Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 


Федерация Защиты Правообладателей

Товарный знак или промышленный образец?

Товарный знак представляет собой обозначение, посредством которого потребители способны отличать товары (услуги) одних производителей от однородных товаров (услуг) других производителей.

Под промышленным образцом понимается декоративное или эстетическое решение внешнего вида изделия. Юридическое определение промышленного образца как объекта интеллектуальной собственности в мировой практике дано через понятие «художественно-конструкторское решение внешнего вида изделия, являющееся в определенной степени синонимом понятия дизайн»[1].

В США суды допускают широкое толкование понятия «изделие». Так, при рассмотрении дела «Хабри» суд признал правомерность решения ведомства о выдаче патента на промышленный образец «Конфигурация водяных струй фонтана». Решение по этому делу послужило прецедентом для предоставления правовой охраны в качестве промышленного образца пиктограммам, которые предназначены для обозначения выполняемых компьютером функций[2].

Исключительное право на промышленный образец ограничено сроком от 5 до 25 лет (Франция). Право же на товарный знак при уплате пошлины за продление срока его действия можно поддерживать в действии сколь угодно долго.

Оригинальность – один из трех критериев охраноспособности промышленного образца – соотносится с основным условием охраноспособности товарного знака – наличием различительной способности. Однако недопустимо автоматически приравнивать оригинальность одного объекта интеллектуальной собственности к различительной способности другого. Вместе с тем отдельные формы, характеризующиеся высоким уровнем творческих усилий, вложенных в их разработку, с большой вероятностью могут быть отнесены при экспертизе к категории обозначений, обладающих различительной способностью.

В большинстве случаев не всякому обозначению, удовлетворяющему условиям охраноспособности промышленного образца, может быть предоставлена правовая охрана в качестве товарного знака и наоборот. Однако в некоторых случаях в одном и том же материальном носителе, представляющем характерную объемную форму изделия, способен воплотиться и промышленный образец, и товарный знак[3]. Пространственно-художественному решению изделий, представляющих упаковки (чаще всего бутылки, флаконы для духов и т.п.) или сами товары (например, предметы домашнего обихода: стул, кофейник, тостер, телефонный аппарат, кондитерские изделия особой формы и др.), при определенных условиях может предоставляться правовая охрана не только как промышленному образцу, но и как товарному знаку.

Суды в США рассматривают наличие прав на промышленный образец как доказательство нефункциональности формы, которая является необходимым (но недостаточным) условием охраноспособности товарного знака, представляющего форму, а наличие прав на полезную модель как доказательство того факта, что форма обладает функциональными характеристиками (условие, препятствующее регистрации товарного знака, представляющего форму).

В деле «Америкэн нэшнл кэн К°» апелляционная инстанция подтвердила решение ведомства об отказе в регистрации в качестве товарного знака формы металлической канистры, снабженной 30 ребрами жесткости в виде гофр по всей длине канистры. Было установлено следующее:

заявителю принадлежат права на промышленный образец, характеризующий заявленную форму канистры;

третьим лицам принадлежат права на полезные модели (канистры), защищенные патентами, из которых известно, что устройство гофр на боковых гибких стенках канистр увеличивает жесткость;

рекламные материалы свидетельствуют об экономии расхода металла на изготовление заявленной формы до 10% по сравнению с альтернативными вариантами усиления жесткости тонкостенных канистр.

Указанные обстоятельства оказались для апелляционной инстанции более весомыми по сравнению с представленными заявителем материалами, часть которых свидетельствует о нефункциональности заявленной формы.

Если права на одно и то же изделие (форма тары или форма товара) в качестве промышленного образца и товарного знака предоставлены разным лицам, то возникают основания для столкновения прав.

В США фирма «Ай Пи ланд трэйдинг АпС» предъявила иск фирме «Колер К°» – обладателю прав на промышленный образец «водопроводный кран», обвинив ее в нарушении прав на принадлежащий ей товарный знак, представляющий форму водопроводного крана[4]. Иск был подан на основании закона США об ослаблении товарных знаков – Federal Trademark Dilution Act 1 (FTDA). Суд первой инстанции, удовлетворив иск на основании того, что появление на рынке водопроводных кранов ответчика ослабляет различительную способность товарного знака истца, вынес решение о запрещении ответчику продавать свои товары.

Ответчик в жалобе на это решение указал на неконституционность применения FTDA к рассматриваемому спору по следующим причинам. Неправомерно сравнивать несопоставимые объекты интеллектуальной собственности: охрана форме в качестве промышленного образца предоставляется при удовлетворении ею, в частности, условия оригинальности, в то время как оно не применяется при экспертизе заявляемых в качестве товарных знаков обозначений, которые имеют форму товара. При рассмотрении исков на основании FTDA от истца не требуется доказательств фактов введения в заблуждение потребителей, принимающих товары спорящих сторон за товары одного из производителей.

Апелляционный суд первого округа, уклонившись от рассмотрения вопроса о неконституционности применения FTDA, подтвердил решение суда первой инстанции. Один из судей высказал особое мнение: рассматриваемое дело характеризуется некоторыми особыми проблемами, которые требуют рассмотрения в конституционном аспекте.

После судебного разбирательства американские адвокаты Х.Лэтимер и К.Эблин, представлявшие в судах ответчика, опубликовали в журнале «Трэйдмак репортер» (издается Международной ассоциацией владельцев товарных знаков (INTA)), которая была инициатором разработки закона FTDA) научный трактат. В нем:

приведен анализ законов, регламентирующих условия представления охраны различным объектам интеллектуальной собственности;

рассмотрена возможность предоставления объекту интеллектуальной собственности двойной охраны (например, диснеевские персонажи могут охраняться одновременно законами об авторском праве и о товарных знаках);

дан обзор судебной практики по разрешению споров между владельцами товарных знаков на основании закона о товарных знаках;

исследованы корни зарождения доктрины ослабления товарных знаков, положения которой, по мнению авторов, ближе к патентному законодательству нежели к закону о товарных знаках;

проанализирован прецедент признания верховным судом США неконституционности одной из статей закона о коммерции ввиду ее «нестыковки» с законом о банкротстве.

Этими материалами авторы обосновывают необходимость внести в FTDA поправку, исключающую из категории знаков, права на которые охраняются в соответствии с этим законом, товарных знаков, имеющих форму товаров.

Следующий пример из шведской судебной практики иллюстрирует предоставленный законодателем владельцу незарегистрированного товарного знака, имеющего форму товара, объем прав по пресечению действий недобросовестных конкурентов[5]. Фирма по производству мебели «Сток фабрике энд эназе», более 25 лет поставлявшая на рынок детский стул «Трип трап» (разработка известного норвежского дизайнера мебели), имеющий характерный L-образный контур, предъявила иск фирме «Плэймастер оф Свиден АБ, лтд.», выпускающей детский стул «Стэйбил», внешнему виду которого могла быть предоставлена правовая охрана в качестве промышленного образца.

Истец считал, что терпит убытки в связи с наличием на рынке стула «Стэйбил», который потребители принимают за «Трип трап». Истец представил материалы опросов потребителей, согласно которым респонденты воспринимают форму стула «Трип трап» как товарный знак, указывающий на производителя этих стульев – фирму «Сток фабрикэ энд эназе».

В соответствии со ст. 2 закона Швеции о товарных знаках правовая охрана предоставляется незарегистрированным товарным знакам, если они обладают различительной способностью и приобрели известность на рынке.

Ответчик апеллировал к решениям верховного суда по делам, относящимся к товарным знакам «Lego» и «Philishave». Из них следовало, что законодатель не склонен предоставлять не ограниченное временем монопольное право (в рамках закона о товарных знаках) на использование тех объектов интеллектуальной собственности, правовая охрана которым предоставляется на определенный период (промышленный образец). Ответчик также утверждал, что все характеристики формы стула истца являются функциональными, что исключает возможность ее правовой охраны в качестве товарного знака. В соответствии со ст.13.2 товарные знаки, представляющие функциональные формы товаров, относятся к неохраноспособным обозначениям.

Стул «Трип трап» состоит из пары элементов L-образной формы, которые скреплены между собой четырьмя горизонтальными элементами, расположенными на разных уровнях по высоте (вогнутая спинка, пластина-сиденье, пластина для опоры ног и распорка). Стул «Стэйбил» состоит из таких же элементов и отличается наличием дополнительной распорки, выполнением наклонного участка L-образного элемента из двух брусков, размещенных с зазором, и местом его закрепления в горизонтальном участке. Конструктивные решения стульев «Трип трап» и «Стэйбил» позволяют устанавливать по мере роста ребенка сиденье и опору для ног на разных уровнях.

По мнению суда, дизайнер N. стремился путем придания стулу L-образной формы достичь в первую очередь высокой степени оригинальности своего изделия. Обеспечение же устойчивости – вторичный эффект. Наличие L-образных элементов не является обязательным условием обеспечения устойчивости детских высоких стульев. При решении вопроса о сходстве стульев «Трип трап» и «Стэйбил» суд руководствовался правилом «увядающей памяти». Потребители сравнивают товарные знаки двух производителей не при расположении товаров, маркированных конфликтующими знаками, на одной полке в один и тот же момент, а при встрече товаров в разных местах и со сдвигом во времени, в течение которого некоторые характеристики первого увиденного знака, которые могли бы способствовать выводу о несходстве знаков при их одновременном восприятии, стираются в памяти потребителя.

Суд, придя к заключению о сходстве стульев и признав достоверными данные опросов, согласно которым треть респондентов их смешивает, удовлетворил иск. По решению суда ответчик для возмещения убытков обязан уплатить истцу значительную сумму (1 млн. шв. крон).

Еще один пример. Фирма «Кока-кола», владелец зарегистрированного в Австралии 50 лет назад (в отношении напитков) товарного знака, представляющего двухмерное изображение бутылки, предъявила иск фирме «Ол-фект дистрибюторз, лтд.», начавшей импортировать в Австралию конфеты особой формы, имитирующей форму бутылки «Кока-кола»[6].

Решение первой инстанции федерального суда Австралии об отклонении иска было пересмотрено апелляционной инстанцией. В его решении, в частности, отмечено следующее.

Различное зрительное впечатление от расположенных рядом конфеты бутылкообразной формы и бутылки «Кока-колы» не свидетельствует об их сходстве. Однако необходимо учитывать, что средний потребитель в силу его несовершенной памяти может запомнить лишь общие образы (идеи) бутылки «Кока-кола» и «конфетной» бутылки, упуская из виду те их характеристики (например, легкая степень скрученности последней), которые могли бы предотвратить введение в заблуждение.

В Российской Федерации к перечню объектов, которым может быть предоставлена двойная охрана (с учетом ограничений по виду товарных знаков и выполнения условия отождествления с изделием для промышленного образца), относятся:

объемные изделия – бутылки, флаконы, банки, контейнеры, коробки, тюбики, капсулы, канистры, фляги, штофы;

плоскостные изделия – этикетки, эмблемы, почтовые конверты, открытки, обложки книг, кредитные и визитные карточки…[7].

С одной стороны, отсутствие в этом перечне обозначений, имеющих форму товаров, предотвращает столкновение на территории России прав на товарный знак с правами на сходный промышленный образец. Невозможность такого столкновения была предусмотрена российским законодательством при разработке Закона о товарных знаках. Промышленные образцы не указаны в категории перечисленных в ст. 7 объектов интеллектуальной собственности, которые противопоставляются заявляемым в качестве товарных знаков обозначениям при проверке их охраноспособности по иным (по отношению к абсолютным основаниям для отказа в регистрации) основаниям.

С другой стороны, наличие в ст. 5 (п. 1) Закона о товарных знаках («в качестве товарных знаков могут быть зарегистрированы словесные, изобразительные, объемные и другие обозначения или их комбинации») слова «другие» предоставляет заявителям возможность испрашивать права на обозначение, имеющее форму товара. При предоставлении правовой охраны такому обозначению может возникнуть ситуация, аналогичная приведенным примерам из зарубежной практики.


[1] Белов В.В., Виталиев Г.В., Денисов Г.М. Интеллектуальная собственность. Законодательство и практика его применения. М.: Юристъ, 1997.
[2] Кравец Л.Г. Формы охраны промышленных образцов. М.: ИНИЦ Роспатента, 2000.
[3] Тыцкая Г.И., Мамиофа И.Э., Мотылева В.Я. Правовая охрана товарных знаков, фирменных наименований, указаний и наименований места происхождения товаров в капиталистических и развивающихся странах. М.: ВНИИПИ, 1985.
[4] STEALTH PATENTS: The unconstitutionality of protecting product designs under the federal trademark dilution act by Hugh Latimer and Karin K.Ablin//Trademark reporter. 2000. V. 90. № 3. P. 489 – 512.
[5] Stokke fabrikker and another v Playmaster of Sweden AB (ltd) and another//Europan trademark reporter. 1998. Issue 5. P. 395 – 417.
[6] NATIONAL REPORTS: Australia, Coca-Cola v All-Fect Distributers, Ltd.//European Intellectual Property review. 2000. V. 22. № 4. P. 53 – 60.
[7] Радченко Н.А., Селяков В.А. Промышленный образец или товарный знак: что предпочтительнее?//Патенты и лицензии. 2001. № 2. С. 22 – 26.