Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 



Высшая патентная палата Роспатента: дел хватает

Несоблюдение досудебного порядка рассмотрения спора влечет за собой
оставление судом иска без рассмотрения

Акционерное общество обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском к Роспатенту о признании недействительной регистрации товарного знака. Истец ссылался на то, что регистрация была произведена в нарушение ст. 1 и 6 закона Российской Федерации “О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров”.

П. 3 ст. 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (АПК РФ) регламентировано, что если федеральным законом установлен досудебный порядок урегулирования, то спор может быть передан на рассмотрение арбитражного суда лишь после соблюдения такого порядка.

Суд, руководствуясь ст. 87 АПК РФ, вернул исковое заявление истцу, обосновав свои действия тем, что истец не представил доказательства досудебного урегулирования спора, поскольку требованиями п. 2, 3 ст. 28, п. 2 ст. 45 Закона о товарных знаках предусмотрен обязательный административный порядок рассмотрения таких споров Апелляционной палатой Роспатента и Высшей патентной палатой Роспатента.

Применение Роспатентом норм международного законодательства

Иностранная фирма обратилась в Арбитражный суд г.Москвы с иском к Роспатенту о признании недействительным акта государственного органа. В обоснование своего требования истец ссылался на то, что он является владельцем товарного знака “Pura Lopez” в Испании, а также на свою известность во многих странах мира как производителя обуви, маркированной этим знаком. Он также утверждал, что товарищество с ограниченной ответственностью (ТОО), будучи агентом истца, зарегистрировало в Российской Федерации товарный знак “Pura Lopez” на свое имя без его согласия, т.е. без разрешения владельца знака, в одной из стран Парижского союза. В своих доводах истец опирался на положения ст. 6 septies Парижской конвенции по охране промышленной собственности, участницей которой является Россия.

Арбитражный суд мотивировал свой отказ в иске тем, что на судебное заседание истец не представил доказательства наличия между ним и ТОО агентских отношений. Это и не позволило суду применить нормы международного законодательства, в частности положения названной статьи Парижской конвенции.

Судом также было установлено, что при регистрации товарного знака “Pura Lopez” на имя ТОО ответчик руководствовался законом Российской Федерации “О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров”, в соответствии с которым Роспатент проверяет лишь те положения, которые указанным Законом отнесены к его компетенции. Законодательство не обязывает Роспатент проверять наличие агентских отношений между заявителем прав на товарный знак и третьими лицами.

Арбитражный суд признал, что права истца не нарушены действиями ответчика. По результатам рассмотрения апелляционной жалобы указанное решение суда первой инстанции оставлено без изменений.

Договор уступки права на заявку на товарный знак не может быть признан незаключенным из-за недоказанности сторонами невозможности заключения соглашения по одному из пунктов этого договора.

Закрытое акционерное общество обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с исковым заявлением о признании договора уступки права на товарный знак незаключенным и применении последствий неосновательной передачи права. Истец утверждал, что стороны не достигли соглашения по одному из условий договора, сочтя его существенным, поскольку оно касалось выплаты вознаграждения стороне, уступающей право.

В ходе судебного заседания Роспатент, участвующий в деле как соответчик, ходатайствовал об изменении его процессуального положения - исключении из числа ответчиков.

Удовлетворив ходатайство, арбитражный суд установил, что Роспатент при внесении изменения в заявку действовал в рамках своей компетенции и в соответствии с предписаниями нормативного акта, регламентирующего совершение этого действия.

В соответствии с подпунктами 1, 3, 4 п. 3.1 Правил составления, подачи и рассмотрения заявки на регистрацию товарного знака и знака обслуживания внесение изменений в заявку происходит путем подачи в патентное ведомство заявления, содержащего подписи заявителя и его правопреемника. При отсутствии подписи правопреемника на заявлении в соответствии с подпунктом 4 п. 6 Правил в патентное ведомство представляется документ, подтверждающий согласие правопреемника на принятие права на заявку. Роспатенту были представлены необходимые документы (заявление и договор), на основании которых внесены изменения в заявку.

Арбитражный суд признал, что необходимость установления каких-либо иных оснований, в том числе относящихся, по мнению сторон, к существенным условиям договора, проверка их исполнения указанными Правилами Роспатенту не предписана.

Отказывая в иске, суд указал на недоказанность истцом того, что между ним и ответчиком действительно не было достигнуто соглашение о выплате вознаграждения.

Признание товарного знака вошедшим во всеобщее употребление как обозначения
товаров определенного вида влечет за собой прекращение регистрации

Акционерное общество обратилось в Арбитражный суд г.Москвы с требованием о признании недействительным решения Роспатента о признании недействительной полностью регистрации товарного знака “Фенибут”.

Отказывая в иске, суд указал, что вопросы охраноспособности товарного знака регулируются законодательством, действовавшим на дату приоритета заявки. Суд также установил, что, признавая регистрацию товарного знака недействительной, Роспатент руководствовался законом Российской Федерации “О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров” и Инструкцией по государственной экспертизе заявок на регистрацию товарных знаков и выдачу свидетельства на товарный знак.

Решением Роспатента регистрация товарного знака была признана недействительной на основании того, что заявленное обозначение являлось видовым наименованием товара и вследствие его применения вошло во всеобщее употребление как обозначение товаров определенного вида. Указанные обстоятельства подтверждались описанием данного препарата и его свойств в нормативной медицинской литературе, в частности, справочниках и публикациях в средствах массовой информации. При этом препарат широко использовался.

В соответствии с п. 3.1.1.1 Инструкции к обозначениям, вошедшим во всеобщее употребление в качестве обозначения товаров известного рода, относятся те из них, которые были ранее зарегистрированы как товарные знаки, но воспринимаются потребителем как видовые наименования товаров из-за утраты различительной способности, вследствие независимого, неоднократного их применения различными лицами для товаров того же вида.

На основании материалов дела суд пришел к выводу, что ответчик - Роспатент - обоснованно определил вхождение обозначения “Фенибут” во всеобщее употребление как обозначение товара определенного вида - видовое наименование лекарственного препарата “Фенибут”. Указанное обозначение является видовым наименованием товара и согласно ст. 6 Закона о товарных знаках аналогично абсолютному основанию для отказа в регистрации товарных знаков, вошедших во всеобщее употребление как обозначение товара определенного вида.

Доказательством по делу служат медицинские справочники и публикации в средствах массовой информации.

Признание товарного знака обозначением, указывающим на вид и назначение товара, влечет за собой прекращение регистрации

Общество с ограниченной ответственностью обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с требованием о признании недействительным решения Роспатента об отказе в регистрации в качестве товарного знака обозначения “Drypads”.

Отказывая в иске, суд отметил, что вопросы охраноспособности товарного знака регулируются законодательством, действовавшим на дату приоритета заявки. Он также указал, что, признавая регистрацию товарного знака недействительной, Роспатент руководствовался законом Российской Федерации “О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров” и Инструкцией по государственной экспертизе заявок на регистрацию товарных знаков и выдачу свидетельства на товарный знак.

Кроме того, при вынесении решения суд использовал Руководство по методике государственной экспертизы заявок на регистрацию товарных знаков и выдачу свидетельств на товарные знаки в качестве источника, отражающего практику экспертизы заявок на регистрацию товарных знаков.

Согласно ст. 6 Закона о товарных знаках и п. 3.1.2.6 Инструкции не допускается регистрация товарных знаков, состоящих только из обозначений, указывающих на вид и назначение товара.

По утверждению истца и описанию, представленному с заявкой, словесное обозначение “Drypads” является вымышленным, состоящим из двух слов “dry” и “pads”. Охрана указанного обозначения испрашивалась в отношении товаров 16 класса МКТУ: пеленки, одноразовые пеленки и детские трусы из бумаги и/или целлюлозы.

Судом установлено, что решение Роспатента основывалось на сведениях о семантике слов “dry”и “pads”, приведенных в словарях, использование которых регламентировано Руководством. Согласно использованным ответчиком словарям, словесный элемент заявленного обозначения в переводе на русский язык означает “сухой” и “мягкая прокладка или набивка”, что прямо указывает на вид и назначение товаров, приведенных в перечне заявки. По указанным основаниям ответчик не мог зарегистрировать заявленное обозначение.

На основании п. 2.1.2.6 Руководства вывод о неохраноспособности этого товарного знака в отношении заявленного перечня товаров не зависит от слитного или раздельного написания использованных в нем слов. Суд установил, что при переводе составляющих товарный знак английских слов Роспатент использовал их общеупотребительные значения. Решением арбитражного суда в иске было отказано.

Применение судом критериев тождества и сходства товарных знаков к фирменным наименованиям

Общество с ограниченной ответственностью (истец) обратилось с иском в Арбитражный суд Приморского края о признании недействительным постановления администрации г. Владивостока от 25 февраля 1998 г. N 265 в части регистрации общества с ограниченной ответственностью (ответчик), часть фирменного наименования которого совпадает с товарным знаком истца. При этом истец утверждает, что сходство фирменного наименования ответчика с товарным знаком истца способно ввести потребителя в заблуждение, так как они занимаются одним и тем же видом деятельности в одном регионе.

Отказывая в иске, суд установил, что действующее законодательство не содержит норм, позволяющих вынести суждение о сходстве фирменного наименования и товарного знака. Вместе с тем суд использовал аналогию закона в соответствии со ст. 6 ГК РФ и применил критерии сходства товарных знаков, закрепленные в п. 14.4.2 Правил составления, подачи и рассмотрения заявки на регистрацию товарного знака и знака обслуживания.

Действующее законодательство не ограничивает возможность регистрации товарных знаков и знаков обслуживания видом осуществляемой деятельности, выданной лицензией или специальной правосубъектностью. Арбитражный суд в иске отказал.

Факт трудовых отношений между работником и работодателем не является
доказательством того, что созданное работником изобретение служебное

Российский научный центр обратился в районный суд г. Перми с исковым заявлением о признании изобретения служебным. Истец ссылался на факт, что авторы, зарегистрировавшие на свое имя изобретение, являлись его работниками. В обоснование своих требований истец представил справки о том, что в настоящее время авторы изобретения находятся с ним в трудовых отношениях.

Отказывая в иске, суд указал, что в соответствии со ст. 8 Патентного закона изобретение считается служебным, если работник создал его, выполняя свои служебные обязанности или конкретное задание работодателя, если договором не предусмотрено иное. Однако работник вправе приобрести права на служебное изобретение на свое имя в случае, если уведомленный о созданном изобретении работодатель явным образом не изъявил свою волю о приобретении прав на него (не подал заявку в течение четырех месяцев со дня извещения о созданном изобретении в патентное ведомство), не переуступил право на подачу заявки другому лицу, либо не объявил об оставлении служебного изобретения в тайне.

Изучив материалы дела, суд пришел к выводу, что истец не доказал наличия какого-либо из упомянутых выше условий. В то же время наличие трудовых отношений между авторами и истцом еще не свидетельствует о том, что изобретение является служебным.

Роспатент не проверяет правомерность указания авторов и патентообладателя
в заявлении о выдаче патента на изобретение

Открытое акционерное общество обратилось в Арбитражный суд г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском о признании его в качестве патентообладателя. Истец утверждал, что Роспатент неправомерно выдал патент на имя общества с ограниченной ответственностью (ООО), привлеченного по делу в качестве третьего лица.

Доводы истца основывались на том, что между ним и третьим лицом существовал договор о совместном патентовании изобретения.

Суд в иске к Роспатенту отказал, руководствуясь п. 1 ст. 8 Патентного закона, в соответствии с которым патент на изобретение выдается автору, физическим или юридическим лицам, которые указаны в заявлении на выдачу патента, либо работодателю.

Суд установил, что в качестве заявителя в заявке на изобретение было указано ООО. При этом права на получение патента возникли у заявителя из-за того, что он является работодателем авторов. Право указать авторов и патентообладателя принадлежит лицу, подающему заявку. При этом к компетенции Роспатента ни одним нормативным актом не отнесена проверка правомерности указания авторов и патентообладателей на объекты промышленной собственности.

Неуплата пошлины за подачу заявки на изобретение и непредоставление в установленный срок дополнительных материалов влечет за собой признание заявки отозванной

Гражданин Российской Федерации обратился в Приокский районный суд г. Нижний Новгород с иском к Роспатенту об отсрочке уплаты патентной пошлины и уменьшении ее размера. Ответчик ссылался на п. 4, 12 ст. 21 Патентного закона, которыми регламентировано, что по заявке, оформленной с нарушением требований к ее документам, заявителю направляется запрос с предложением в течение двух месяцев с даты его получения представить исправленные или отсутствующие документы. Если заявитель в указанный срок не представит запрашиваемые материалы или ходатайство о продлении установленного срока, заявка признается отозванной.

Также в соответствии со ст. 33 за совершение юридически значимых действий, связанных с патентом, взимаются патентные пошлины, которые уплачиваются в патентное ведомство. Отсрочка уплаты патентной пошлины не предусмотрена действующим законодательством.

Отказывая в иске, суд мотивировал свое решение тем, что ответчик правомерно признал заявку на изобретение отозванной, так как истец не представил в Роспатент ни запрашиваемые материалы, ни документ, подтверждающий уплату пошлины, ни ходатайство о продлении установленного срока с подтверждением уважительной причины его нарушения.

Суд также установил, что истец не представил в патентное ведомство документ, подтверждающий право на льготы по уплате пошлины. По результатам рассмотрения кассационной жалобы указанное решение суда первой инстанции оставлено без изменения.