Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 


Федерация Защиты Правообладателей

Почему нам нужны патентные суды?

Довольно длительное время учеными и специалистами-практиками активно обсуждается вопрос: нужны ли России специализированные судебные органы для рассмотрения споров о нарушении патентных прав? С одной стороны, очевидно, что существующие российские суды не в состоянии компетентно их разрешать. У нашего судейского корпуса нет, да и не должно быть профессиональных знаний в области техники, без которых обеспечить надлежащий уровень рассмотрения патентных споров крайне затруднительно.

С другой стороны, что также очевидно, непременным атрибутом правового государства является наличие судебной системы, способной обеспечить скорое, справедливое и компетентное правосудие по делам любой категории. Таким образом, вопрос о целесообразности создания патентных судов представляется весьма актуальным. Но если ответ на этот вопрос будет утвердительным, тут же возникает следующий, неразрывно связанный с первым, вопрос: какими следует быть патентным судам и рассмотрение каких дел должно входить в их компетенцию?

Каковы принципиальные положения, на которые опирается автор в своей попытке разрешить поставленные выше вопросы?

Во-первых, ст. 46 Конституции Российской Федерации гарантирует каждому право на судебную защиту своих прав и законных интересов. Следовательно, разрешением связанных с патентами споров должны заниматься судебные, а не иные органы.

Во-вторых, рассматриваемые споры отличаются значительной спецификой, в частности, особыми свойствами фактов, подлежащих установлению. Следовательно, их разрешением должны заниматься специализированные судебные органы.

В-третьих, при разрешении споров о нарушении патента зачастую приходится разрешать те же или столь же специфичные вопросы, что и при разрешении споров между заявителями и патентным ведомством или о действительности патента. Следовательно, делить эти споры между различными юрисдикционными органами нелогично. И те, и другие должны быть подведомственны судебным органам, специализирующимся на разрешении споров, связанных с патентами. Соответственно, направлениями их деятельности должно стать:
   разрешение споров между заявителями и патентным ведомством;
   разрешение споров о действительности патента и столкновении прав на патент;
   разрешение споров о нарушении патента;
   разрешение иных споров, связанных с использованием прав, защищенных патентами (например, с выдачей принудительных лицензий);
   толкование и разъяснение патентного законодательства.

Наконец, в-четвертых, у России столь обширная территория, что созданием патентного суда, заседающего в Москве, нам не обойтись. Стране необходима система патентных судов.

Прежде чем развивать и обосновывать изложенные тезисы, рассмотрим возможные подходы к решению проблемы с обеспечением судебного участия в разрешении споров, связанных с патентами, известные из литературы.

Мнение Роспатента по рассматриваемому вопросу, думается, исчерпывающе изложено в статье В.А.Мещерякова “Патентные споры в России. Кто поставит точку?”[1]. Первый тезис, который выдвигает автор, сводится к следующему: патентный суд нужен, потому что необходимо создать “административно не связанный” с ведомством орган, который мог бы рассматривать жалобы на решения, принятые внутри ведомства. Однако компетенция такого органа должна ограничиваться рассмотрением жалоб на решения Апелляционной палаты Роспатента.

На наш взгляд, этот тезис содержит две принципиальные ошибки. Во-первых, необходимость создания судебного органа, специализирующегося на разрешении споров, связанных с патентами, продиктована прежде всего не необходимостью создания некоего “административно независимого органа”, а диктуемой Конституцией Российской Федерации необходимостью обеспечения права граждан на судебную защиту их прав и охраняемых законом интересов. Думается, разница масштабов приведенных побудительных мотивов не нуждается в дополнительных пояснениях. Укажем лишь, что “обеспечить надлежащим образом” означает не только формально предоставить судебную защиту, но и обеспечить должный уровень квалификации кадров соответствующих судебных органов.

Во-вторых, по нашему мнению, нет никаких оснований сужать компетенцию судебных органов, специализирующихся на разрешении споров, связанных с патентами, только до рассмотрения жалоб на решения Апелляционной палаты Роспатента. Совершенно очевидно, что при решении вопроса, нарушен патент или нет, одним из главных является ответ на вопрос: использовал ли ответчик все признаки, отраженные в независимом пункте формулы изобретения, или эквивалентные им признаки?

Столь же очевидно, что ответ на него лежит в той же плоскости, что и, например, ответ на вопрос об охраноспособности изобретения. А раз так, то совершенно непонятно, почему вопросы, столь схожие между собой, с одной стороны, и столь отличные от вопросов, обычно разрешаемых судами, с другой, должны рассматриваться различными судебными органами. Логичнее было бы подвести их под компетенцию специализированных судебных органов, объединенных в единую систему.

Второй выдвинутый в статье В.А.Мещерякова тезис заключается в недопустимости “рассредоточивания по всей стране” органов, рассматривающих жалобы на решения ведомства. Обоснованием приведенного тезиса служит указание на невозможность в таких условиях обеспечить единство правоприменительной практики в рассматриваемой сфере. Однако в России накоплен достаточный опыт организации работы различных органов, с одной стороны, имеющих разветвленную по всей стране систему структурных подразделений, а с другой, действующих на принципах централизации.

Та же система федеральных судов, безусловно, с известными недостатками, все же обеспечивает единство правоприменительной практики. Думается, и с разрешением патентных споров не будет каких-либо особых проблем даже при создании разветвленной системы соответствующих судебных органов. Важно только наладить оперативный информационный обмен и надлежащую работу возглавляющего эту систему органа по изданию информационных писем и руководящих постановлений.

Завершая статью, В.А.Мещеряков сожалеет, что нам пока не удалось создать патентный суд, но рано или поздно он будет создан. До этого он предлагает заменить патентный суд тем, что решения Апелляционной палаты могут быть обжалованы в Высшей патентной палате. Решения Высшей патентной палаты являются по существу окончательными, но для соблюдения права граждан на судебное обжалование решений административных органов заинтересованным лицам предоставляется возможность обжаловать принятые ею решения в арбитражном (?!) суде. Такая последовательность предполагает, с одной стороны, обеспечить компетентное принятие решений, поскольку существо решения патентного ведомства могут изменить только искушенные в вопросах экспертизы его же сотрудники, а с другой, соблюсти право граждан на судебную защиту.

На самом деле не обеспечено ни то, ни другое, поскольку правильность существа решения не проверяется независимыми специалистами, а право граждан на судебную защиту не обеспечивается, так как оно подразумевает рассмотрение в судебном порядке не только процессуально-правовых, но и материально-правовых вопросов.

Теперь обратимся к тому, как Роспатент рассматривает вопрос о создании патентного суда РФ. Отметим, что при последовательности разрешения споров “Апелляционная палата – патентный суд”, ведомство пытается объединить признаки германской и американской систем охраны патентных прав.

Действительно, в ФРГ есть специализированный патентный суд (это достоинство германской системы), но его компетенция ограничена пересмотром решений патентного ведомства (это ее недостаток). В США в качестве обязательной инстанции рассмотрения споров, касающихся решений агентства США по патентам и товарным знакам, выступает апелляционная палата агентства (в ФРГ или, например, в Великобритании такого органа нет), но ее решения могут быть обжалованы в апелляционном суде США для общефедерального округа (United States Court of Appeals for the Federal Circuit), который, строго говоря, не является специализированным органом по разрешению патентных споров. Да, рассмотрение жалоб на решения апелляционной палаты агентства – основная составляющая его компетенции, но тем не менее, он также является, например, апелляционной инстанцией для федеральных окружных судов общей юрисдикции различных отдаленных округов.

Наконец, заявитель вообще может не обжаловать решение апелляционной палаты агентства, а просто потребовать выдачи патента в суде общей юрисдикции в рамках общегражданской процедуры по иску к агентству на отказ в выдаче патента (§145 Свода законов США). Таким образом, право американского заявителя на судебную защиту его прав гарантировано.

Между тем Роспатент предлагает заимствовать именно недостатки обеих этих систем: с одной стороны, сформировать обязательную административную прослойку в виде Апелляционной палаты, а с другой, – ограничить компетенцию патентного суда только рассмотрением жалоб на решения ведомства, оставив другие патентные споры за прочими судебными органами. (Вот уж где источник для разнобоя в правоприменительной практике).

В то же время есть положительный опыт Великобритании, где создана разветвленная система специализированных патентных судов, к компетенции которых относится разрешение всех споров, связанных с патентами. К тому же органы патентного ведомства этой страны при разрешении патентных споров являются лишь факультативной инстанцией. Почему бы нам не перенять опыт Великобритании в этом вопросе?

Выход из ситуации, когда патентные суды не предусмотрены действующей Конституцией, многие специалисты видят в создании специализированных коллегий по рассмотрению патентно-правовых споров в составе Высшего арбитражного суда и Верховного суда Российской Федерации[2]. Правда, такое предложение сопровождается оговорками, что это лишь половинчатое решение, вызванное тем, что Конституция Российской Федерации не предусматривает в судебной системе существования патентных судов. Указывается, что такие коллегии были бы эффективны, если бы взяли на себя разрешение всех патентных споров. Еще один недостаток вышеназванного подхода, отмечаемый его авторами, – создание двух фактически дублирующих друг друга систем разрешения однородных споров, что нерационально.

От себя добавим, что в состав таких коллегий нельзя будет ввести специалистов в области техники, не имеющих высшего юридического образования, поскольку это исключено ст. 119 Конституции Российской Федерации. Таким образом, у этого подхода есть только одно достоинство: без внесения изменений в Конституцию обеспечить судебное разрешение патентно-правовых споров. При этом есть надежда, что со временем судьи упоминавшихся коллегий накопят достаточный опыт для разрешения таких специфических вопросов, как, например, соответствие заявленного объекта критериям патентоспособности, установление факта использования запатентованного объекта и т.д.

Наиболее правильным выходом из сложившейся ситуации представляется создание системы специализированных судебных органов, которым были бы подведомственны все споры, связанные с патентами.

Какие законодательные проблемы есть на этом пути? Во-первых, патентные суды не предусмотрены Конституцией Российской Федерации. Во-вторых, согласно Конституции в качестве судей могут выступать лишь лица, имеющие высшее юридическое образование и стаж работы по специальности не менее пяти лет.

Между тем в России со всей очевидностью назревает конституционная реформа, которая затронет основы государственного устройства Российской Федерации. Видимо, это позволит внести соответствующие изменения и в устройство судебной системы, в том числе предусмотреть создание патентных судов во главе с высшим патентным судом РФ, судьями которых будут лица не только с высшим юридическим образованием, но и с высшим техническим образованием, со стажем работы экспертами патентного ведомства и (или) патентными поверенными не менее 5 – 10 лет. Таким образом, появляется шанс устранить самые главные, конституционно-правовые проблемы на пути создания системы патентных судов.

Еще одна проблема состоит в том, что Верховный суд Российской Федерации высказывался против дробления судебной системы. Но он же настаивает на необходимости создания административных судов, т.е. судов, занимающихся административно-правовыми делами. Соответствующий закон уже прошел первое чтение в Государственной думе. При этом позиция Верховного суда выглядит по меньшей мере непоследовательной. Ведь патентные дела отличаются не меньшей спецификой, чем дела административные. А тот факт, что последних гораздо больше, чем первых, никак не может служить аргументом в пользу того, что административные суды заслуживают самостоятельности, а патентные нет. Думается, подход, основанный на голой арифметике, здесь неприменим.

Какой же видится система патентных судов? Прежде всего патентным судам должны быть подведомственны все дела, связанные с патентами, независимо от их субъектного состава, оснований и предмета спора. Это связано с необходимостью обеспечить единство правоприменительной практики и с тем, что при рассмотрении любых споров, связанных с патентами, суду приходится разрешать весьма сходные вопросы, которые в практике других судов почти не встречаются.

Россия не может обойтись одним патентным судом. Представляется целесообразным создать систему патентных судов. Первая и апелляционная инстанции могли бы располагаться, например, в федеральных округах, кассационная и надзорная инстанции – в высшем патентном суде в Москве.

Четырехступенчатая система рассмотрения дел позволит свести к минимуму риск судебных ошибок. Да, такая система будет довольно дорогостоящей. Но неэффективное правосудие в конечном счете обходится дороже. К тому же материальное обеспечение судов можно было бы значительно улучшить, если оставить государственные пошлины в их распоряжении, а не перечислять в федеральный бюджет, как сейчас. Напротив, федеральный бюджет должен доплачивать, если суду на свое содержание не хватит собранных пошлин. Видимо, последнее предложение было бы целесообразно распространить на все суды.

Учитывая, что патентное ведомство не имеет территориальных подразделений и при возникновении спора должно будет командировать сотрудника в соответствующий окружной патентный суд, то, думается, это проблемы ведомства. Автор искренне убежден, что обеспечение права гражданина на эффективное правосудие гораздо важнее организационных проблем административного органа.

Наконец, как добиться того, чтобы в разрешении патентных дел участвовали не только юристы, но и лица, владеющие техническими вопросами и навыками патентной экспертизы? Мы уже говорили, что для этого необходимо разрешить быть судьями патентного суда лицам, не имеющим высшего юридического образования. Это должны быть специалисты с высшим техническим образованием и стажем работы экспертом или патентным поверенным. Разумеется, судьями патентного суда могут быть лица с высшим юридическим образованием и опытом работы не юристом, а, например, патентным поверенным. И юристы, и неюристы должны иметь статус федеральных судей со всеми вытекающими из этого последствиями.

По первой и апелляционной инстанции дела в патентных судах должны рассматриваться коллегиально, причем в состав суда должны входить трое судей: один – юрист и двое – неюристов. Голоса всех трех судей должны быть равны. Смысл в том, чтобы судья-юрист оценивал правовой аспект спора на основе анализа его технической стороны, проводимого судьями-неюристами.

Представляется, что такой механизм обеспечит сбалансированность решения на основе адекватного понимания юридической и технической составляющих сути разрешаемого вопроса. На случай, если оба судьи-неюриста сойдутся во мнении о правоте одной из сторон, которое к тому же не совпадет с мнением судьи-юриста, что порождает риск неправосудного решения, есть апелляционная инстанция. Там дело судом аналогичного состава должно вновь рассматриваться по существу.

Разумеется, инициатива в подаче апелляции остается за сторонами спора. В порядке кассации и надзора дела также должны рассматриваться коллегиально, но суд должен состоять из пяти судей. Трое – юристов и двое – неюристов. Это объясняется тем, что, по нашему мнению, первая и апелляционная инстанции чаще будут ошибаться в юридических, а не технических вопросах.

Предложенная система патентных судов позволит решить все задачи, сформулированные в начале статьи:

каждому будет обеспечена возможность судебной защиты своих прав и законных интересов в сфере патентного права;

патентные суды в силу должной специализации и специфического состава судов при разрешении патентных дел смогут учитывать их специфику, что является непременным условием надлежащего отправления правосудия;

патентные суды предложенного состава, объединенные в систему, смогут разрешать все виды споров в области охраны патентных прав;

система патентных судов обеспечит равные права на правосудие жителям и Москвы, и Владивостока, что также немаловажно.

Создание системы патентных судов позволит упразднить Апелляционную палату Роспатента, что, с одной стороны, сэкономит бюджетные средства, а с другой, создаст возможность для формирования кадрового резерва судей-неюристов.

И последний процессуально-правовой аргумент в пользу создания в России системы патентных судов. Анализ действующего патентного законодательства показывает, что все предусмотренные им способы разрешения патентных споров облекаются в юрисдикционную форму. Средством, наиболее адекватным такой форме реализации этих способов, является иск, предъявляемый в судебный орган. При этом истинное процессуальное равенство сторон в споре, выражающееся, например, в том, что ответчику предоставлена возможность реализовать свое право на подачу встречного иска, предмет которого – признание недействительности патента истца, также может быть обеспечено только в том случае, если означенные судебные органы будут компетентны в разрешении любого вопроса, связанного с использованием патентных прав.


[1] Патенты и лицензии. 1996. № 9. С. 7. (В момент публикации статьи В.А.Мещеряков был председателем Апелляционной палаты Роспатента).
[2] См., например: Сергеев А.П. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации. М.: Проспект, 1999. С. 459; Еременко В.И. Странные метаморфозы Высшей патентной палаты//Патенты и лицензии. 1998. № 9. С. 2.