективно защищать права государства и других собственников от рисков, например, при трансферте прав собственности. У нас же в стране организация оценки шла естественным путем становления любого вида бизнеса, способного приносить доход.

Большое внимание Китай уделяет развитию науки и технологии, стараясь вывести национальную экономику на передовые позиции. Особое внимание обращается на конкурентоспособность национальных товаров и эффективность экономики. Наиболее отчетливо это проявляется по отношению к наукоемким отраслям, где прорыв наиболее ощутим[7].

Поэтому вполне логично понимание китайскими властями того, что если при росте промышленного производства и повышения конкурентоспособности национальной продукции не будет создана система корректной оценки, включая механизм управления ею, то неизбежно последуют громадные потери государственной собственности и других активов, что нанесет непоправимый ущерб государству. В свое время и в России в качестве одного из важнейших доводов в пользу проведения корректной оценки приводилось соблюдение равновесия между необходимостью в инвестициях и сохранением государственной самостоятельности, подразумевавшей преумножение интеллектуального потенциала. При этом особо подчеркивалось, что соблюдение условий безопасности государства в области интеллектуальной собственности не зависит от того, является ли заказчик оценки юридическим лицом или нет.

Нерешительность в принятии действенных мер по охране результатов интеллектуальной деятельности привела к тому, что Россия недополучает миллиарды долларов за использование иностранными производителями российских технологий в области разработки вооружений. В дальнейшем мы еще столкнемся с проблемой продвижения на мировые рынки новых отечественных разработок, которые могут блокироваться иностранными патентами. Сейчас об этом заговорили во весь голос.

Первые шаги

К сожалению, как и в России, китайские предприятия обычно не рассматривают товарный знак как самостоятельный актив в своей управленческой концепции при определении размера ущерба, лицензировании, инвестициях или распространении. Стоимость товарного знака в пределах от минимальных значений до величин, сопоставимых с годовым размером прибыли предприятия, созданной его стоимостью, специально не отражалась на счетах хозяйствующих субъектов. Таким образом, предприятия испытывали трудности в ясном и четком обосновании будущего плана, понимании стратегии и тактики менеджмента.

По мнению директора правового управления департамента товарных знаков государственного комитета по промышленности и торговле Д.Баолиня[8], зарождение оценки товарных знаков обязано как раз признанию его в качестве самостоятельного нематериального актива, оцениваемого отдельно от других активов предприятия. Очевидно, что оценка может указать менеджерам предприятий на значимость их товарных знаков при проведении тщательной и взвешенной политики управления ими.

Первая оценка товарного знака относится к 1993 г., когда пивной товарный знак "Quing dao" оценивался с целью дополнительной эмиссии акций. Эмиссия была важна не только в рамках отдельной компании, но и экономики в целом. Поэтому его оценка вызвала к себе повышенное внимание.

Интересно, что примерно в то же время и в России были проведены первые оценки. Но безапелляционно утверждать, кто первый и какой именно товарный знак оценил, невозможно.

Ряд предприятий Китая осуществили оценку товарных знаков для демонстрации своей экономической мощи или платформы управленческой политики. Большинство действий при этом носило экспериментальный характер и не опиралось на конкретное законодательство или нормативные акты. Но эксперименты возымели действие, и их результаты были использованы при законотворчестве.

В Китае, где интеллектуальная собственность долгие годы не имела охраны, а ее оценка только стартовала, действующие нормативные акты зачастую предполагают компиляцию уже имеющихся методов оценки материальных активов в методологию оценки интеллектуальной собственности. Впоследствии стало очевидно, что результаты, полученные при оценке по привнесенным методикам материальных объектов, могут вводить в заблуждение относительно реально складывающихся рыночных цен на интеллектуальную собственность.

Например, в "China patent news" от 12 апреля 1995 г. сообщалось, что при создании СП между китайским резидентом "Донг Бао электрикал эплэйнс Ко" и "Чайна рефриджерэйшн холдингс, лтд." (предприятие с участием американского капитала) вклад первого в виде товарного знака и 19 патентов оценивался в 10 млн. юаней. Год спустя газета "Guangming Daily" 3 сентября 1996 г. сообщала, что в провинции Жеянг в результате оценки, проведенной совместно промышленным и торговым административным бюро, бюро технической экспертизы и региональной организацией по оценке сделок с собственностью, стоимость брэндов компании "Донг Бао" достигла 100 млн. юаней.

Как могло случиться, что результаты оценок, проведенных с интервалом чуть более 16 месяцев, разошлись более чем на порядок? Вывод очевиден: результатам таких оценок доверять нельзя[9].

Особое внимание Ж.Ченси уделяет предмету оценки. Он указывает, что в принятом деловом обороте, включая статьи об учреждении оценочных компаний, законодательстве и нормативных актах об оценке, термин "оценка прав на товарный знак" используется редко. Хотя законодательство в области охраны авторского права в общем случае называется "законом об охране авторских прав", законодательство в области охраны прав на товарные знаки редко называется "законом об охране прав на товарные знаки". По мнению китайского специалиста, нет необходимости уделять чрезмерное внимание словообразованию и исправлять терминологию. Нужно ясно усвоить, что когда речь идет об "оценке товарных знаков", в действительности подразумевается "оценка прав на товарные знаки".

Выделяется и другой момент: оценка товарного знака - это не то, что зачастую подразумевается под оценкой репутации знака. Например, товарный знак, только что зарегистрированный, но не запущенный в обращение, поэтому не имеющий оснований для того, чтобы говорить о его репутации, вполне может оцениваться как объект лицензирования. Использование такого товарного знака без надлежащего разрешения будет рассматриваться как нарушение исключительных прав. Исходя из этого его цену можно определить через размер компенсации за нарушение прав в отношении правообладания им.

Если же товарный знак использовался продолжительное время, тогда действительно очень трудно разграничить сам знак и гудвил. При оценке знака, использовавшегося длительный срок, часть его стоимости, выраженная в правах на него, непременно войдет и в состав гудвил. Поэтому, указывая на логическую связь и одновременно отличие товарного знака от гудвил, мы подошли к терминологии субъекта (товарный знак) и объекта (гудвил). В законодательстве о товарных знаках под объектом понимается товарный знак, получающий охрану. При оценке товарных знаков под объектом оценки уже понимаются права на него (или "исключительное право на использование товарного знака"). Вот это и надо четко уяснить, прежде чем приступать к оценке, - еще раз подчеркивает китайский специалист.

Методы оценки

Китайские теоретики выделяют три подхода к оценке: доходный, рыночный и затратный. На их базе развились методы скользящей ставки, выделения финансовых потоков и ставки роялти. При этом ни один из них не является исчерпывающим. Все они имеют как достоинства, так и недостатки и нуждаются в поддержке другими методами. В настоящее время доходный подход признается в Китае наиболее приемлемым для ознакомления с теорией оценки и ее практикой. Рыночный подход с определенной точки зрения способствует наиболее важному информационному обеспечению последующего использования доходного подхода. Затратный подход при благоприятных обстоятельствах обеспечивает минимальную базу обоснованности результатов оценки товарных знаков.

Экономические параметры оценки товарного знака определяются исходя из того, какой из упомянутых подходов используется. Различные подходы требуют использования различных параметров. Например, при доходном подходе к оценке товарного знака тремя фундаментальными параметрами будут ожидаемая прибыль, продолжительность доходного потока и ставка дисконтирования. При затратном акцент делается на затратах и уценке, связанной со старением.

Ожидаемая чистая прибыль требует учета прибыли, генерированной товарным знаком, после уплаты налогов. Смысл такого акцентирования заключается в определении той прибыли, которую может извлечь инвестор с помощью оценки. В общем случае часть валового дохода перечисляется в бюджет в виде налога на доход, который не является доходом инвесторов. Поэтому валовая прибыль не характеризует показатели товарных знаков как активов.

Наиболее реально доходную способность товарного знака отразит исследование или расчет объема дохода за ряд прошедших лет, начиная с даты проведения оценки. Для этого необходимо решить: сколько лет подряд нужно выбрать для исследования доходной способности. Некоторые зарубежные оценочные организации предпочитают три года, китайские - пять лет.

После обследования значений доходных потоков за выбранные последние годы, по крайней мере, есть два пути для последующих работ по оценке. Один из них - расчет величины дохода за ретроспективный период, получение какого-то значения, умножение его на соответствующий коэффициент и получение расчетной стоимости товарного знака.

Практикующие оценочные организации в КНР предпочитают другой путь. Предпочтение здесь в первую очередь отдается будущей доходной способности товарного знака, затем определяется чистая доходная годовая способность за ряд лет, и, наконец, оценочное значение стоимости товарного знака через ожидаемую прибыль и ставку дисконтирования.

Идеальный метод определения прибыльности товарного знака - сравнение с предприятием, производящим аналогичный ассортимент продукции. Например, предприятие имеет аналогичный производственный потенциал, техническое оборудование, качество продукции, управленческие возможности в сравнении с другим предприятием, но не имеет товарного знака. Тогда ожидаемая прибыль определяется разностью чистой прибыли, полученной предприятием, чей товарный знак используется, и чистой прибыли, полученной другим предприятием, которое товарный знак не использует. Это основной принцип дополнительного дохода. Ожидаемая прибыль товарного знака может быть выявлена расчетом различного дохода активов двух аналогичных предприятий, а затем их сравнением. На практике ряд оценочных организаций рассчитывает стоимость товарного знака посредством средней рыночной цены аналогичного рынка. Стоимость неиспользуемой маркировки равна нулю. Экстрадоход свидетельствует скорее о значительности товарного знака, нежели о его стоимости. Стоимость товарного знака также является составляющей в средней рыночной цене товара.

Два других метода установления ожидаемой прибыли товарного знака - выделение денежных потоков и доход в виде роялти. Выделение денежных потоков означает расчет дохода от использования товарного знака путем вычета дохода других активов предприятия из общего дохода его активов. Ключевой момент использования метода - прямое выделение дохода от товарного знака из дохода от других нематериальных активов. В противном случае указанный метод неприемлем.

Доход в виде роялти в основном применяется при лицензировании товарного знака. При этом в качестве базы для оценки используются поступления лицензиару в виде роялти.

Период существования планируемой прибыли от использования товарного знака зависит от длительности сохранения прав на товарный знак, соглашения на его использование и экономической жизни.

Правовая длительность в основном относится к периоду действия регистрации товарного знака. В соответствии с китайским законом о товарных знаках срок правовой охраны составляет 10 лет. Он может продлеваться сколько угодно раз. Поэтому ограничений в продолжительности правовой жизни товарного знака практически нет. Однако это не означает отсутствия временных ограничений в способности знака приносить доход. Важно учитывать предел длительности при оценке, даже когда нет соглашения о передаче прав на товарный знак

.

Права на товарный знак зависят от срока действия и территории, на которую распространяется охрана. Эффективность охраны знака в конкретной стране зависит от наличия регистрации или поданной там заявки. Например, замечено, что ряд иностранных предприятий вступает в лицензионные отношения с китайскими партнерами до подачи заявки на регистрацию товарного знака. А это значит, что лицензируемый товарный знак без регистрации в Китае не имеет на территории страны правовой охраны.

Срок действия соглашения на использование товарного знака оговаривается сторонами в лицензионном соглашении при учреждении СП, залоге и т.д. Обычно он аналогичен сроку действия регистрации, а затем соглашение может продлеваться.

По мнению Д.Баолиня, следует оценивать преимущество товарного знака, выраженное в коэффициентах, по сравнению с другими, исходя из стабильности приносимого им дохода, степени рыночной конкуренции, возможности распространения, потенциала выхода на мировой рынок, привлечения инвестиций, степени правовой охраны.

Если при расчетах длительности доходного потока от использования товарного знака принимать срок действия регистрации в 10 лет, без учета его дальнейшего продления, то возникает следующая проблема, на которую указывает Ж.Ченси. При расчете стоимости известного товарного знака, например, за один год до необходимой процедуры обновления регистрации, ее ценовое значение может оказаться ниже расчетной стоимости только что зарегистрированного неизвестного товарного знака. В действительности никто не согласится платить высокую цену за неизвестный товарный знак. Смысл прост: репутация известного товарного знака на рынке проверена временем и может подтверждаться из года в год, принося значительный доход владельцу прав, в том числе в последний год их действия. В то же время у только что зарегистрированного товарного знака, даже если в качестве базового значения стоимости взята сумма дисконтированных потоков за 10 лет, репутация может исчезнуть на второй год действия регистрации.

Как показывает практика, многие оценочные компании к стоимости знака относят вознаграждения за его разработку, дизайн, расходы на консультации посредников, специалистов в области права и опросы потребителей с целью определения их приверженности к определенным товарным знакам, затраты на рекламу и продвижение товаров.

В действительности такие расходы, как и заявочная пошлина, ничтожны по сравнению со стоимостью общеизвестного знака. При процедуре банкротства в составе ликвидационной стоимости доля товарных знаков будет ничтожна из-за невозможности реализации товаров, маркированных ими, несмотря на сколь угодно высокие затраты на продвижение знаков.

Более того, расходы на регистрацию, рекламу и публикации относятся к затратам отчетного года. Если такие расходы подсчитываются еще раз при оценке товарного знака, то возникает вопрос о правомерности подобного двойного счета.

Метод сравнительных продаж (рыночный метод) основан на подборе такого товарного знака среди множества других, действующих на конкретном рынке, цена на который уже установлена в результате проведения сделок, и который по своим характеристикам идентичен или схож с оцениваемым товарным знаком (при этом под идентичностью понимается не сходство обозначений товарных знаков, а однородность групп товаров и услуг, маркируемых знаками, область правового регулирования, уровень реализации товаров и услуг на рынке и т.д.), сравнении его с оцениваемым товарным знаком по стоимостным параметрам с целью получения искомой стоимости путем последовательных ценовых итераций.

Но этот метод еще более трудно реализуем. Во-первых, товарный знак обладает исключительностью, поэтому очень трудно найти его аналог. Во-вторых, информация о сделках с товарными знаками (соглашения, лицензии), особенно их ценовое содержание, не разглашается сторонами.

Существует распространенное мнение, что несмотря на трудности использования каждого из перечисленных методов отдельно, можно выбрать их комбинацию. В действительности, сталкиваясь с исключительностью товарного знака, неопределенностью срока действия доходного потока, проблемой добывания необходимой рыночной информации, взаимозаменить методы невозможно. Берется ли комбинация этих методов или каждый используется в отдельности, проблемы одни и те же.

Однако на вопрос, существует ли более эффективный метод оценки товарных знаков, кроме традиционных методов оценки материальных активов, Ж.Ченси отвечает утвердительно. По его мнению, оценка интеллектуальной собственности по методам оценки материальных активов - сродни прогулке по темной аллее. Применительно к товарным знакам, с учетом ряда принципов оценки (проверка на наличие регистрации и приоритетного права со стороны другого субъекта хозяйственной деятельности, что может вызвать оспаривание прав предполагаемого владельца товарного знака, на уровень охраны от возможных контрафактных действий и т.д.), он предлагает два метода для дальнейшего изучения и обсуждения.

Метод самосравнения - метод суммарной разности. В общем случае оценивается вся совокупность активов предприятия по методу текущей стоимости доходных потоков. Одновременно по методу замещения стоимостей оцениваются материальные активы предприятия. Тогда разность между первым и вторым полученными значениями даст стоимостное значение интеллектуальной собственности предприятия. В пределах указанной разности вычленяются стоимости авторских прав, патентов, ноу-хау. Остаток составляет стоимость товарного знака предприятия.

Здесь налицо использование методов оценки материальных активов, но по своей логике результат может быть выбран в качестве приблизительной оценки товарного знака.

Метод самосравнения - метод расчета дополнительной прибыли. Разность между значениями дохода предприятия от реализации продукции с использованием оцениваемого товарного знака и другой маркировки представляет собой истинную стоимость товарного знака. Такая разность - это не разность в доходах в течение одного года, особенно за границей, где исследования нужно проводить на временном отрезке в пять и более лет. Это может быть пятикратное значение одного года или сумма арифметической прогрессии при расчете пятилетнего срока с ежегодным приращением, выявленным на основании итогов деятельности за предыдущие два - три года.

Подобный метод оценки наиболее точный, хотя не может использоваться часто. Например, товарный знак "Махам", принадлежащий фабрике по производству химических продуктов, был передан одному СП на несколько лет, и фабрика вынуждена была использовать вместо него обозначение "Star". В результате ее доходы значительно упали. Позднее, после возвращения, товарный знак "Махам" использовался снова при маркировке продукции, и доходы фабрики постепенно возросли. Но подобные примеры на практике встречаются редко. Стоимости, приобретенные различными предметами, если они внезапно теряются, могут никогда не восстановиться впредь.

Институт оценки

В целях становления профессиональной оценки Госсоветом КНР в ноябре 1991 г. были приняты Правила организации оценочной деятельности государственных активов. Для организации работы оценщиков и защиты их интересов в декабре 1993 г. создана китайская ассоциация оценки активов под патронажем министерства юстиции. В интересах поддержания квалификации оценщиков и гарантии результатов оценки национальное бюро по управлению государственной собственностью и министерство профессиональной подготовки совместно выпустили Временные правила регулирования квалификации зарегистрированных оценщиков активов и Правила организации квалификационных экзаменов зарегистрированных оценщиков активов. В июне 1996 г. разработаны первые стандарты оценки.

Для поддержания высоких профессиональных стандартов оценки китайское правительство установило ряд требований к институтам оценки. Так, институт оценки должен создаваться как акционерное общество с уставным капиталом не менее 100000 юаней (около 14000 долл.). Персонал включает специалистов в области бухгалтерского учета, экономистов, инженеров и техников. Должно быть не менее двух представителей каждой профессии и не менее трех квалифицированных оценщиков товарных знаков. Оценщики должны иметь либо специальное образование, либо самостоятельную практику в управлении товарными знаками. Любая деятельность в качестве оценщиков товарных знаков без наличия соответствующей квалификации считается противоправной.

Институты осуществляют свою деятельность в соответствии с принципами объективности, справедливой конкуренции и независимости. Перед подписанием контракта институт готовит список оценщиков и ассистентов и уведомляет клиента о своих правах на получение необходимой информации. Стоимость работ по оценке соответствует международной практике и основывается только на фактических затратах. Затраты и объем работ четко обозначаются в контракте.

И, наконец, оценка товарных знаков должна носить научный характер. В каждом конкретном случае следует выбирать метод, наилучшим образом отражающий товарный знак как объект оценки. Оценщик не должен забывать об ответственности перед клиентом и обществом в выборе наиболее приемлемого метода оценки.

Для гарантии того, что оценка отвечает принципам объективности, справедливости, независимости, научности, а ее результаты пригодны для дальнейшего использования, работа должна быть организована при участии саморегулируемой организации, с соблюдением профессиональной этики. Кроме того, необходима интеграция нормативных актов в области оценочной деятельности в единую правовую систему государства.

В КНР такой саморегулируемой организацией является ассоциация оценки активов. При этом считается необходимым создать еще такие профессиональные саморегулируемые организации, как ассоциация оценки патентов, ассоциация оценки товарных знаков и т.д. Подобные ассоциации должны руководствоваться собственными правилами и требовать от своих членов соблюдения кодекса профессиональной чести, определять их права и обязанности, воздействовать на тех, кто их нарушает.

Правила об организации работы институтов по оценке товарных знаков предусматривают разработку отчетности по результатам проведенных работ, а также правовой ответственности при проведении оценки. Отчетность позволяет отслеживать результаты работ и пресекать деятельность тех, кто нарушает принятые правила, либо занимается нелегальной деятельностью.

По предварительным оценкам, к концу 1995 г. в 2894 оценочных институтах работало 47591 человек. Было обследовано 103435 объектов с балансовой стоимостью 1439,486 млрд. юаней. Совокупная оценка активов повысила это значение до 2150,518 млрд. юаней. Таким образом, прирост совокупной стоимости составил 711,032 млрд. юаней. Средний коэффициент приращения стоимости - 49,4%. Это сыграло значительную роль в охране государственных и частных прав на активы и создало благоприятные условия для распределения общественных ресурсов при создании рыночной экономики.

Главный вывод, который можно сделать на основании опыта становления оценки в КНР, - безусловная заинтересованность государства в строгом учете результатов интеллектуальной деятельности, понимание того, что они составляют национальное богатство страны.


[1] Шульга И. Иностранные инвесторы обходят Россию стороной//Коммерсантъ. 1999. 15 июня.
[2] Иванова А. Французы бегут из Китая //Эксперт. 1998. № 45. С. 27.
[3] Быков П. Тяжелые дни Китая//Эксперт. 1998. № 40. С. 7.
[4] Abell M. Is China more advanced than the west in its approach to brand valuation//Trademark world. 1997. N 95. P. 17 - 19.
[5] Уолкер Т., Мартин Ю. Вашингтон и Пекин грозят друг другу торговыми санкциями//Финансовые известия. 1996. 14 мая.
[6] Свистунов С. Китайские власти объявили войну пиратам//Финансовые известия. 1996. 14 мая.
[7] Qinggi Gn. Assets valuation as a major factor in the protection on the industrial property in China//IPAP. 1996. N 51. P. 39 - 44.
[8] D.Baolin. Economic parameters of trademark valuation and enterprises standardization //IPAP. 1996. N 51. P. 53 - 60.
[9] Chengsi Z. On the Evaluation of trademarks//China patents and trademarks. 1997. N 3. P. 50 - 54.