Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 


Федерация Защиты Правообладателей

Полезная модель: особенности охраны

Если правовая охрана изобретений имеет в России давнюю историю, то институт полезной модели не насчитывает еще и 10 лет*. Между тем в промышленно развитых странах (Германии, Японии, Испании, Италии), а также в Китае и Бразилии этот вид правовой охраны используется более 50 лет.

* Охрана полезных моделей введена Патентным законом Российской Федерации, вступившим в действие 14 октября 1992 г.

Как правило, полезными моделями признаются объекты (в основном устройства), которые по своей сущности близки к изобретениям, но по техническому уровню не могут быть признаны таковыми. Полезная модель позволяет предоставлять правовую охрану практически любому, даже очень простому новому устройству, вне зависимости от наличия у него изобретательского уровня.

При охране новшества в качестве полезной модели охранный документ обычно выдается “явочным порядком” без проведения экспертизы на соответствие условиям охраноспособности, хотя они и зафиксированы законодательно. Среди них в патентных законах некоторых стран (например, Германии) содержится и такое условие, как “изобретательский шаг”, которое рассматривается как более слабое требование, нежели изобретательский уровень. На практике эти требования проверяются только при оспаривании выданного охранного документа (в частности, при возникновении коллизий по поводу использования полезной модели).

В ст. 1 Патентного закона Российской Федерации устанавливается единый подход к охране таких новшеств, как изобретения, полезные модели и промышленные образцы, которые объединяются понятием “объекты промышленной собственности”. В п. 1 ст. 3 прямо указывается, что патент на изобретение, свидетельство на полезную модель и патент на промышленный образец далее по тексту этого закона именуются патентом. Иными словами, Патентный закон, разграничивая объекты промышленной собственности по видам и вытекающим из этого последствиям, тем не менее устанавливает единый подход к документам, удостоверяющим права на любой из них. Однако это отнюдь не означает одинаковых условий, при которых такая охрана наступает.

Если для изобретения (п. 1 ст. 4) установлены три условия предоставления правовой охраны: новизна, изобретательский уровень и промышленная применимость, то для полезной модели их всего два (п. 1 ст. 5): новизна и промышленная применимость. В отличие от изобретений, к числу которых относятся способ, устройство, вещество, штамм микроорганизма, культура клеток растений и животных, а также применение по новому назначению ранее известного устройства, способа, вещества или штамма (п. 2 ст. 4), к полезным моделям относится лишь конструктивное выполнение средств производства и предметов потребления, а также их составных частей (п. 1 ст. 5). То есть полезной моделью в соответствии с Патентным законом может быть признано только устройство.

Для полезной модели действует упрощенная процедура выдачи охранного документа, когда проверка соответствия условиям охраноспособности не проводится. Сроки охраны полезной модели составляют всего пять лет с возможностью продления еще на три года, тогда как патент на изобретение действует в течение 20 лет (п. 3 ст. 3). Для полезной модели также установлен меньший по сравнению с изобретением срок (три года вместо четырех), по истечении которого при неиспользовании или недостаточном использовании любое лицо, желающее и готовое использовать эту полезную модель, вправе обратиться в Высшую патентную палату с ходатайством о предоставлении ему принудительной неисключительной лицензии (п. 4 ст. 10).

Выдача свидетельств на полезные модели началась с 1994 г., к концу которого было выдано 186 документов. На начало 2000 г. зарегистрировано уже 12321 свидетельство на полезную модель, а к концу 2000 г. – 16418. Таким образом, можно с уверенностью говорить о том, что в России патентование новшеств в виде полезных моделей имеет тенденцию роста. Однако по сравнению с зарубежными странами приведенные цифры невелики. И этому факту есть несколько объяснений:

недостаточная информированность потенциальных заявителей об объеме прав и преимуществах этой формы охраны;

недостаточная проработанность соответствующих нормативных положений, в частности, в Патентном законе;

возможное предвзятое отношение заявителей к самому понятию “свидетельство на полезную модель”, которое в силу исторических причин ассоциируется с понятиями “свидетельство на рационализаторское предложение” и “авторское свидетельство”.

Нелишним представляется сравнить институт охраны новшеств в качестве полезных моделей с существовавшей ранее защитой рационализаторских предложений. В п. 63 действовавшего в СССР Положения об открытиях, изобретениях и рационализаторских предложениях записано: “рационализаторским предложением признается техническое решение, являющееся новым и полезным для предприятия, организации или учреждения, которому оно подано, и предусматривающее изменение конструкции изделий, технологии производства и применяемой техники или изменение состава материала”[1]. Сравнение этого определения с определением полезной модели показывает, что рационализаторское предложение охватывало более широкий круг объектов охраны, поскольку к нему относились не только конструкции, т.е. устройства, но способы (“изменение технологии производства”), и вещества (“изменение состава материала”). От рацпредложения требовалась лишь местная новизна, тогда как полезная модель должна иметь относительную мировую новизну. Последнее прямо вытекает из п. 1 ст. 5 Патентного закона: для полезной модели “уровень техники включает ставшие общедоступными до даты приоритета полезной модели опубликованные в мире сведения о средствах того же назначения, что и заявленная полезная модель, а также сведения об их применении в Российской Федерации”. Следовательно, неправильно говорить о какой-либо преемственности полезных моделей по отношению к рацпредложениям, как это делается, к примеру, в книге В.О.Калятина[2]. Как уже отмечалось, единая форма охраны изобретений и полезных моделей в рамках Патентного закона скорее свидетельствует о том, что полезная модель – это по сути мини-изобретение.

Главным является то, что в отношении реализации исключительного права на использование полезной модели и связанных с этим обязанностей (права на подачу заявки и получение охранного документа, действий, не признаваемых нарушением исключительного права, и т.п.) имеет место практически полная аналогия с изобретением. Именно поэтому в Патентном законе для них используются общие термины: патентообладатель, патентоспособность.

Преимущества патентообладателя как обладателя исключительных прав перед всеми другими лицами достаточно очевидны. Согласно п. 3 ст. 10 запатентованный объект может вводиться в хозяйственный оборот, т.е. изготавливаться, применяться, ввозиться из-за рубежа, продаваться и храниться, только с разрешения патентообладателя (за некоторыми, особо оговоренными в Законе исключениями).

Однако и на стадии подачи заявки на полезную модель заявитель имеет определенные гарантии. Речь идет о временной правовой охране, которая предоставляется на период до публикации сведений о выдаче свидетельства на полезную модель. Согласно п. 4 и 3 ст. 22, если заявитель обнаружит, что его новшество кем-то используется без разрешения, он вправе уведомить этого пользователя о поданной заявке и потребовать выплаты денежной компенсации после получения свидетельства.

Объем правовой охраны как по патенту на изобретение, так и по свидетельству на полезную модель определяется их формулой (п. 4 ст. 3). Продукт (изделие) признается изготовленным с использованием запатентованного изобретения или полезной модели, если в нем использован каждый признак изобретения или полезной модели, включенный в независимый пункт формулы, или эквивалентный ему признак (п. 2 ст. 10). Как видим, имеет место полная аналогия прав, предоставляемых патентом на изобретение и свидетельством на полезную модель.

Она еще более усиливается с учетом права установления приоритета по более ранней заявке того же заявителя. Правда, срок, в течение которого может быть установлен приоритет по более ранней заявке на изобретение, составляет 12 месяцев, а на полезную модель – только 6 месяцев (п. 4 ст. 19). Это связано с более быстрой процедурой выдачи свидетельства на полезную модель. Нормы же, регламентирующие условия установления приоритета по выделенной заявке на основании первоначальной заявки на полезную модель, те же, что и для изобретения (п. 5 ст.19).

Предвзятое отношение заявителей к полезной модели (или их недостаточная осведомленность о ней) приводит к тому, что очень редко используется заложенная в Патентном законе (ст. 28) возможность преобразования заявки на изобретение в заявку на полезную модель. Между тем эта норма позволяет заявителю при подаче заявки на изобретение и получении от экспертизы запроса со сведениями, порочащими изобретательский уровень заявленного новшества, осуществить преобразование данной заявки до публикации сведений о ней в заявку на полезную модель. Для нее, как уже отмечалось, не предусмотрено условие патентоспособности “изобретательский уровень”. Тем самым реализуется исключительное право патентообладателя на возможно и незначительное по творческому вкладу, но весьма полезное и дающее экономическую выгоду новшество. Имеется и обратная возможность преобразовать заявку на полезную модель в заявку на изобретение (ст. 28).

Кроме того, заявители недооценивают тот факт, что при оспаривании каким-либо лицом правомерности выдачи свидетельства на полезную модель вследствие известности применения последней ему придется доказывать такое применение в России, а не в мире (п. 1 ст. 5). Иными словами, если получено свидетельство на полезную модель, применение которой (например, демонстрация на выставке) известно за границами России, то оно не порочит ее новизну.

Остановимся подробнее на том, что может опорочить новизну полезной модели или изобретения. Выше приводилось определение уровня техники для полезной модели, однако цитату следует продолжить. И для изобретений (при установлении новизны), и для полезных моделей “в уровень техники включаются при условии их более раннего приоритета все поданные в Российской Федерации другими лицами заявки на изобретения и полезные модели (кроме отозванных), а также запатентованные в Российской Федерации изобретения и полезные модели” (п. 1 ст. 4 и п. 1 ст. 5).

Здесь необходимо специально обратить внимание на последнюю часть после слов “а также”. Действительно, запатентованные в России изобретения и полезные модели, имеющие более ранний приоритет, являются препятствием для патентования аналогичных объектов. Это прямо следует из смысла патентования: монополия на новшество предоставляется тому, кто раньше подал заявку. Даже если на момент подачи следующей заявки более ранняя заявка еще не стала общедоступной, выдача по ней патента на изобретение или свидетельства на полезную модель препятствует выдаче охранного документа на такое же новшество с более поздним приоритетом. При этом не имеет значения, кем подана заявка на уже запатентованное новшество. Даже если заявителем по более поздней заявке, находящейся на рассмотрении, является то же лицо, что и по заявке, по которой уже зарегистрирован патент на изобретение или свидетельство на полезную модель, запатентованное новшество может быть противопоставлено рассматриваемой заявке по новизне.

Проиллюстрируем сказанное примером. В процессе экспертизы по существу по заявке на изобретение № 99113746, поданной 5 июля 1999 г., выявлена известность полезной модели РФ № 10929, заявка на которую подана 3 февраля 1999 г. тем же заявителем. Публикация свидетельства на полезную модель № 10929 произошла 16 августа 1999 г., т.е. уже после подачи заявки № 99113746. Ниже приведены независимые пункты формул изобретений и полезной модели по обеим упомянутым заявкам.

Заявка на изобретение № 99113746

1. Информационная система, содержащая, по крайней мере, одно средство пользователя, связанное посредством блока соединения с запоминающим устройством для хранения информации, отличающаяся тем, что в систему введено средство для формирования блока запрашиваемой информации и рекламной информации, соединенное с запоминающим устройством для хранения информации и блоком соединения и имеющее вход для ввода рекламной информации.

Свидетельство на полезную модель № 10929

1. Система предоставления информации, содержащая, по крайней мере, одно средство пользователя, связанное посредством блока соединения с запоминающим устройством запрашиваемой информации, отличающаяся тем, что в систему введено средство для формирования блока запрашиваемой информации и рекламной информации, соединенное с запоминающим устройством запрашиваемой информации и блоком соединения, и имеющие вход для ввода рекламной информации.

Сопоставление этих текстов выявляет чисто терминологические различия, не затрагивающие существа охарактеризованных признаков. Признаки в обеих формулах идентичны, т.е. полностью совпадают по содержанию и смыслу. Зависимые пункты обеих формул совпадают как по количеству, так и текстуально. В этой ситуации единственно возможным решением экспертизы по заявке № 99113746 стал отказ в выдаче патента из-за отсутствия новизны.

Здесь необходимо упомянуть, что в п. 1 ст. 4 и п. 1 ст. 5 Патентного закона содержится оговорка следующего содержания: не признается обстоятельством, препятствующим признанию патентоспособности изобретения или полезной модели, такое раскрытие информации, относящейся к изобретению или полезной модели, автором, заявителем или любым лицом, получившим от них прямо и косвенно эту информацию, при котором сведения о сущности изобретения или полезной модели стали общедоступными, если заявка на изобретение или полезную модель подана в патентное ведомство не позднее шести месяцев с даты раскрытия информации.

На первый взгляд, кажется, что такая оговорка применима к рассмотренному выше примеру, перечеркивая вывод экспертизы. Однако на деле это не так. В данной оговорке упоминается раскрытие информации, тогда как выше говорилось о запатентованных в Российской Федерации изобретениях и полезных моделях. Раскрытие информации имеет место, например, в описаниях запатентованных изобретений и полезных моделей. Запатентованные же новшества характеризуются соответствующими формулами изобретения или полезной модели в документах, которым присвоен номер государственной регистрации. Зарегистрированные патент на изобретение или свидетельство на полезную модель удостоверяют, помимо приоритета и авторства, исключительное право на их использование (п. 2 ст. 3). То есть ставят преграду кому бы то ни было на использование такого же новшества, заявленного позже, пусть даже тем же заявителем.

Какой вывод можно сделать из приведенного примера? При обратном порядке подачи заявок (сначала на изобретение, а потом на полезную модель) рассмотренная коллизия при экспертизе не имела бы места. Иными словами, при подаче заявок на изобретение и полезную модель, в которых охарактеризовано одно и то же устройство, первой нужно подавать заявку на изобретение, чтобы у нее был более ранний номер входящей регистрации. В этом случае не будет оснований для отказа по заявке на изобретение с учетом выданного свидетельства на полезную модель. Смысл такого дублирования в том, что свидетельство на полезную модель, как уже отмечалось, выдается явочным порядком в очень сжатые сроки (не более полугода), тогда как до выдачи патента на изобретение может пройти несколько лет. Поэтому заявитель может легально использовать свое исключительное право на изобретенное устройство, удостоверенное свидетельством на полезную модель, пока рассматривается заявка на изобретение, а после получения патента на изобретение – прекратить уплату пошлин за поддержание в силе полезной модели.

Правда, при этом складывается ситуация, не предусмотренная нормами действующего законодательства: в течение какого-то времени действуют два охранных документа на идентичные новшества.

Возникает вопрос: а нельзя ли, во-первых, как-то упростить такую двухступенчатую процедуру, сохранив при этом ее преимущества (оперативность получения правовой охраны и надежность удостоверяющего ее документа), даже если каждое из них обеспечивается для разных объектов (полезная модель и изобретение) и неодновременно? И, во-вторых, как исключить наличие на рынке двух документов на разные объекты промышленной собственности с идентичным объемом прав?

Для этого необходимо внести соответствующие изменения в Патентный закон, в том числе в отношении полезной модели. В подготовленных Роспатентом изменениях, в частности, предлагается п. 1 ст. 3 изложить в следующей редакции: “Права на изобретение, полезную модель, промышленный образец охраняются законом и подтверждаются патентом”. Тем самым ликвидируется двойное определение охранных документов, предоставляющих их обладателям равное исключительное право.

Первый абзац ст. 5 предлагается изложить в редакции: “К полезным моделям относятся устройства”.

В п. 1 ст. 23 предлагается исключить фразу “Свидетельство выдается под ответственность заявителя без гарантии действительности”. Можно спорить о целесообразности объема предложенного исключения. Но оно представляется логичным, поскольку первая часть фразы является следствием явочной системы рассмотрения заявок на полезную модель. Утверждение заявителя о том, что предложенное устройство соответствует критериям патентоспособности полезной модели, при правильно оформленной заявке признается государством как основание для выдачи охранного документа.

Что касается второй части этой фразы – “без гарантии действительности”, то с юридической точки зрения она несостоятельна, поскольку не может влиять на действие охранного документа, так как оно гарантируется Патентным законом (ст. 8, 10, 29 и 30). Юридически более верным представляется использование понятия “без гарантии надежности”. Действительно, здесь все зависит от отношения заявителя к этому виду патентования. Отсутствие экспертизы по существу облегчает получение свидетельства на полезную модель, в том числе не обладающую новизной. Перед подачей заявки проверку полезной модели на новизну с тем, чтобы не столкнуться с опротестованием полученного свидетельства и грамотно составить формулу, следует провести самому заявителю.

Кроме того, рассматривается вопрос об изменениях в п. 6 ст. 19 Закона, который в отношении полезной модели предлагается изложить следующим образом:

“При совпадении приоритетов идентичных изобретения и полезной модели по заявкам одного и того же заявителя после выдачи патента по одной из заявок выдача патента на идентичный объект промышленной собственности по другой заявке возможна при условии подачи в патентное ведомство заявления обладателя ранее выданного патента о прекращении его действия в отношении этого объекта. При этом по просьбе патентообладателя, изложенной в указанном заявлении, действие ранее выданного патента в отношении этого объекта прекращается с даты публикации сведений о выдаче патента по другой заявке. Публикация сведений о выдаче патента по этой заявке и о прекращении действия ранее выданного патента в отношении идентичного объекта промышленной собственности осуществляется одновременно”.

Представляется целесообразным осуществлять подачу таких заявок “в одном конверте”, что позволит потенциальному потребителю такого продукта, как полезная модель, без каких-либо технических сложностей по номеру заявки проследить судьбу новшества в качестве изобретения. Это особенно необходимо, если по нему вынесено решение об отказе в выдаче патента по каким-либо иным условиям патентоспособности, кроме как изобретательский уровень.

Хотелось бы также отметить, что ни в действующем Патентном законе, ни в предлагаемых к нему изменениях не предусмотрено каких-либо положений, предотвращающих охрану в качестве полезной модели таких новшеств, которые только номинально могут быть отнесены к этому кругу объектов промышленной собственности. А именно: по назначению, определяемому родовым понятием, но не являющимися таковыми по сути, определяемой остальной совокупностью признаков. Такого рода полезные модели уже появляются на российском рынке объектов промышленной собственности. Представляется, однако, что этот вопрос требует отдельного анализа правовых последствий и необходимости внесения дополнительных изменений в Патентный закон.


[1] Законодательство СССР по изобретательству. М.: Госкомизобретений СССР, ВНИИПИ, 1981. Т. I. С. 40.
[2] Калятин В.О. Интеллектуальная собственность (Исключительные права). М.: Норма, 2000. С. 229-230.Рассмотрим, какие преимущества дает заявителям правовая охрана новшеств в качестве полезной модели.