Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 



Патентные споры: возможны варианты...

Система защиты прав патентообладателей и авторов в России находится в стадии становления. Это естественно, поскольку за время, прошедшее с 1992 г., когда были приняты основные законы об охране промышленной собственности, было бы маловероятным добиться ее надежной и устойчивой работы. Однако не только малый срок функционирования системы защиты прав патентообладателей и авторов не позволяет ей прочно встать на ноги. Ряд ослабляющих моментов заложен в самом патентном законодательстве.

Так, Патентный закон Российской Федерации очень скупо освещает саму возможность защиты прав в судебном и административном порядке. Отсутствие норм прямого действия позволяет интерпретировать статьи закона весьма вольно. При этом у нарушителей патентных прав имеется масса возможностей вести судебные разбирательства долгие годы, используя механизмы подачи апелляций, кассационных протестов и жалоб. В то же время выпуск контрафактной продукции продолжается.

Прежде всего хотелось бы обозначить те действующие патентно-правовые нормы, формулировка которых не дает однозначного ответа на вопросы, возникающие в ходе судебного разбирательства, касающегося защиты прав патентообладателей.

Патент на использование объекта промышленной
собственности принадлежит нескольким лицам

П. 2 ст. 14 Патентного закона устанавливает, что нарушение патента должно быть прекращено по требованию патентообладателя.

Ст. 10 раскрывает понятие исключительного права патентообладателя на использование объектов промышленной собственности как право их использования по своему усмотрению, "... включая право запретить использование указанных объектов другим лицам". Кроме того, она устанавливает, что "взаимоотношения по использованию объекта промышленной собственности, патент на который принадлежит нескольким лицам, определяются соглашением между ними. При отсутствии такого соглашения каждое из них может использовать охраняемый объект по своему усмотрению, но не вправе предоставить на него лицензию или уступить патент другому лицу без согласия остальных владельцев".

Следует отметить, что законодатель ничего не говорит о реализации права на запрет использования при отсутствии соглашения между субъектами исключительного права на патент. В случае согласия между правообладателями любые действия по коммерческой реализации прав на объекты, подача исковых заявлений в суд либо в уполномоченные органы, разрешающие споры, не вызывают затруднений. Но при отсутствии соглашения, а тем более в ситуации, когда один из субъектов не только не согласен на реализацию права на запрет использования третьими лицами объектов промышленной собственности, но считает, например, что патент получен неправомерно, указанная коллизия по защите права может разрешаться другими путями.

Во-первых, суд, исходя из ст. 14 Патентного закона, устанавливающей, что о нарушении права должен заявить патентообладатель, т.е. лицо или лица, указанные в патенте в качестве таковых, может отказать в приеме искового заявления, указав в качестве причины предъявление требований ненадлежащим истцом.

Во-вторых, суд может руководствоваться ст. 244 - 247 ГК РФ по аналогии с определением прав на имущество, находящееся в общей собственности. Так, п. 1 ст. 244 ГК РФ устанавливает, что "имущество, находящееся в собственности двух или нескольких лиц, принадлежит им на праве общей собственности", а п. 2 - 4 данной статьи, соответственно, следующее: "имущество может находиться в общей собственности с определением доли каждого из собственников в праве собственности...", "общая собственность на имущество является долевой, за исключением случаев, когда законом предусмотрено образование совместной собственности на это имущество" и "общая собственность возникает при поступлении в собственность двух или нескольких лиц имущества, которое не может быть разделено без изменения его назначения (неделимые вещи)...". Ст. 247 ГК РФ определяет в качестве основного условия владения, пользования и распоряжения имуществом, находящимся в долевой собственности, условие согласия всех ее участников. При недостижении согласия данные условия определяются в судебном порядке.

Если законодатель относит "право запрета" к сфере использования объектов промышленной собственности, принадлежащих нескольким лицам, то подобная трактовка противоречит п. 3 ст. 10 Патентного закона и общепринятой формулировке использования изобретения, характеризующей его как ряд действий по введению объекта в хозяйственный оборот. Право запрета на использование объектов промышленной собственности стоит особняком по отношению к общему ряду действий по их введению в хозяйственный оборот.

Таким образом, анализ ст. 10 и 14 Патентного закона, норм ГК РФ позволяет предположить, что законодатель не предусматривает подачу исковых требований в защиту права на патент каждым из субъектов исключительного права самостоятельно при отсутствии соглашения между ними об условиях его использования. При этом суд может порекомендовать лицам, заявленным в качестве патентообладателя, установить долю в праве общей собственности на патент в судебном порядке, и потом осуществлять свое право на защиту.

Поскольку создание патентного суда, предлагаемое Роспатентом, откладывается на неопределенное время, а в гражданских и арбитражных судах, манипулируя недостаточной осведомленностью судей в патентных вопросах, можно восстанавливать права патентообладателей долгие годы, необходимо внести изменения в Патентный закон либо в другие нормативные акты.

Так, в частности, взаимоотношения нескольких патентообладателей следует подробно осветить отдельными конкретными нормами, предусмотрев возможность предъявления исков о контрафакции либо с согласия всех правообладателей, либо самостоятельно.

Авторы, подав заявку на свое имя на изобретение,
созданное при выполнении служебных обязанностей, без письменного
официального уведомления, ссылаются на правомерность такой подачи
на основании устных уведомлений либо на факты выпуска
документации или готовой продукции

Патентный закон не требует обязательного письменного уведомления работодателя о факте создания изобретения. Это позволяет вольно толковать положения ст. 8 и выдавать за уведомление любые устные сообщения авторов о создании изобретения, разработку и выпуск документации, в которой представлено изобретение, либо начало производства продукции с его использованием.

Рассматривая подобную ситуацию, суд, во-первых, скорее всего отклонит доводы авторов о возможности устного уведомления работодателя о создании изобретения, исходя из нижеследующего.

Каждое изобретение - это совокупность конкретных технических признаков, перечисление которых зачастую занимает отдельные страницы описания к заявке. Без внимательного изучения формулы изобретения работодателю невозможно оценить значимость изобретения, принять решение о его использовании и патентовании. Поэтому лишь письменное уведомление, содержащее формулу изобретения с перечнем существенных признаков, может быть использовано работодателем для вынесения квалифицированного решения о получении прав на объект промышленной собственности. Кроме того, дату уведомления работодателя авторами необходимо зафиксировать для отсчета четырех месяцев, по истечении которых авторы имеют право подать заявку на свое имя.

Естественно, что держать в памяти уведомленному лицу не только дату, но и формулу изобретения невозможно, не говоря уже о невозможности проанализировать сущность предложенного технического решения.

Выпуск изделия по разработанной, например, электрической схеме и выпускаемая продукция, также, скорее всего, не будут установлены судом в качестве факта уведомления. Ведь и в схеме, и в выпускаемой продукции можно, как правило, найти ряд созданных и используемых технических решений. А без их серьезного анализа, выявления новизны и патентоспособности, перечня существенных признаков невозможно квалифицированно судить об их качестве и ценности для работодателя. Причем формула изобретения составляется, как правило, из признаков, характеризуемых наиболее общими родовыми терминами, а разработчиками документации не всегда указываются авторы. Поэтому работодателю невозможно не только конкретизировать авторов, но и выявить признаки изобретения.

Следовательно, только авторы могут однозначно представить и формулу изобретения, и оценить творческое участие каждого в создании продукции. При этом Патентный закон не обязывает работодателя тщательно исследовать каждое техническое решение, заложенное в выпускаемых товарах. Уведомление работодателя - обязанность автора. Однако подобные гипотетические выводы суда, как говорится, - оптимистический прогноз.

Весьма вероятно, что суд, во-вторых, для исследования обстоятельств дела станет не один день выслушивать свидетелей, подтверждающих уведомление авторами работодателя в устной форме, назначать экспертов и т.п. Таким образом, отсутствие в законе прямого указания на необходимость письменного уведомления работодателя о создании изобретения может растянуть судопроизводство на длительное время.

Учитывая вышеизложенное, необходимо законодательно закрепить письменное уведомление работодателя о созданном изобретении.

Патент оспаривается частично в случае
неправильного указания патентообладателя

Исходя из п. 1 в) ст. 29 Патентного закона патент в течение всего срока его действия может быть оспорен и признан недействительным полностью или частично в случае неправильного указания в патенте автора (авторов) или патентообладателя (патентообладателей). Если истец не требует присуждения ему права на патент, выданный неправомерно другому лицу, патент признается недействительным полностью. Однако в ситуации, когда патент оспаривается на предмет признания его недействительным частично, вследствие неправильного указания патентообладателя, перед судом могут возникнуть следующие сложности.

Ответчик (неправомочный патентообладатель) скорее всего будет настаивать на том, что установленный патентообладатель (истец) может претендовать на патент на основании вступившего в силу решения суда с даты выдачи патента на имя нового патентообладателя. Данная позиция необходима ему для того, чтобы отсрочить реализацию новым патентообладателем своего права на запрет выпуска контрафактной продукции. Ответчик, вероятнее всего, воспользуется положениями ст. 26 Патентного закона, устанавливающей порядок регистрации изобретения и выдачи патента, который предусматривает внесение изобретения в Государственный реестр, публикацию сведений о выдаче патента и его выдачу.

При этом суд, во-первых, может согласиться с доводами ответчика и вынести решение об установлении нового патентообладателя с даты вынесения решения судом.

Во-вторых, дата установления прав патентообладателя, возможно, будет установлена судом с даты регистрации нового патента на имя установленного патентообладателя.

Однако автор полагает, что в связи с заявлением истца о признании патента недействительным частично, решение суда об изменении патентообладателя не изменяет объем прав по патенту, не прекращает и не возобновляет их, срок действия патента продолжается и не может превышать 20 лет.

При этом признание патента недействительным полностью или частично должно иметь обратную силу. У нового патентообладателя должно быть право на изобретение по оспариваемому патенту с даты подачи заявки. В защите прав на получение патента необходимо руководствоваться ст. 8, 12 ГК РФ и ст. 8 Патентного закона.

Так, ст. 8 ГК РФ устанавливает основания для возникновения гражданских прав, возникающие в том числе "в результате создания произведений науки, литературы, искусства, изобретений и иных результатов интеллектуальной деятельности". Ст. 8 Патентного закона закрепляет за работодателем право на получение патента на изобретение, созданное в порядке выполнения работником служебных обязанностей или по конкретному заданию. Ст. 12 ГК РФ перечисляет способы защиты гражданских прав, из которых для вышеназванной ситуации    применимы следующие:
   признание права;
   восстановление положения, существовавшего до нарушения права, и пресечение действий, нарушающих право...;
   прекращение или изменение правоотношения.

Таким образом, если права работодателя или иного лица на подачу заявки и получение патента нарушены, то в исковом заявлении следует не только требовать признания патента недействительным, но и на основании положений Патентного закона и ст. 8, 12 ГК РФ (в случае требований о признании патента недействительным частично) уточнять в исковых требованиях дату установления нового патентообладателя с даты подачи заявки.

Предлагается также законодательно закрепить наличие обратной силы для прав на патент вновь установленного патентообладателя с даты подачи заявки при полном или частичном признании патента недействительным.

Все вышеизложенное свидетельствует, что лишь однозначно подпадающие под нормы Патентного закона ситуации из области защиты прав патентообладателей могут разрешаться в рамках существующего патентно-правового регулирования. Во всех иных случаях возможны варианты...

Восполнить пробелы в патентном законодательстве смогли бы различные нормативные акты Роспатента, касающиеся служебного изобретательства, внесения изменений в патент при установлении нового патентообладателя и т.п., обобщение и публикация результатов административной и судебной практики, связанной с защитой прав на объекты промышленной собственности.