Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 



Объем прав, вытекающих из патента на применение

На наш взгляд, практический интерес вызывает вопрос об объеме прав, возникающих у патентообладателя в случае, когда объектом изобретения является применение известного ранее устройства, способа, вещества, штамма по новому назначению. Дело в том, что он не нашел прямого регулирования в действующем законодательстве.

Согласно норме п. 3.3.7 Правил составления, подачи и рассмотрения заявки на выдачу патента на изобретение[1] для изобретений на применение используется формула следующей структуры: “Применение...в качестве...”. То есть законодатель использует термин “применение”, который согласно нормам толкования означает “осуществление на деле, на практике”[2].

Поскольку объем правовой охраны, предоставляемый патентом на изобретение, согласно п. 2 ст. 10 Патентного закона Российской Федерации определяется формулой изобретения, это дает основание полагать, что патент на применение охраняет только осуществление изобретения на практике. В таком случае из приведенного в п. 3 ст. 10 Патентного закона перечня действий (несанкционированное изготовление, применение, ввоз, предложение к продаже и т.д.), признаваемых нарушением исключительного права патентообладателя, применительно к рассматриваемой категории изобретений следует исключить все перечисленные в норме действия, кроме такого, как “применение”.

С другой стороны, законодатель при определении действий, приводящих к нарушению исключительных прав патентообладателя, не делает никаких изъятий из упомянутого выше перечня действий и не вводит специального режима охраны в отношении такого объекта изобретения, как применение по новому назначению.

Такая неопределенность в законодательстве может привести к сложным коллизиям на практике, в частности, при определении факта нарушения патента. Например, с проблемой определения объема прав по патенту на применение столкнулся на практике патентный поверенный Н.Л.Цетович (Москва) и обратился за разъяснением указанного вопроса в патентное ведомство[3].

В ответе ведущий специалист отдела правового регулирования Роспатента В.И.Агошков высказал мнение, что для рассматриваемой категории объектов нарушением исключительного права патентообладателя является только применение изобретения по его новому назначению. На наш взгляд, такой подход ущемляет исключительные права патентообладателей, имеющих патент на применение.

Сущностью данной категории изобретений является открытие у известного объекта новых не известных ранее свойств. Поэтому использованием изобретения на применение следует считать любое действие, побудительной причиной которого служит желание ввести в хозяйственный оборот объект, в котором будет реализовываться его выявленное новое свойство.

Соответственно, нарушением прав патентообладателя для рассматриваемых изобретений следует считать любое несанкционированное действие, перечисленное в п. 3 ст. 10 Патентного закона, т.е. не только применение (осуществление на практике) объектов, но их изготовление, ввоз, предложение к продаже и т.д., если данные действия связаны с введением в хозяйственный оборот продукта, интерес к которому обусловлен только его новыми нетрадиционными свойствами, указанными в формуле изобретения.

Теоретически устранить неопределенность в действующем законодательстве в отношении прав по патенту на применение можно, если изменить структуру формулы изобретения, например, заменив термин “применение” на термин “использование”.

На практике, учитывая неоднозначность понимания вопроса об объеме прав, вытекающих из патента на применение, следует по возможности осуществлять комплексную многоаспектную защиту технического решения, являющегося предметом изобретения. Так, если сущностью изобретения является открытие новых свойств у известного ранее вещества, следует в качестве объекта защиты выбрать не только применение данного вещества по новому назначению, но и продукт, в состав которого включено указанное вещество, проявляющее новое свойство, а также способ изготовления такого продукта.


[1] Патенты и лицензии. 1998. № 12. С.2.
[2] См.: Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1993. С.612.
[3] См.: Патенты и лицензии. 2001. № 1. С.37.