Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 



Правовая охрана фирменных наименований

Фирменные наименования в соответствии со ст. 138 Гражданского кодекса Российской Федерации отнесены к объектам интеллектуальной собственности. Отношения, связанные с правовой охраной и использованием практически всех объектов интеллектуальной собственности, помимо общих норм ГК РФ, регулируются специальными законами. Среди них – Патентный закон, законы Российской Федерации “Об авторском праве и смежных правах”, “О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров”, “О селекционных достижениях”.

В отношении фирменных наименований действует лишь ряд норм ГК РФ (положения ст. 2, 51, 54, 69, 82, 87, 95, 96, 107, 113, 115, 128, 132, 138, глава 54), а также ст. 2, 4, 7, 11, 60 федерального закона “Об акционерных обществах” и ст. 2, 4, 12 федерального закона “Об обществах с ограниченной ответственностью”. Они относятся к весьма ограниченному кругу аспектов правовой охраны фирменных наименований и их использования. Большинство же вопросов правового регулирования не имеет. Так, нет положения о том, что собственно является фирменным наименованием, как оно по общему правилу должно формироваться. Действующая нормативно-правовая база прямо не указывает на особенности предоставления правовой охраны фирменному наименованию, обусловленные ст. 8 Парижской конвенции по охране промышленной собственности: “фирменное наименование охраняется во всех странах Союза без обязательной подачи заявки или регистрации и независимо от того, является ли оно частью товарного знака”.

ГК РФ не раскрывает содержания исключительного права на фирменное наименование, что представляется справедливым, поскольку это должно регламентироваться специальным законом. Подтверждение тому, например, положения Патентного закона и Закона о товарных знаках.

Перечень вопросов, связанных с фирменными наименованиями и не урегулированных законодательно, можно продолжить. Однако представляется, что наличие проблемы доказывать не нужно. Достаточно часто мы сталкиваемся с коллизиями прав на товарные знаки и фирменные наименования. Недавно к ним присоединились проблемы, связанные с использованием индивидуализирующих обозначений в Интернете. И не всегда возможно найти выход из создавшегося положения из-за отсутствия соответствующего правового регулирования.

Необходимость разработки закона о фирменных наименованиях назрела давно. В 80-е гг. даже предпринимались попытки его разработать.

В конце 2000 г. Правительство Российской Федерации включило в план подготовки проектов федеральных законов на 2001 г. проект федерального закона “О фирменных наименованиях”. Разрабатывался он Роспатентом совместно с Министерством по антимонопольной политике и поддержке предпринимательства и Министерством юстиции. В июне 2001 г. законопроект был представлен в Правительство Российской Федерации для последующего внесения в Государственную думу.

При подготовке законопроекта использовался опыт многих европейских стран, США, государств СНГ. Безусловно, учитывалась и российская специфика органов, уполномоченных предоставлять правовую охрану фирменным наименованиям и прекращать ее. Принимались во внимание положения законодательных актов как отечественных, так и зарубежных, регулирующих правоотношения со сходными объектами – товарными знаками и знаками обслуживания.

Что и как предполагает регулировать проект федерального закона “О фирменных наименованиях”?

Исходя из того, что фирменные наименования, так же, как и товарные знаки, являются средствами индивидуализации, законопроект, следуя концепции Закона о товарных знаках, дает определение фирменного наименования: “это наименование коммерческой организации, являющееся средством индивидуализации, призванное отличать одну коммерческую организацию от другой коммерческой организации при осуществлении ими предпринимательской деятельности”.

Из приведенного определения видно, что оно основано на положении ст. 54 ГК РФ, установившей, что фирменное наименование может принадлежать только коммерческой организации. Из этого определения следует и отличие роли товарного знака от роли фирменного наименования. В первом случае средство индивидуализации призвано отличать однородные товары и услуги разных производителей (разных субъектов), во втором – самих производителей (субъектов, производящих товары или оказывающих услуги).

Следуя российской и мировой практике, а также учитывая положения действующего законодательства, законопроект указывает на обязанность коммерческой организации иметь полное фирменное наименование на русском языке и на ее право иметь на русском языке сокращенное фирменное наименование. Кроме того, дополнительно указывается на право коммерческой организации иметь также полное и (или) сокращенное фирменное наименование на языках народов Российской Федерации и (или) иностранных языках. Вероятно, реализация этого права будет зависеть от того, на каком рынке работает субъект права на фирменное наименование.

Известно, что в некоторых странах организации могут иметь несколько фирменных (или торговых) наименований. Вероятно, со временем и Россия может к этому прийти, но на сегодняшний день законопроектом предусмотрена возможность иметь только одно полное и одно сокращенное фирменное наименование на русском языке.

Законопроектом установлено общее правило, из которого следует, что к сокращенным фирменным наименованиям применяются соответственно положения, установленные законом для полного фирменного наименования.

В отношении иностранных коммерческих организаций особо оговорено, что на них не распространяется обязанность иметь фирменное наименование на русском языке при осуществлении ими предпринимательской деятельности на территории Российской Федерации. Более того, в законопроекте указано, что в состав фирменного наименования иностранной коммерческой организации могут включаться сведения, установленные законодательством страны, ее учредившей.

Анализ действующего российского законодательства показывает, что в нем содержатся положения, регламентирующие порядок формирования (создания) фирменных наименований коммерческих организаций отдельных видов, но общего правила такого формирования нет, что вряд ли можно признать правильным. Именно поэтому ст. 2 законопроекта, посвященная составу фирменного наименования, прежде всего устанавливает это общее правило, а затем уже переходит к характеристике составов отдельных фирменных наименований.

По общему правилу фирменное наименование состоит из указания на организационно-правовую форму коммерческой организации и словесного обозначения или словесных обозначений, выбранного или выбранных по усмотрению коммерческой организации. При этом установлено, что в сокращенном фирменном наименовании указание на организационно-правовую форму может быть приведено в виде аббревиатуры (первых букв слов, обозначающих организационно-правовую форму). Законопроектом установлено также, что в случаях, определенных законом и иными правовыми актами, в фирменное наименование включается указание на вид коммерческой организации, характер ее деятельности и иные характеристики. Речь, например, может идти о банках, биржах, торговых или строительных организациях, об организациях, использующих в своем фирменном наименовании слово “Россия” или слова, производные от него.

Законопроект, определяя отдельные составы фирменных наименований, безусловно, исходит из положений ГК РФ и действующих федеральных законов, не вносит никаких новаций и лишь слегка унифицирует формулировки определений.

Одна из важнейших статей законопроекта посвящена возникновению правовой охраны фирменного наименования. Этот вопрос является не очень простым, поскольку ст. 8 Парижской конвенции предусмотрено предоставление правовой охраны фирменному наименованию без какой-либо регистрации, а ст. 54 ГК РФ устанавливает, что на зарегистрированное фирменное наименование его обладателю предоставляется исключительное право. Исходя из этого законопроектом установлено, что “правовая охрана фирменного наименования, в том числе сокращенного, осуществляется после государственной регистрации коммерческой организации или в силу международных договоров Российской Федерации с начала использования фирменного наименования на территории Российской Федерации”.

Так же, как и Закон о товарных знаках, проект закона о фирменных наименованиях не только указывает, что на фирменное наименование предоставляется исключительное право, но и раскрывает его содержание, срок действия, указывает на документы, подтверждающие наличие у субъекта права на него. В качестве такого документа для российской коммерческой организации указан учредительный документ, а для иностранной – документ, установленный законодательством страны, учредившей эту организацию.

Обладатель права на фирменное наименование вправе его использовать, разрешать его использование другим лицам на основе договора коммерческой концессии, а также запрещать его использование третьим лицам.

В рамках исключительного права на фирменное наименование законопроект указывает на возможность его изменения, если при этом в течение пяти лет одновременно с использованием нового фирменного наименования будет указываться на преемственную связь с прежним фирменным наименованием. Дополнительно установлено, что право изменять фирменное наименование не может использоваться чаще, чем один раз в пять лет. И еще одно ограничивающее правило, действующее в некоторых странах в отношении товарных знаков: право на фирменное наименование может быть передано другому лицу только одновременно с передачей самого предприятия как имущественного комплекса или части предприятия. На наш взгляд, такое ограничение в отношении фирменных наименований, индивидуализирующих сами предприятия, представляется справедливым, обеспечивающим интересы потребителей.

Законопроектом установлено, что право на фирменное наименование может действовать в течение срока деятельности коммерческой организации.

Выше отмечалось, что одним из правомочий, составляющих исключительное право на фирменное наименование, является его использование. Каким же образом оно может быть реализовано? С использованием фирменного наименования могут совершаться гражданско-правовые сделки и иные юридические действия, осуществляться личные неимущественные права, защищаться нарушенные или оспариваемые права.

В рамках рассматриваемого правомочия правообладатель вправе использовать свое фирменное наименование на вывесках, официальных бланках, счетах, в рекламе, печатных изданиях, иных формах и иными способами.

Законопроект содержит новацию, очень интересную с позиции использования русского языка в предпринимательской деятельности. Она сводится к тому, что при использовании российской коммерческой организацией фирменного наименования не на русском языке оно должно также указываться на русском языке, а при использовании иностранной коммерческой организацией своего фирменного наименования на иностранном языке – в транслитерации буквами русского алфавита.

Второе правомочие, составляющее исключительное право на фирменное наименование, – возможность предоставления правообладателем разрешения другим лицам использовать фирменное наименование на основе договора коммерческой концессии. Как известно, условия такого договора и порядок его регистрации определяются ГК РФ, поэтому законопроект не повторяет положений Кодекса, а отсылает к ним.

Вместе с тем в законопроекте имеется одно положение, касающееся правоотношений в связи с действием договора коммерческой концессии. В соответствии с ним при использовании фирменного наименования по договору коммерческой концессии пользователь обязан осуществлять предупредительную маркировку о том, что фирменное наименование используется по договору коммерческой концессии, а также указывать свое фирменное наименование или наименование.

Законопроект содержит положение, в определенной степени регламентирующее пределы реализации правомочия использования фирменного наименования. Направлено оно на предотвращение недобросовестной конкуренции и сводится к следующему: “в случае, если использование фирменного наименования может привести к недобросовестной конкуренции, в частности, вследствие воспроизведения в нем фирменного наименования ( или его части) другой коммерческой организации либо охраняемого в Российской Федерации товарного знака или обозначения, сходного с ним до степени смешения, федеральный антимонопольный орган либо суд могут ограничить использование фирменного наименования”.

Третье правомочие, составляющее исключительное право на фирменное наименование, – право обладателя фирменного наименования запрещать его использование третьим лицам. Содержание этого правомочия очевидно, поэтому хотелось бы остановиться лишь на одном. Законопроект содержит положение, устанавливающее, что право на фирменное наименование не дает оснований запрещать третьим лицам использование фирменного наименования для индивидуализации его обладателя. Иными словами, если, например, в какой-то публикации говорится, что ООО “Производственная фирма “Х” производит холодильники, то такое использование фирменного наименования не может рассматриваться как нарушение исключительного права.

Как и любое исключительное право на любой другой объект интеллектуальной собственности, право на фирменное наименование в определенных случаях прекращается. Действующее законодательство не содержит перечня таких оснований, законопроект их устанавливает. Это:

ликвидация коммерческой организации-правообладателя;

отказ правообладателя от имеющегося фирменного наименования с заменой его на другое фирменное наименование;

вступление в силу решения суда о прекращении правовой охраны фирменного наименования вследствие:

несоответствия действительности содержащегося в фирменном наименовании указания на организационно-правовую форму коммерческой организации;

воспроизведения в фирменном наименовании официального названия государства, названия официальной государственной резиденции, сокращенного или полного наименования государственной, муниципальной, международной, межправительственной, общественной организации (такое название может быть включено в фирменное наименование, если на это имеется согласие соответствующего компетентного органа, организации);

воспроизведения в фирменном наименовании фамилии, имени, псевдонима известного лица или производного от них без согласия такого лица, его наследников, соответствующего компетентного органа, если указанные обозначения являются достоянием истории и культуры Российской Федерации;

способности фирменного наименования либо его части ввести потребителя в заблуждение относительно обладателя фирменного наименования, предмета его деятельности или страны происхождения;

воспроизведения элементов, использование которых противоречит общественным интересам, принципам гуманности и морали;

воспроизведения фирменного наименования, право на которое возникло ранее у другого лица, занимающегося сходной деятельностью, или его существенной части, помимо указания на организационно-правовую форму, или обозначения, сходного с ними до степени смешения, без согласия этого лица;

воспроизведения элементов, использование которых ограниченно законом или иным нормативным правовым актом.

Очевидно, что приведенный перечень имеет много общего с перечнем оснований прекращения права на товарный знак. И это опять-таки объясняется их общей природой как средств индивидуализации.

Всем известно, насколько сейчас актуален вопрос о нарушении прав на объекты интеллектуальной собственности. Не остаются в стороне от покушений и фирменные наименования. Вопрос же о том, что является нарушением права на фирменное наименование, действующим законодательством не решен.

В законопроекте этому вопросу посвящена отдельная статья. В соответствии с ней нарушением права на фирменное наименование признается не санкционированное его обладателем использование фирменного наименования или обозначения, сходного с ним до степени смешения, в отношении сферы деятельности, сходной со сферой деятельности обладателя права на фирменное наименование. Законопроект конкретизирует действия, которые могут быть признаны нарушением: не санкционированное его обладателем изготовление, применение, ввоз, предложение к продаже, продажа, иное введение в гражданский оборот или хранение с этой целью изображения фирменного наименования или изображения обозначения, сходного с ним до степени смешения, используемых в сходной сфере деятельности.

В законопроекте есть еще одно положение, содержание которого основано на практике использования товарных знаков, а также на рекомендациях ВОИС. В соответствии с ним нарушением права на фирменное наименование признается также не санкционированное его обладателем использование фирменного наименования (или его части) в Интернете, в том числе в наименовании домена, локальных компьютерных сетях, если вследствие этого лицо, имеющее право пользоваться наименованием домена, получило или могло получить доходы, приобрело или могло приобрести какие-либо преимущества в гражданском обороте.

Помимо действий, которые могут быть признаны как нарушения права на фирменное наименование, законопроект определил действия, которые таковыми признать нельзя. Так, нарушением прав обладателя фирменного наименования не является: использование товарного знака, воспроизводящего охраняемое фирменное наименование либо обозначение, сходное с ним до степени смешения, в отношении сходной сферы деятельности или однородных товаров, если право на товарный знак получено ранее права на фирменное наименование, а также использование фирменного наименования третьими лицами для индивидуализации его обладателя.

В законопроекте указано, что незаконное использование фирменного наименования влечет за собой ответственность в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации. Поскольку в действующем уголовном и административном кодексах соответствующих положений нет, то, очевидно, потребуется их дополнить.

Это обстоятельство принято во внимание в статье, посвященной рассмотрению споров, связанных с применением закона о фирменных наименованиях. По общему правилу, определенному проектом закона, эти споры рассматриваются судами в соответствии с их компетенцией в порядке, установленном российским законодательством. К ним, в частности, отнесены споры о нарушении исключительного права на фирменное наименование; заключении и исполнении договора коммерческой концессии на использование фирменного наименования; предоставлении правовой охраны фирменному наименованию.

В административном порядке споры могут рассматриваться, только если каким-либо законом будет специально установлен такой порядок.

Возвращаясь к вопросу об ответственности, следует указать, что законопроект устанавливает дополнительные средства гражданско-правовой защиты. Помимо требований о прекращении нарушения или взыскания причиненных убытков она может быть осуществлена путем публикации судебного решения в целях восстановления деловой репутации потерпевшего, а также путем удаления с товара или его упаковки, иного материального носителя незаконно используемого фирменного наименования или обозначения, сходного с ним до степени смешения, и (или) уничтожения изготовленных изображений фирменного наименования или обозначения, сходного с ним до степени смешения, либо изъятия товара или иного материального носителя из гражданского оборота в случае невозможности удаления с него незаконно используемого фирменного наименования или обозначения, сходного с ним до степени смешения.

Законопроект содержит статью, посвященную правам иностранных обладателей фирменных наименований. В соответствии с ней они пользуются предусмотренными законом правами наряду с обладателями фирменных наименований Российской Федерации. Это обеспечивается либо положениями международных договоров Российской Федерации, либо в силу реализации принципа взаимности с той или иной страной.

В статье, посвященной переходным положениям, установлено, что закон применяется к правоотношениям, возникшим после вступления его в силу. Если к моменту вступления закона в силу правоотношения уже существовали, то закон будет применяться к тем правам и обязательствам, которые возникнут после вступления его в силу.

Кроме того, специально указано, что юридические лица, зарегистрированные до вступления закона в силу, обязаны в течение шести месяцев со дня вступления его в силу привести свои учредительные документы в соответствие с требованиями, установленными этим законом к фирменному наименованию.