Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 


Федерация Защиты Правообладателей

База данных как объект права интеллектуальной собственности

Информационные технологии приобретают все большее значение в жизни человечества. Важнейшую их часть составляют базы данных. Значение создания и использования баз данных подчеркивается в директиве ЕС 1996 г. «О правовой охране баз данных», где говорится, что «…этот новый растущий сектор имеет для экономического развития…очень важное значение – как сам по себе, так и в качестве отрасли, обеспечивающей возможность коммерческой, производственной и всякой иной деятельности вообще. Наличие современных источников информации, способность сохранять и обрабатывать большие массивы данных являются сегодня ключевыми факторами выживания в основанном на конкуренции деловом мире наших дней»[1].

Такая ситуация обусловливает необходимость четко определить место баз данных среди объектов интеллектуальной собственности. Над этой проблемой размышляет автор публикуемой статьи, адъюнкт кафедры гражданско-правовой дисциплины Волгоградской академии МВД РФ В.В.Черячукин.

По российскому законодательству база данных представляет собой «объективную форму представления и организации совокупности данных (например: статей, расчетов и т. д.), систематизированных таким образом, чтобы эти данные могли быть найдены и обработаны с помощью ЭВМ» (ст. 1 закона «О правовой охране программ для ЭВМ и баз данных» и ст. 4 закона «Об авторском праве и смежных правах»). Такое определение базы данных по своему логическому объему эже, чем принятые во многих зарубежных странах.

Общим для законодательств большинства государств, в том числе и России, является понимание базы данных как собрания сведений, организованных определенным образом. То есть материалы, составляющие содержание базы данных, как справедливо отмечает Т. Виндж, должны быть представлены в систематизированном или ином упорядоченном состоянии, что в принципе отличает базу данных от простой компиляции – совокупности несистематизированных материалов[2]. Основное же различие состоит в отнесении к базам данных только так называемых электронных баз данных, т. е. требующих для поиска и обработки ЭВМ, как это установлено отечественным законодательством. А при более широком подходе это любые сборники, в том числе на обычных бумажных носителях, которые представлены в структурированном виде (картотеки, каталоги, справочники, таблицы и т. д.).

Последний, «широкий» подход, характерный прежде всего для западноевропейских стран, получил распространение во многом благодаря директиве ЕС «О правовой охране баз данных» № 96/9 от 11 марта 1996 г. Так, в Великобритании в 1997 г. опубликована, вступившая в силу с 1 января 1998 г., инструкция об авторском праве и праве на базы данных, которая вводит новое определение базы данных. Согласно инструкции под ней понимается сборник (collection) независимых произведений, данных или других материалов, которые организованы систематически или методически и доступны с помощью электронных или иных средств. В Германии 1 августа 1997 г. был принят закон об информационных и коммуникационных службах, ст. 7 которого вносит изменения в закон об авторском праве 1965 г., касающиеся баз данных. Изменения в основном связаны с выделением баз данных в качестве особого вида сборника (произведений, данных или иных независимых элементов), организованного систематически или методически, элементы которого индивидуально доступны с помощью электронных или иных средств.

Отнесение к базам данных лишь электронных баз данных существует также в законах об авторском праве большинства стран СНГ, которые создавались под сильным влиянием российского опыта. Так, закон Украины «Об авторском праве и смежных правах» определяет базу данных как «совокупность данных, материалов или произведений в машиночитаемой форме»[3]. Аналогичный закон Республики Казахстан устанавливает, что база данных – это «совокупность данных (статей, расчетов, фактов и так далее), представляющих по подбору или расположению материалов результат творческого труда и систематизированных таким образом, что эти данные могли быть найдены и обработаны с помощью электронной вычислительной машины (ЭВМ)»[4].

Исключением является Беларусь, которая в законе «Об авторском праве и смежных правах» от 11 августа 1998 г. существенно расширила определение базы данных: «база данных – это компиляция материалов, данных, информации, по подбору и расположению материалов представляющая результат творческого труда»[5]. Таким образом, используемое там определение включает не только электронные, но и любые иные виды баз данных.

Думается, что такой подход к пониманию баз данных должен быть воспринят и российским законодательством. Постановлением Межпарламентской ассамблеи государств – участников СНГ от 9 декабря 2000 г. были приняты Рекомендации по совершенствованию национальных законов об авторском праве и смежных правах государств – участников СНГ[6]. Там, в частности, указано: «Под «базой данных» понимаются не только базы данных, существующие в электронной форме, но и любые другие базы данных (компиляции данных или другой информации), которые по подбору и расположению содержания представляют собой результат творческого труда». Учитывая эту рекомендацию и опыт зарубежного правового регулирования, пересмотр определения базы данных в российском законодательстве представляется делом ближайшего будущего.

Отечественное законодательство относит базы данных к объектам авторского права и предоставляет им защиту как сборникам. Такое решение законодателя представляется не совсем верным. Охрана баз данных авторским правом является недостаточной по двум причинам.

Во-первых, не всякая база данных обладает таким критерием объекта авторского права, как творческий характер деятельности составителя по ее созданию. Например, база данных, в которой указаны телефонные номера жителей и организаций г. Волгограда, перечисленных в алфавитном порядке, не содержит в себе элементов творчества. Однако, не являясь объектом авторского права, подобная база данных требует для своего создания определенных вложений, и права ее составителей должны быть защищены.

Во-вторых, авторское право охраняет форму объекта, а для базы данных очень важна охрана содержания, так как база данных – это собрание, прежде всего, сведений, а не произведений. К примеру, разработчики такой распространенной в России базы данных, как «Консультант плюс», столкнулись со следующей проблемой. Они тратят очень много времени на сбор и обработку информации, формирование какого-то раздела своей базы данных. Однако затем в незначительно измененном виде он появляется как продукт другой фирмы.

Доказать, что здесь имеет место нарушение авторского права практически невозможно. Нормативно-правовые акты, которые составляют содержание такой базы данных, авторским правом не охраняются, а способ их систематизации незначительно изменен. Получается, что полностью скопировав содержание системы «Консультант плюс» и затратив небольшие усилия на его организацию слегка отличным от оригинального способом, нарушители извлекают доходы и наносят значительный ущерб настоящим разработчикам, вложившим немало усилий в свой действительно качественный и оригинальный продукт[7].

Для решения указанных проблем стоит обратиться к зарубежному опыту. Директива ЕС № 96/9 предусматривает двойственную систему охраны. С одной стороны, базы данных как собрания сведений, отличающиеся отбором и расположением материала (если отбор и систематизация содержания баз данных – интеллектуальное творение автора), охраняются авторским правом. С другой стороны, для баз данных как подборки сведений, имеющей содержательный характер, предусмотрена охрана «sui generis». То есть охрана «особого рода» или охрана «специальным правом», которая направлена на возмещение инвестиций и усилий, затраченных составителями.

Сближение законодательства Российской Федерации в области исключительных прав на базы данных с законодательством Европейского Сообщества представляется полезным. Первые шаги в этом направлении уже сделаны. В ст. 6 федерального закона «Об информации, информатизации и защите информации» от 20 февраля 1995 г. устанавливается: информационные ресурсы, значительную часть которых составляют базы данных, являются элементом состава имущества и объектом права собственности. Отнесение баз данных, являющихся нематериальными объектами, к объектам права собственности выглядит не очень удачным, но сама идея о недостаточности авторского права для охраны баз данных верна.

Представляется целесообразным внести изменения и дополнения в закон «Об информации, информатизации и защите информации», которые установили бы специальное право на базы данных в духе Директивы ЕС № 96/9 и определили бы порядок их использования.


[1] Council Directive on the legal protection of databases//Official Journal of the EC. L. 77. 1996. March 27. P. 20.
[2] Vinje T. C. Harmonising intellectual property laws in the European Union: past, present and future//European intellectual property review. 1995. № 8. P. 366.
[3] Авторское право: нормативные акты. Национальное законодательство и международные конвенции/Сост. И. Силонов. М., 1998. С. 214.
[4] Там же. С. 299.
[5] Ведомости Национального собрания Республики Беларусь. 1998. № 31-32. С. 472.
[6] Патенты и лицензии. 2001. № 2. С. 56-57.
[7] Асфандиаров Б.М. Проблемы правовой охраны и защиты инвестиций в информационные ресурсы//Научно-техническая информация. Сер. 1. 1997. № 9. С. 29 – 30.