Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 


Федерация Защиты Правообладателей

Уголовная ответственность за незаконное использование товарного знака

Бедарева Елена Павловна

Уголовный кодекс Российской Федерации, вступивший в действие с 1 января 1997 г., содержит много законодательных установлений, отсутствовавших в УК РСФСР 1960 г., особенно применительно к регламентации ответственности за общественно опасные деяния в экономической сфере.

Наибольшее изменение претерпели нормы гл. 22 «Преступления в сфере экономической деятельности», прежде содержавшиеся в главе VI «Хозяйственные преступления». В настоящее время, когда в России начинается передел интеллектуальной собственности, интересным представляется, какую ответственность предусмотрел законодатель, в частности, за незаконное использование товарного знака (ст. 180 УК РФ).

Данное преступление является характерным проявлением недобросовестной конкуренции в предпринимательской деятельности, когда незаконно используются средства индивидуализации другого юридического лица или его продукции. Совершение этого деликта влечет нарушение большого комплекса отношений и интересов как отдельных граждан, так и общества в целом. Ведь незаконное использование товарного знака приносит значительный ущерб не только товаропроизводителям, потребителям продукции, но и авторитету государства, его казне.

Диспозиция ст. 180 УК РФ охватывает широкий круг действий. Она предусматривает наказание не только за незаконное использование чужого товарного знака, но и знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров (п. 1), предупредительной маркировки в отношении не зарегистрированного в Российской Федерации товарного знака или наименования места происхождения товара (п. 2).

Как известно, российское гражданское законодательство относит средства индивидуализации юридического лица, а также продукции, выполняемых работ или услуг (фирменное наименование, товарный знак, знак обслуживания и т.д.) к интеллектуальной собственности, поэтому их использование может осуществляться третьими лицами только с согласия правообладателя (ст. 180 ГК РФ). А поскольку теория исключительных прав возникла как институт гражданского (цивильного) права и все общественные отношения в сфере создания, использования и защиты объектов исключительных прав регулируются преимущественно гражданско-правовыми нормами, то возникают особые трудности в определении уголовной ответственности за незаконное использование товарного знака.

Нарушением прав владельца товарного знака или знака обслуживания считается несанкционированное изготовление, применение, ввоз, предложение к продаже, продажа, иное введение в хозяйственный оборот или хранение с этой целью знака или товара, обозначенного этим знаком, или обозначения, сходного с ним до степени смешения в отношении товаров и услуг (п. 2 ст. 4 Закона о товарных знаках). Однако Уголовный кодекс говорит об ответственности только за незаконное использование чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров.

Под незаконным использованием чужого товарного знака и знака обслуживания следует понимать совершение виновным любых противоправных действий, нарушающих права владельца товарного знака или знака обслуживания, так как на это прямо указывает п. 1 ст. 46 Закона о товарных знаках. Уголовная ответственность за незаконное использование чужих товарных знаков, знаков обслуживания и наименований мест происхождения товаров или сходных с ними обозначений для однородных товаров наступает лишь в случае совершения этого деяния неоднократно или причинения крупного ущерба. При неоднократном совершении деяния достаточно самого факта, даже при отсутствии последствий в виде крупного ущерба. При установлении неоднократности деяний, предусмотренных ст. 180 УК РФ, в полной мере должны применяться правила, установленные п. 2 ст. 16 Кодекса.

Таким образом, возможны следующие варианты неоднократности совершения данного деяния:

лицо было судимо за незаконное использование товарного знака, знака обслуживания или наименования места происхождения товара и вновь совершает такое деяние;

лицо незаконно использует два или более чужих знака;

лицо использует чужой знак на различных (двух или более) товарах либо на одном и том же виде товара, но изготавливаемого самостоятельными партиями[1].

Следует отметить, что многократное проставление чужого товарного знака на товарах, входящих в одну партию (например, использование этикеток с чужим товарным знаком на партии одной продукции), не свидетельствует о неоднократности совершения указанного преступления.

При отсутствии факта осуждения преступными признаются лишь последующие совершения данного деяния. Первоначальное же деяние должно причинить крупный ущерб, чтобы изначально быть преступным. И если такового не обнаруживается, а само деяние не признается неоднократным, не признается оно и преступным. Поэтому определение неоднократности, как основного признака объективной стороны данного состава преступлений, суживает границы уголовного наказания и приводит к рецидиву.

Не менее сложным, проблематичным является определение размера ущерба. Как известно, крупный ущерб, предусмотренный п. 1 и 2 ст. 180 УК РФ, представляет собой оценочный признак объективной стороны данного состава преступления. Под крупным ущербом относительно незаконного использования товарного знака, знака обслуживания или наименования места происхождения товара понимают не только реальный материальный ущерб, но и ущерб в виде упущенной выгоды.

За основание исчисления крупного ущерба на практике, как правило, берут сумму платежей, которые нарушитель исключительных прав должен был уплатить его обладателю в случае приобретения им лицензии на право использования товарного знака. Их размер, в свою очередь, равен части доходов, получаемых в результате такого использования. Однако ущерб нельзя приравнивать к доходу, полученному от незаконного использования товарного знака, так как часто их размеры не совпадают. Крупный ущерб может быть причинен не только владельцу знака, конкурирующему хозяйствующему субъекту, но и потребителям. Помимо сугубо материального ущерба, он может быть связан с подрывом деловой репутации предпринимателя – владельца знака. В этом случае можно также говорить о причинении морального вреда.

Право окончательного вывода о признании ущерба крупным принадлежит суду. Подсчет размера каждый раз индивидуален и определяется с учетом всех условий, способствующих реальному наступлению предусмотренных уголовным законом последствий.

Об ответственности за незаконное использование предупредительной маркировки, предусмотренной ст. 24 и 41 Закона о товарных знаках, рядом с товарным знаком, не зарегистрированным в Российской Федерации, говорится в п. 2 ст. 180 УК РФ (по существу она предусматривает самостоятельный состав преступления). Предупредительная маркировка не является объектом чьих-либо исключительных прав, и ее применение для незарегистрированных обозначений не нарушает прав владельцев товарного знака, знака обслуживания или обладателя свидетельства на право пользования местом происхождения товара. Но виновные в ее незаконном использовании вводят окружающих в заблуждение относительно факта регистрации применяемого обозначения в качестве товарного знака, знака обслуживания или наименования места происхождения товара. Поэтому совершение действий по незаконному использованию предупредительной маркировки в отношении незарегистрированного товарного знака, знака обслуживания и наименования места происхождения товара является проявлением недобросовестной конкуренции. Ответственность за данное деяние наступает при его совершении неоднократно или при причинении им крупного ущерба.

Субъектами преступления могут быть граждане России, лица без гражданства и иностранные граждане, занимающиеся предпринимательской деятельностью как зарегистрированной, так и незарегистрированной, а также руководители организаций – юридических лиц, принимавшие решение о незаконном пользовании чужим товарным знаком, знаком обслуживания, наименованием места происхождения товара или предупредительной маркировкой.

Как правило, преступления совершаются умышленно. Виновный осознает, что он незаконно использует чужой товарный знак, знак обслуживания, наименование места происхождения товара, предупредительную маркировку или обозначения для однородных товаров, сходные с чужим товарным знаком, знаком обслуживания, наименованием места происхождения товара, и стремится совершить эти действия. Если в результате причинен крупный ущерб другим хозяйствующим субъектам, вина по отношению к такому ущербу может характеризоваться косвенным умыслом. Мотивы и цели данного преступления бывают различными: от простой корысти до желания испортить деловую репутацию конкурента.

Незаконное использование товарного знака часто совершается совместно с другими видами преступлений. По данным С.А.Склярука, из 50 изученных им дел в 46 незаконное использование товарного знака совершалось совместно с незаконной предпринимательской деятельностью, в 47 – с мошенничеством, в 10 – с обманом потребителей[2]. Такая тесная связь незаконного использования товарного знака с другими, более тяжкими видами преступлений увеличивает его общественную опасность. Однако в существующей норме УК РФ такая опасность неоправданно занижена, что снижает эффективность ее применения.

Учитывая важность проблемы, представляется необходимым дальнейшее исследование социально-юридической природы незаконного использования товарного знака не только юристами, но и патентными поверенными.


[1] Волженкин Б.В. Экономические преступления. Спб., 1999.
[2] Склярук С.А. Уголовная ответственность за незаконное использование товарного знака: Авт. реф. дис. М., 2000.