Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 



Охрана товарных знаков с элементами географического характера

По мере развития деловых отношений между отечественными и зарубежными производителями различных товаров, особенно продовольственных, все чаще возникает ситуация, когда реализуемый на российском рынке товар является продуктом совместного производства. При этом нередко его исходный компонент поставляется иностранным партнером. Например, чай, кофе, концентраты различных напитков поступают в Россию в виде полуфабрикатов, доводятся отечественными партнерами до товарного вида (фасуются, упаковываются, разливаются в бутылки и т.п.) и затем реализуются.

Для маркировки таких товаров отечественные производители по согласованию с зарубежными партнерами стремятся использовать товарные знаки, в состав которых входят словесные элементы географического характера, отражающие их оригинальное происхождение. При этом отечественные производители предпринимают попытки регистрации таких товарных знаков в России.

Анализ зарегистрированных в последние годы товарных знаков показывает, что довольно часто в них присутствуют словесные элементы географического характера, никак не связанные с местонахождением заявителя. Так, выборочный просмотр десяти бюллетеней Роспатента "Товарные знаки" (N 1 и 2 за 1999 г. и N 17 - 24 за 1998 г.) позволил выявить около 20 таких товарных знаков. Большинство из них относилось к комбинированным, остальные - к чисто словесным.

Например, московская фирма "Юта" зарегистрировала в рассматриваемый период по крайней мере пять товарных знаков, включающих словесные элементы географического характера: "Индийский раджа", "Чай цейлонский крупнолистовой", "Чай индийский гранулированный. Жемчужина Агры", "Крупнолистовой чистый цейлонский императорский чай", "Императорский цейлонский крупнолистовой чай". Спрашивается, какое отношение эта фирма имеет к Индии, Цейлону, индийскому городу Агра? Не вступают ли эти обозначения в противоречие с п. 2 ст. 6 Закона о товарных знаках? Ведь там в качестве абсолютного основания для отказа в регистрации указано: "Не допускается регистрация в качестве товарных знаков или их элементов обозначений:

являющихся ложными или способными ввести в заблуждение потребителя относительно товара или его изготовителя".

Понятно, что чай в Москве не выращивается и не производится. Однако именно потому, что перечисленными обозначениями маркируется продукт, который в сознании потребителей связан с традиционными местами его выращивания и производства, товарные знаки, зарегистрированные на имя московской фирмы, никого не вводят в заблуждение. Если бы для маркировки чая использовалось обозначение "Чай московский гранулированный", потребители были бы введены в заблуждение.

К сожалению, в нормативных документах и официальных изданиях Роспатента нет разъяснений, касающихся рассматриваемых обозначений. Этим, по-видимому, можно объяснить, что их регистрация в качестве товарных знаков носит какой-то избирательный характер. Например, на имя ЗАО "Клуб "Голливудские ночи" (Санкт-Петербург) зарегистрирован словесный товарный знак "Hollywood Nights" (N161802), а на имя ЗАО "Эльзесиор" (Москва) - "Klondyke" (N 161476). Спрашивается, какое отношение санкт-петербургская фирма имеет к Голливуду, а московская к Клондайку? Тем не менее, у экспертизы не возникло сомнений относительно введения в заблуждение потребителей товаров и услуг указанных фирм.

В то же время со ссылкой на п. 2 ст. 6 Закона было отказано в регистрации в качестве товарного знака обозначения "London Town" (заявка N 98716534/50), хотя заявитель доказывал, что оно используется для маркировки традиционного английского джина и слабоалкогольных напитков на его основе. Напиток производится на основе концентрата, поставляемого из Великобритании, по технологии английской фирмы, с которой у заявителя имеется соответствующее лицензионное соглашение.

Такая неоднородная практика регистрации товарных знаков, включающих элементы географического характера, вводит в заблуждение заявителей, стремящихся в используемом обозначении подчеркнуть оригинальное происхождение реализуемого товара и зарегистрировать его в качестве товарного знака.

Для устранения правовой неопределенности необходимо в соответствующих подзаконных нормативных документах (методических указаниях, правилах, разъяснениях и т.п.) более четко определить условия, при которых возможна регистрация подобных товарных знаков. На наш взгляд, возможны следующие варианты.

Товарные знаки, содержащие географические указания, не совпадающие с местонахождением заявителя, не регистрируются ни при каких условиях в соответствии с п. 2 ст. 6 Закона.

Товарные знаки, содержащие географические указания, не совпадающие с местонахождением заявителя, регистрируются при условии, если заявитель может представить данные, подтверждающие, что это указание связано с местом происхождения товара или сырья (полуфабриката), из которого товар (продукт) изготовлен, и он имеет официальные отношения с иностранным партнером, который этот товар или сырье поставляет для него в Россию.

Товарные знаки подобного рода регистрируются, если они относятся к комбинированным обозначениям типа этикеток, на которых в качестве неохраняемых элементов присутствуют наименование товара (чай, кофе, джин и т.д.) и другая информация, исключающая возможность введения в заблуждение потребителя (например, наименование иностранной фирмы, по заказу которой произведен этот продукт).

Есть еще один аспект данной проблемы. Кто должен устанавливать способность товарного знака ввести потребителя в заблуждение относительно товара или его изготовителя? Не предоставить ли такое право самому потребителю, не вовлекая в этот процесс экспертизу ФИПС€ Закон о защите прав потребителей позволяет привлечь к ответственности владельца товарного знака, который ввел потребителя в заблуждение и нанес ему определенный ущерб, в том числе моральный.

Если же решение вопроса о введении в заблуждение заявителя оставлять за экспертизой, то необходимо определиться, на каком ее этапе следует использовать ссылку на п. 2 ст. 6 Закона для обоснования отказа в регистрации товарного знака. Думается, такая ссылка уместна именно на этапе формальной экспертизы, так как для установления способности товарного знака ввести в заблуждение потребителя (при четко сформулированных условиях) нет необходимости в проведении экспертизы по существу. При существующей практике, когда ссылка на п. 2 ст. 6 Закона используется на этапе экспертизы заявки по существу, ее решение выглядит не очень убедительно.

Например, решение экспертизы по заявке N 98716534/50 на регистрацию товарного знака "London Town" выглядело следующим образом:

"В результате проведения экспертизы заявленного обозначения "London Town" установлено, что словесный элемент "London" может ввести потребителя в заблуждение относительно места производства товара... (London - город и графство в Англии. См.: Большой англо-русский словарь: В 2-х тт. М.: Русский язык, 1977. С. 838)".

Создается впечатление, что для установления факта местонахождения Лондона необходимо было провести экспертизу по существу.