Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 



Объекты авторского права в зоне конфликта товарного знака

Под объектом авторского права в соответствии с действующим законом понимаются произведения науки, литературы и искусства, являющиеся результатом творческой деятельности, независимо от назначения и достоинства произведения, а также от способа его выражения.

Анализируя формулировку понятия объекта авторского права, следует обратить особое внимание на то, что в качестве объекта права всегда должно выступать произведение. Единственное условие, предъявляемое к этому объекту, - самостоятельное создание произведения. Его назначение и достоинство не имеют значения.

“Авторские произведения должны быть оригинальными, то есть быть результатом творческого труда самого автора”, - так трактует понятие авторского права ВОИС[1]. Очевидно, что здесь термин “оригинальность” используется в его первом значении - “подлинник”, т.е. подлинное произведение автора (оригинал).

Любая работа, произведение искусства, картина, книга могут считаться объектом авторского права, если они выполнены самостоятельно автором, т.е. не скопированы. Степень оригинальности произведения, в смысле отличия от других, не имеет значения. Авторское право охраняет лишь форму выражения идей, но не сами идеи.

Попытка использовать критерий оригинальности в практике столкновений между произведениями и объектами промышленной собственности является дискуссионной. Понятие “оригинальность”, применяемое к произведениям в авторском праве и в промышленной собственности, принципиально различно. В первом случае под оригинальностью понимается подлинный творческий труд самого автора, во втором - некоторый шаг вперед по сравнению с существующим уровнем техники.

Из произведений, относящихся к объектам авторского права, наибольший интерес в свете данной проблемы представляют названия литературных произведений, персонажи и цитаты, которые могут быть использованы и используются уже сейчас на практике для создания обозначений, позволяющих маркировать ими товар или услугу.

Конфликтная ситуация возникает в тех случаях, когда одно и то же обозначение, как правило, имеющее словесный характер, может являться объектом авторского и промышленного права, т.е. названием произведения и товарным знаком. В соответствии с Законом об авторском праве название произведения может выступать в качестве самостоятельного объекта авторского права, при этом у автора возникают исключительные права на использование этого названия “в любой форме и любым способом”. В соответствии с Законом о товарных знаках у владельца знака возникают также исключительные права на обозначение, но только в отношении определенных товаров или услуг, указанных в свидетельстве на товарный знак. Вполне реальна ситуация, когда владельцы разного права на деле владеют исключительными правами на одно и то же обозначение.

Объем исключительных прав на название произведения не оговорен особо в ст. 16 Закона об авторском праве. Тем не менее специфический характер этих прав требует самостоятельных формулировок, так как ни одно из положений п. 2 ст. 16 не подходит к названиям произведений. Право на воспроизведение произведения - основополагающее право автора - по существу запрещает копирование произведения. Можно ли использовать этот же подход при определении исключительных прав, предъявляемых к названию произведения? Можно ли запретить копирование названий всех создаваемых авторами произведений литературы, науки, искусства? Если бы Законом об авторском праве автору предоставлялись именно такие неограниченные права в отношении наименований произведений, очень скоро встал бы вопрос об исчерпании обозначений, которые можно использовать в качестве названий других произведений литературы, науки и искусства, а также обозначений, предназначенных для использования в качестве товарных знаков.

Тем не менее нельзя отрицать, что проблема столкновения между исключительными правами на товарный знак и названием произведения существует. Предлагаемое в настоящее время разрешение этой конфликтной ситуации путем предоставления исключительных прав названиям только оригинальных произведений не позволяет разрешать существующую проблему в целом. С другой стороны, такой подход требует создания и проведения специальной экспертизы названий, которая была бы в состоянии выносить суждения о том, названиям каких произведений можно предоставить исключительное право, а каким - нет. Такой подход, очевидно, будет входить в противоречие с основным положением авторского права о том, что исключительные права на произведение, а следовательно, и на его название возникают независимо от назначения и достоинства самого произведения. Понятие же оригинальности, скорее всего, относится к достоинствам произведения, а следовательно, и к его названию.

Выбор или создание названия произведения - процесс творческий, не зависящий от того, какие слова для него выбраны в итоге. В этом смысле создание (выбор) названия для произведения очень близко соприкасается с выбором (созданием) словесных товарных знаков или слоганов. Так же, как и название произведения, словесный товарный знак может носить характер искусственного или естественного слова. Один товарный знак, так же, как и название произведения, может состоять из нескольких слов, связанных или не связанных смысловым значением. Очевидно, что создание товарных знаков так же, как и создание названия произведения, является процессом творческим.

В связи с тем, что оба рассматриваемых объекта имеют одну и ту же лингвистическую природу, их можно отнести к самостоятельным литературным произведениям, особенность которых заключается в том, что они не могут рассматриваться в отрыве от объекта, для которого они предназначены: название произведения не может использоваться в отрыве от самого произведения, а товарный знак не может рассматриваться в отрыве от товаров, которые им маркируются.

Специальные ограничения исключительных прав на название произведения нужны для того, чтобы ограничить применение известного названия третьими лицами в коммерческих целях. То есть только в тех случаях, когда название произведения используется в коммерческих целях, для товаров или услуг, самостоятельно, независимо от произведения, для которого оно было создано, у автора возникают права на запрет воспроизведения названия произведения. При этом права автора не являются бесспорными, а наоборот, требуют доказательств того, что регистрация третьими лицами товарного знака, совпадающего с названием его произведения, была сделана преднамеренно, с целью получения незаслуженной прибыли, приобретенной вследствие широкой известности как самого произведения, так и его названия.

Для примера можно рассмотреть права, возникающие у создателя кинокартины “Сибирский цирюльник” Н.Михалкова, на ее название. В соответствии с Законом об авторском праве у автора, независимо от достоинства произведения (оригинально оно или нет), возникают права на название, если оно начинает использоваться самостоятельно, т.е. независимо от произведения, и появляется право запрещать воспроизведение названия этого произведения в любой форме, в какой бы оно ни осуществлялось, например, для парфюмерии, вина или сигарет.

Однако обязательным условием права будет необходимость предоставления доказательств, что использование этого названия на товаре неразрывно связано с известностью произведения и что именно популярность произведения приносит или может принести незаслуженную выгоду третьим лицам, использующим или зарегистрировавшим на свое имя это название. Следует обратить особое внимание на то, что в Законе об авторском праве нигде не упомянута необходимость доказывать известность названия произведения. Было бы целесообразным введение в ст. 16 уточняющих формулировок об исключительности прав на название произведения, так как природа прав на произведение в целом и на его название кажется различной.

В Законе о товарных знаках в отличие от Закона об авторском праве возможность столкновения этих объектов предусмотрена. Более того, именно с учетом положения об известности произведения на территории России названию такого произведения предоставляется право преимущества перед правом на товарный знак. В частности, в п. 2 ст. 7 Закона о товарных знаках предусмотрена возможность отказа в регистрации обозначений в качестве товарных знаков, если последние воспроизводят “названия известных в Российской Федерации произведений... без согласия обладателя авторского права или его правопреемников”.

Тем не менее это положение не является определенным, так как в соответствии с п. 1 ст. 12 государственная экспертиза не обязана проводить проверку заявленного на регистрацию обозначения в отношении известности названий произведений. Даже если не затрагивать произведения науки и искусства, а остановиться только на литературных произведениях, определить круг потребителей, которому может быть известно или неизвестно название того или иного произведения, весьма затруднительно. В настоящее время нет каких-либо методических рекомендаций или теоретических разработок, позволяющих проводить такую оценку.

В то же время следует отметить, что если у автора произведения - владельца более раннего права, есть основания утверждать, что более поздняя регистрация права на товарный знак имела целью получение незаслуженной прибыли, кажется вполне правомерной подача искового заявления в суд. При этом, безусловно, потребуется не просто сослаться на право первенства, но и представить доказательства того, что незаслуженная прибыль, которую приобрел или может приобрести владелец регистрации на товарный знак, основана на известности произведения автора и что именно известность названия произведения привлекла определенное число потребителей к товару, им маркированному. Если таких доказательств нет, то автору произведения необходимо соблюдать правила охраны своего собственного произведения, по которым “владелец авторского права на охраняемые произведения может распоряжаться им по своему усмотрению, но без ущерба для юридически признанных прав и интересов третьих лиц”[2].

Примером неправомерного использования исключительных прав на наименование произведения является столкновение прав авторов произведения под названием “Энциклопедия для детей” с издательством, подготовившим энциклопедию аналогичного названия. Истец, считая себя обладателем исключительных прав на название произведения “Энциклопедия для детей”, потребовал запретить использование сходного, по его мнению, названия в отношении произведения под названием “Энциклопедия для детей и юношества”.

Арбитражный суд отказал в иске истцу, мотивируя отказ тем обстоятельством, что название “Энциклопедия для детей” не может быть признано оригинальным. Отказывая автору в иске, суд по существу отказал ему в исключительном праве на название произведения. Такой подход к решению вопроса об исключительном праве автора произведения носит проблематичный характер, так как, используя такой подход в каждом отдельном случае, придется проводить экспертную оценку того или иного наименования на соответствие критерию “оригинальность”. В связи с тем, что критерии этого понятия в отношении авторского права, с одной стороны, не разработаны, а с другой, ставят под сомнение достоинство произведения или его частей, для решения поставленной задачи возможен и другой подход.

Представляется целесообразным обратиться к ст. 6 Закона об авторском праве, в соответствии с которой названию произведения могут быть предоставлены исключительные права только в том случае, если при соответствии названия критериям, предъявляемым к произведению в целом, это название обладает возможностью использоваться самостоятельно, т.е. в отрыве от произведения. В рассмотренном случае это едва ли осуществимо, так как название “Энциклопедия для детей” прямо указывает на конкретное произведение и его содержание. Вторым и существенным фактором для вынесения решения об отказе в предоставлении исключительных прав автору на название произведения может явиться известность этого названия в составе произведения. При этом следует представить факты, доказывающие известность произведения.

Третьим фактором в споре могут выступать доказательства того, что ответчик намеренно использовал тождественное название для получения незаслуженной прибыли вследствие предыдущей популярности произведения истца, известного именно под этим названием. То есть доказательства последовательного перехода популярности и известности произведения на его название, а затем связи этого названия с последующим самостоятельным использованием, но уже в отрыве от произведения. Если же таких доказательств нет, автор произведения должен распоряжаться им по своему усмотрению в объемах тех исключительных прав, которые регламентированы Законом об авторском праве, без ущерба третьим лицам, использующим тождественные названия совместно со своими собственными произведениями.


[1] См.: п. 8.13, 8.14 ст. С. гл. 8 “Авторские и смежные права”: Введение в интеллектуальную собственность. Изд. ВОИС, 1998.
[2] См.: Указ. соч. Ст. С. Гл. 8.