Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 



Авторское вознаграждение: коллизии и рекомендации

Опыт российского судопроизводства в разрешении споров, возникающих между авторами инноваций и предприятиями, выпускающими продукцию с их использованием, к сожалению, характеризуется некоторой однобокостью. Сложилось стереотипное представление, что предприятия начисто отказываются выплачивать авторское вознаграждение. В значительной степени это объясняется шумными кампаниями, которые инициировались активистами ВОИР. В итоге суды часто принимают решения в пользу авторов, даже не пытаясь разобраться в том, какую выгоду получил производитель от использования созданных ими инноваций. А ведь именно от нее зависит сумма авторского вознаграждения.

Корни заблуждений

Многие изобретатели и патентоведы, добиваясь нужных им решений судов, демонстрируют непонимание существа ключевой характеристики, от которой зависит размер авторского вознаграждения. Речь идет о прибыли, получаемой патентообладателем от использования новшества в своей хозяйственной деятельности, на которую прямо указывает действующая ст. 32 Закона об изобретениях в СССР.

Настаивать, как это делают такие истцы, на том, что вся разность между доходами и расходами, образующаяся при реализации товара, содержащего интеллектуальную собственность, является прибылью от использования инновации, равносильно утверждению, что ничто более в этом процессе не участвует. Но в любом хозяйственном процессе задействованы все имеющиеся в распоряжении предприятия активы - как материальные, так и нематериальные. Это здания и сооружения, машины и оборудование, оборотные средства, налаженные системы снабжения и сбыта продукции, квалификация и навыки персонала, отработанные технологические процессы, патенты, товарные знаки, лицензии.

Объекты интеллектуальной собственности - лишь незначительная часть работающих активов предприятия. Сами по себе они ни произвести товар, ни создать прибыль при его продаже не могут. Интеллектуальная собственность участвует в процессе извлечения прибыли, и на ее долю, безусловно, должна относиться некоторая ее часть. Но ни в коем случае не вся разность между доходами и расходами. Это абсурд!

Использование любого фактора производства подразумевает получение его владельцем определенной доли чистой прибыли. Это закон рыночной экономики. В противном случае пропадает стимул к инвестированию средств. Размер такого чистого дохода, который еще называют возвратом на капитал, определяется двумя величинами. Это стоимость задействованного фактора производства и норма возврата, типичная для активов такого рода. При этом чем более ликвиден актив (т.е. чем меньше риск его использования), тем меньшая норма возврата ему соответствует. Однако ни для какого вида средств производства эта норма не может быть ниже банковской ставки ссудного процента (все та же стимуляция инвестиционного процесса).

И еще один нюанс. Некоторые настаивают на том, что размер авторского вознаграждения должен строиться на валовой прибыли. Давайте внимательно прочитаем второй абзац п. 3 Постановления Правительства Российской Федерации № 822 от 14 августа 1993 г.: "Вознаграждение за использование изобретения исчисляется исходя из прибыли (доли прибыли), получаемой патентообладателем от использования изобретения".

Валовая прибыль не является конечным результатом хозяйственной деятельности предприятия. Прежде чем обрести право на ее распределение, производитель должен в соответствии со ставкой налога на прибыль отдать государству причитающуюся ему долю. Таким образом, под прибылью, получаемой патентообладателем, следует понимать только чистую прибыль от использования изобретения, поскольку эти средства остаются в распоряжении предприятия.

Заблуждение или преступление?

Недавно мне задали вопрос: "А могли ли руководители предприятий, заключая в 1995 г. договоры с авторами о выплате причитающихся им вознаграждений, опираться на какую-либо объективную методологию?". Ответ был краток: "Не могли". Нормативных методов нет до сих пор, а практика, сложившаяся под давлением ВОИР в то время, защищала интересы лишь одной стороны - изобретателей и рационализаторов.

Сейчас утверждения о том, что вся коммерческая прибыль (прибыль от реализации) создается одними лишь изобретениями, абсолютно неприемлемы для акционеров предприятий. Ведь в таком случае получается, что вложенные ими средства не работают. И, следовательно, никаких дивидендов акционерам не положено!?

Но только ли акционеры страдают от подобной практики? Попробуем разобраться в этом на конкретном примере. Многие предприятия ликеро-водочной промышленности до 1999 г. платили вознаграждения по соответствующим патентам, начисляя авторам 15 - 20% прибыли от реализации. Так же рассчитывались премии за содействие внедрению изобретений.

Рассмотрим, что происходило на одном из спирто-водочных комбинатов в Республике Башкортостан. За 1995 - 1998 гг. от реализации водки, произведенной с использованием патентов, предприятие получило выручку 38 376 000 руб. Валовая прибыль при этом составила 8 994 000 руб. По договорам с авторами (в число которых, конечно, входило руководство) предстояло выплатить 20% прибыли, полученной от использования изобретений. Предприятие-патентообладатель не стало привлекать эксперта для выделения этой прибыли, а в соответствии со сложившейся практикой произвело начисление выплат по чистой прибыли от реализации. Одновременно 30% прибыли было направлено на выплату премий за содействие. Таким образом, всего к выплате было начислено 2 923 085 руб.

Грамотная экспертиза эту сумму выплат в соответствии с договорами должна была бы определить равной 124 722 руб. Видно, что некомпетентными действиями руководства предприятию был нанесен ущерб, равный:

2 923 085 - 124 722 = 2 798 363 руб.

Казалось бы, это внутреннее дело предприятия. Но не все так безобидно. В соответствии с Положением о составе затрат выплаты авторских вознаграждений и премий за содействие включаются в себестоимость продукции. Таким образом, получается, что от государственного унитарного предприятия, каковым является спирто-водочный комбинат, государство недополучило почти миллион рублей налога на прибыль:

2 798 363 x 0,35 = 979 427 руб.

Мы не собираемся давать юридическую оценку такой ситуации. Эту задачу сейчас решают правоохранительные органы Республики Башкортостан. Приходится лишь констатировать, что в нормативной базе возникла некоторая "туманность авторского вознаграждения". Неоднозначность толкования этой проблемы уже приводит к тому, что у руководителей предприятий возникают неприятности. И немалые!

Что делать?

Определение размера прибыли, образующейся непосредственно от использования объекта интеллектуальной собственности, является одной из частных задач, которые решаются при оценке соответствующего нематериального актива. Это ответ на вопрос, почему проблему должен решать профессиональный оценщик. Он как раз и является тем экспертом, которого рекомендует привлекать Патентный закон.

В случае, когда объект интеллектуальной собственности задействован в производстве какого-либо товара с целью его коммерческой реализации, мы рекомендуем своим клиентам следующее. В первую очередь, надо попробовать выделить реальный экономический эффект. Это возможно, если при появлении у товара новых качеств удалось поднять его отпускную цену или если в результате применения объекта интеллектуальной собственности снизилась себестоимость товара.

Если же реальный экономический эффект выделить не удается, можно воспользоваться приемом "освобождения от роялти". Его сущность состоит в отождествлении прибыли, образующейся от использования объекта интеллектуальной собственности, с экономией, являющейся следствием освобождения владельца от обязанности выплачивать роялти. Напоминаем, что роялти - это регулярный лицензионный платеж за право использования соответствующего объекта интеллектуальной собственности. Размер такого платежа определяется суммой выручки от реализации (за вычетом НДС и акцизов) и ставкой роялти. Стандартные ставки роялти для различных отраслей промышленности и многих видов продукции можно найти, например, в сборнике "Интеллектуальная собственность" под ред. А.Д.Корчагина (М., 1996).

Процедура освобождения от роялти не является модным нововведением, как пытаются утверждать наши оппоненты. Это широко распространенный в цивилизованном мире метод определения стоимости патентов. Убедиться в этом можно, заглянув в Руководство по оценке бизнеса (Дэсмонд Г.М., Келли Р.Э. М., 1996. С. 172). Этот метод является одним из основных, предлагаемых Методическими рекомендациями по оценке объектов интеллектуальной собственности. Их проект подготовлен группой специалистов под руководством А.Н.Козырева по заданию Миннауки.

Большим достоинством является то, что эта процедура лучше других защищает интересы авторов, поскольку не связана с наличием прибыли от реализации. Предприятие может оказаться и в убытке, но если оно получило доход от продажи товара, выпущенного с использованием объекта интеллектуальной собственности, значит должно платить авторам.

Покажем, как производится расчет минимального размера авторского вознаграждения (15%) на примере патента на водку "Белебеевская".

Сначала следует определиться со ставкой роялти. Известно, что для напитков вообще рекомендуется выбирать диапазон 2 - 5%. Но водка является товаром, качество которого определяется, в первую очередь, общей культурой производства и качеством исходных материалов: спирта и воды. Массовый потребитель окажется в большом затруднении, если ему предложат опознать обезличенные пробы разных сортов водки одного и того же производителя. Исходя из опыта, мы рекомендуем назначать ставку роялти p = 1%.

Практика показывает, что это нормальный выбор, защищающий скорее интересы авторов, чем производителя. Например, роялти, запрашиваемые ЗАО "Союзплодоимпорт" за разрешение на выпуск "Столичной" (два рубля с литра), большинство российских водочников считают грабительскими. Это p = 3%. С другой стороны, действующие соглашения одного из наиболее авторитетных лицензиаров - московского завода "Кристалл" - предусматривают р = 0,5%.

Однако вернемся к нашему примеру. Выручка от реализации качественной водки "Белебеевская" в 1998 г. составила 45 340 000 руб.

Размер годового платежа (р = 1%) за право использования патента должен был бы составить:

45 340 000 x 0,01 = 453 400 руб.

Поскольку эти средства никуда не перечисляются (патентообладателем является сам Белебеевский комбинат), они отождествляются с валовой прибылью, полученной от использования патента. Изготовителю принадлежит лишь часть этой прибыли. 35% (ставка налога на прибыль в 1998 г.) получает государство. Поэтому прибыль патентообладателя составит:

453 400 x (1 - 0,35) = 294 710 руб.

В таком случае минимум авторского вознаграждения (15%) будет равен:

294 710 x 0,15 = 44 206 руб. 50 коп.

Существо процедуры освобождения от роялти для тех, кто привык с ней работать, представляется несложным и достаточно логичным. Ее может взять на вооружение любая организация, как это сделали некоторые предприятия ликеро-водочной промышленности.

Вместо постскриптума

То обстоятельство, что выплата авторского вознаграждения может необоснованно занижать налогооблагаемую прибыль предприятия, рано или поздно попадет в поле зрения налоговой инспекции. Кстати, представители этих органов уже начали осваивать оценку интеллектуальной собственности. Поэтому в заключение хочется посоветовать руководителям предприятий при возникновении трудностей с определением размера авторского вознаграждения не рисковать, а привлекать экспертов. У нас подготовлены рекомендации для организаций, работающих в различных отраслях экономики.