Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 


Федерация Защиты Правообладателей

Правовое регулирование передачи технологии в России

Определение понятия “технология”, выработанное в документах ЮНКТАД, включает “систематизированные знания, используемые для выпуска соответствующей продукции, применения соответствующего процесса или оказания соответствующих услуг”. Оно базируется на выделении трех критериев знания. Во-первых, знание должно быть систематическим, организованным так, чтобы обеспечить решение проблемы. Во-вторых, зафиксировано письменно, т.е. раскрыто или способно к раскрытию, передано или способно быть переданным тем или иным способом от одного человека к другому. В-третьих, ориентировано на использование в промышленности, сельском хозяйстве или торговле.

В случае запатентованного изобретения или полезной модели решение проблемы фиксируется в письменной форме. Имеется в виду выдаваемая патентным ведомством охранная грамота – патент. Он предоставляет патентообладателю исключительные права на использование изобретения и является средством передачи данного технического решения другим лицам.

Свидетельство на полезную модель и патент на промышленный образец выполняют аналогичную функцию. Таким образом, изобретение, полезная модель, промышленный образец служат представлением той или иной технологии, описываемой и раскрываемой особым образом в особом виде.

Для ноу-хау как объекта передачи технологии характерно отсутствие правовой охраны в форме охранного документа. Содержание ноу-хау в качестве объекта охраны не установлено, т.е. сущность таких знаний не разглашена, не является общедоступной. Как правило, единственным источником, определяющим содержание ноу-хау, является договор, а точнее, прилагаемая к нему документация.

Понятие “технология” не нашло однозначного толкования в законодательстве Российской Федерации, но в отечественной правовой доктрине технология понимается достаточно широко. Это прежде всего научно-технические, производственные, управленческие знания и опыт. При этом технология как совокупность научно-технических знаний представляет собой нематериальный объект. В юридическом понимании передача технологии означает передачу права на использование технических достижений, главенствующая роль в числе которых принадлежит объектам промышленной собственности.

При всем многообразии способов технологического обмена основными средствами передачи технологии в Российской Федерации являются договор уступки патента, лицензионный договор о предоставлении права на использование охраняемых объектов промышленной собственности, договор о предоставлении ноу-хау, а также договор коммерческой концессии о предоставлении пользователю комплекса исключительных прав, включая фирменное наименование или коммерческое обозначение.

Договор уступки патента, как самостоятельный вид договора, обозначен в п. 6 ст. 10 Патентного закона РФ. В соответствии с принципом свободы договора стороны свободны в определении своих прав и обязанностей (ст. 421 и 423 ГК РФ). То есть возможно заключение как возмездных, так и безвозмездных договоров. Если уступка патента осуществляется на безвозмездной основе, договор подпадает под действие главы 32 ГК РФ, но с учетом особенностей объектов промышленной собственности. При возмездном характере договора представляется возможным использовать по аналогии закона соответствующие нормы ГК РФ, регулирующие отношения сторон в рамках договора купли-продажи (например, § 1 главы 30). В качестве возмездного следует также рассматривать договор уступки патента, предусматривающий не денежную оплату, а иное встречное возмещение (патент может быть объектом мены, выступать в качестве отступного во исполнение денежного обязательства, возникшего у должника перед кредитором).

В ст. 13 Патентного закона РФ определено два вида лицензионных договоров о предоставлении права на использование охраняемых объектов промышленной собственности. Это договор исключительной лицензии и договор неисключительной лицензии. Вместе с тем определение лицензионного договора, как договора особого рода, который прямо законом не регулируется, наиболее точно отражает его место как в отечественном, так и зарубежном законодательстве. Как показывает практика, лицензионные договоры могут содержать элементы различных договоров: аренды, купли-продажи, подряда, о совместной деятельности. При этом к правоотношениям сторон при отсутствии специальной нормативной базы применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых в них содержатся. Условия лицензионного характера могут являться составной частью иного договора (в частности, о совместной деятельности или учредительного). Чтобы такой договор был основанием для возникновения прав на использование охраняемого объекта промышленной собственности у лица, являющегося стороной договора, он должен быть зарегистрирован в Роспатенте. Такая необходимость обусловлена п. 2 ст. 13 Патентного закона.

В отличие от лицензионного договора франшиза как реально существующая разновидность коммерческих отношений, еще не получила в России должного развития, но законодательные основы ее правового регулирования уже созданы в главе 54 ГК РФ (Коммерческая концессия). Определение договора коммерческой концессии, приведенное в п. 1 ст. 1027 ГК РФ, а также основные положения главы 54 в целом соответствуют зарубежным законодательным аналогам, регулирующим договор франшизы (франчайзинга). Основным критерием, позволяющим квалифицировать договор коммерческой концессии, является обязательное наличие права на фирменное наименование в комплексе исключительных прав, предоставляемых по договору (п. 3 ст. 1037 и ст. 1040 ГК РФ).

В силу специфики правовой охраны ноу-хау (отсутствие специального нормативного акта, объединяющего все правила, касающиеся ноу-хау, и как следствие отсутствие такого признания права, которое было бы действительным в абсолютном правоотношении), договор о предоставлении ноу-хау не получил в Российской Федерации широкого распространения. Вместе с тем условия о передаче ноу-хау содержатся в большей части лицензионных договоров и договоров коммерческой концессии.

Основной особенностью правового регулирования внутригосударственного технологического обмена в Российской Федерации, как в большинстве стран СНГ, является более строгая, чем в промышленно развитых странах, система регистрации договоров уступки патентов и лицензионных договоров под угрозой абсолютной недействительности как для сторон договоров, так и в отношении третьих лиц. Нормы, требующие обязательной регистрации договора об уступке патента и лицензионного договора, содержатся в ст. 10 и 13 Патентного закона РФ. Обязательной государственной регистрации подлежит также договор коммерческой концессии (ст. 1028 ГК РФ).

Пристальное внимание государства обусловлено трудностями становления рыночных отношений в сфере внутригосударственного технологического обмена, и, как показывает практика, вполне оправданно. Государственная регистрация обеспечивает режим законности при заключении указанных договоров, является своего рода гарантией правовой стабильности отношений сторон в договоре.

Так, несмотря на сложность современного этапа социально-экономического развития России, в сфере внутригосударственного технологического обмена наблюдается устойчивая положительная динамика, о чем свидетельствует рост числа зарегистрированных договоров. С 1991 по 1999 г. зарегистрировано 9925 договоров, в том числе 3687 договоров уступки патента и 6238 лицензионных договоров.

На лицензионной основе использовано 7061 изобретение, 492 полезные модели, 516 промышленных образцов (общее число – 8069). Устойчивая положительная динамика этого процесса очевидна. Возрастает и число участников технологического обмена. В базе данных Роспатента зафиксированы в качестве лицензиара 6233 хозяйствующих субъекта (2173 юридических лица, 4060 физических; в качестве лицензиата – 7078, в том числе 5536 юридических и 1542 физических лиц).

Передача технологий на лицензионной основе является существенным фактором роста объема производства и производительности труда в отечественной промышленности, способствует повышению качества выпускаемой и созданию качественно новой продукции.

Иначе обстоит дело с положением России в межгосударственном технологическом обмене. Даже в течение самого активного периода лицензионной деятельности (60 – 80-е гг.) было заключено немногим более 2000 лицензионных соглашений с зарубежными партнерами, что в пять раз меньше общего числа договоров, зарегистрированных Роспатентом в 1991 – 1999 гг. В отличие от внутригосударственного технологического обмена в 90-е гг. влияние государства на деятельность по коммерческой реализации технологий за рубеж было сведено до минимума. Это обстоятельство привело, с одной стороны, к интенсификации непосредственных контактов с зарубежными партнерами по технологическому обмену, а с другой, – к резкому снижению эффективности участия России в международном технологическом обмене.

Россия экспортирует в страны с развитой экономикой 97% услуг, связанных с научными исследованиями и разработками, и лишь 3% в структуре отечественного технологического экспорта составляют лицензии на патенты и ноу-хау. В ряде отраслей уровень отечественных научно-технических разработок превосходит мировой, что свидетельствует о значительных технологических ресурсах и высоких потенциальных возможностях экспорта технологий. Но западные страны не торопятся допустить Россию на рынки современных технологий как высоких, так и среднего уровня.

Отсутствие государственного регулирования обусловило резкое ухудшение структуры технологического экспорта. В сложившейся ситуации отечественная наука практически обслуживает потребности западной экономики без соответствующего возмещения. Начиная с 1991 г. достаточная правовая регламентация имеется только в отношении контроля за экспортом технологий военного и двойного назначения. что отнюдь не означает отсутствие проблем. Они, безусловно, есть, но большая их часть лежит за пределами права. Проблема регулирования экспорта технологий среднего уровня и общегражданского назначения (в том числе охраняемых патентами РФ) несмотря на неоднократные попытки до настоящего времени не решена и остается одной из наиболее острых в сфере технологического обмена.

Большие масштабы приобрела неконтролируемая закупка зарубежных технологий. Это может привести к односторонней технологической зависимости России от развитых стран, блокированию определенных направлений науки и техники, так как отечественные технологические достижения останутся невостребованными. По данным на 1994 г., российская лицензионная торговля с зарубежными странами имела отрицательное сальдо: импорт превысил экспорт на 12,8%. Таким образом, в отличие от большинства государств, для которых остро стоит проблема импорта или экспорта, для России актуальна и та, и другая.