Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 


Федерация Защиты Правообладателей

Каковы же критерии однородности товаров?

В Методических рекомендациях [1, 2] обосновывается и по существу вводится в практику весьма оригинальный критерий неоднородности – отсутствие взаимозаменяемости товаров и различия в их функциональном назначении.

При сравнении таких товаров, как одежда и обувь, и выявлении их неоднородности в рекомендациях указано следующее. «В силу функциональных особенностей товаров производитель одежды не может быть конкурентом производителю обуви и наоборот, поскольку эти товары не являются взаимозаменяемыми для потребителя. Функциональные различия и следующие из них различия внешнего вида не могут вызвать смешения в представлении о товаре (одежда это или обувь) у потребителя, и поэтому потребитель при выборе товара будет сравнивать обувь с обувью и одежду с одеждой. Смешения товара в глазах потребителя не произойдет, и следовательно, наличие тождественной маркировки на одежде и обуви не повлечет за собой ситуацию, когда потребитель вместо необходимой ему обуви приобретет ненужную ему одежду».

На мой взгляд, здесь допущено сразу несколько неточностей. Отчасти отражено не совсем верное понимание роли товарных знаков при выборе товара потребителем и роли экспертизы в регулировании этого процесса. В цитате из рекомендаций выражено такое понимание поведения потребителя, будто он выбирает конкретный вид товара (что именно ему купить) на основе маркировки и может спутать товары, если у разных, но достаточно близких по назначению товаров она одна и та же. А задача экспертизы знаков будто бы состоит в том, чтобы не допустить ситуации, когда потребитель из-за маркировки купит не тот товар, который ему нужен. В связи с этим и нельзя допускать сходной маркировки близких по назначению и взаимозаменяемых товаров. На самом-то деле все не так.

Многие фирмы выпускают товары разного или близкого назначения, которые часто имеют идентичную маркировку. И тем не менее смешения товаров в глазах потребителя не происходит. Прежде всего потому, что обычно не маркировка определяет выбор вида товара потребителем.

«Смешение товара в глазах потребителя» для разных товаров произойти не может. Разные товары потребитель, разумеется, не спутает, маркетинг рассчитан на разумных людей, но маркировка товаров и экспертиза заявок на товарные знаки здесь ни при чем. Экспертиза товарных знаков помогает предотвратить ситуацию, когда потребитель может спутать производителей товаров из-за наличия на них тождественной или сходной маркировки, но не сами товары.

Разумеется, потребитель не купит одежду, когда ему нужна обувь, но не это служит критерием неоднородности данных товаров. Производитель одежды не может быть конкурентом производителю обуви потому, что для этих товаров не выполняются другие критерии однородности: у них разные точки реализации, разные производства и пр. Это объясняется различной спецификой товаров, большими различиями в технологии изготовления и применяемом оборудовании. По большей части различаются также применяемое сырье, материалы, процессы их обработки.

Кроме того, различия функционального назначения товара не определяют их неоднородность. У пилы и отвертки разное назначение: нельзя пилой завернуть шуруп, а отверткой отпилить доску. Потребитель их никогда не спутает, это разные, но однородные товары – ручные инструменты. Чаще всего они продаются вместе в наборах, в специализированных магазинах или отделах, изготавливаются из одних материалов на одних и тех же предприятиях. Сходство же их назначения, выраженное в сфере деятельности, – выполнение ручных столярных или слесарных работ – отнюдь не большее, чем у назначения одежды и обуви. И одежда, и обувь тоже в конечном счете выполняют одну задачу – предохраняют человека от внешних воздействий.

Таким образом, разное назначение маркируемых товаров само по себе не служит критерием неоднородности. Одно и то же назначение в лучшем случае способно подтвердить однородность товаров, хотя выполнения только этого условия может быть и недостаточно.

Следует подчеркнуть, что наличие тождественной маркировки не может привести к смешению самих товаров (даже очень близких по назначению), поскольку о их назначении и сущности потребитель судит не по маркировке, а по признакам самих покупаемых вещей.

Но если допустить, что потребитель выбирает конкретный вид товара на основе маркировки, то это означает, что маркировка не выполняет функцию товарного знака. Она является либо обычным наименованием, либо превратилась в обозначение товара определенного вида. В таких случаях обозначение не регистрируется, оно не признается товарным знаком, но об однородности товаров уже речи нет, она просто не имеет значения.

А если экспертиза начнет следить за тем, чтобы наличие тождественной или сходной маркировки не привело к покупке ненужной вещи вместо нужной, то тогда она будет способствовать использованию маркировки в качестве обозначения товара определенного вида. То есть выполнять функцию, полностью противоположную своему назначению. Конечно, на практике такого и не бывает, но положения рекомендаций призваны отражать практику.

Экспертиза знаков должна способствовать тому, чтобы маркировка определяла выбор не вида товара, а производителя товара, точнее того производителя, который уже известен потребителю.

Посмотрим на проблему с другой стороны. Если заранее достоверно известно, что какие-то товары однородны и имеют одинаковую маркировку, то можно ли считать, что наличие тождественной маркировки обязательно приведет к ситуации, когда будет куплен не тот товар, который нужен? Очевидно, нет. Плотник не спутает отвертку с долотом, даже если эти товары маркированы одинаково.

В методических рекомендациях [2, с. 12] также утверждается, что сигареты и табак являются неоднородными товарами. В подтверждение приводится несколько доводов. Подчеркивается, что потребитель махорки или жевательного табака не спутает этот товар с сигаретами. Таким образом, невозможность спутать товары потребителем понимается как критерий неоднородности товаров, что корреспондируется и с вышеприведенными примерами. Отсюда, надо полагать, следует вывод, что однородными являются только те товары, которые потребитель может спутать.

Тут уж нужно подумать, кого мы должны считать потребителем. Случается, что некоторые товары покупаются людьми, плохо понимающими их назначение. Они и могут спутать разные товары. Например, домохозяйка может спутать шурупы с саморезами: эти товары действительно очень похожи, и назначение у них близкое. Но столяр или плотник их никогда не спутает, и именно он, а не домохозяйка, является потребителем этих товаров.

Потребителем следует считать не случайного покупателя, а того, кто товары использует. И если они разные, то потребитель (если это на самом деле потребитель) их никогда не спутает, как бы ни были товары близки по сути и назначению. Никто не спутает чайник с кастрюлей или нож с вилкой, но это пары однородных товаров. Таким образом, спутает потребитель товары или не спутает – однородность на этой основе определить нельзя.

Не очень удачно выбраны товары в качестве примера применения этого «критерия». Разумеется, табак и сигареты – однородные товары. Потребитель не спутает трубочный табак с сигаретами, но состав и назначение у этих товаров одно и то же. Если в магазине не окажется табака для трубки, курильщик закурит и сигарету. Вполне логично полагать, что одна и та же фирма может выпускать и сигареты, и трубочный табак, и табак для жевания. Это однородные товары, поэтому и нельзя допустить для них регистрации сходных знаков разных фирм.

Нельзя приветствовать и чересчур формальное использование словарей при исследовании терминов, обозначающих товары. Обращение к словарю не всегда дает верное определение товара, да и определения в разных словарях могут различаться.

В данном примере энциклопедический словарь определяет табак как род однолетних растений, не соотнося его с каким-то товаром и торговлей товарами. А в русском языке слово «табак» применительно к товарам часто употребляется собирательно и прежде всего означает табачные изделия вообще. То есть любые товары, содержащие табак для курения: трубочный табак, папиросы, сигареты, сигары и проч. Именно в этом значении данное слово употребляется, например, на вывесках. Никому из потребителей не придет в голову, что в магазине с вывеской «Табак» продается растение или его семена. Но все знают, что там предлагают товары для курения: табак для трубки, махорку, сигареты. Разумеется, такие товары однородны.

Возможно, что табак как сырье – это товар не однородный сигаретам. Но он предназначен не для массового потребителя. Его покупают табачные фабрики, а поставляют сельхозпредприятия. Соответственно здесь действуют другие критерии неоднородности, а возможность спутать здесь ни при чем. Да собственно это еще и не товар, а скорее сырье. Маркировка (и соответственно охрана товарного знака) для него не так важна, выбор такого товара потребителем определяется другими факторами.

Приведенные рассуждения о неиспользовании маркировки для выбора вида товара справедливы для большинства товаров, но не для всех. Есть сферы, где маркировка действительно используется потребителем для выбора товара, в связи с чем важно не допускать сходной маркировки для товаров разного назначения. Это происходит, когда потребитель лишен возможности определить свойства товара, не может его «пощупать», когда разные товары выглядят совершенно одинаково, а потребитель считает, что тот или иной товарный знак относится только к какому-то одному товару. Речь идет прежде всего о лекарствах и парфюмерных товарах.

При выборе лекарства потребитель довольно часто ориентируется только на торговое название, которое чаще всего регистрируется в качестве товарного знака. Он приучен рекламой к определенному наименованию, знает, что такое-то лекарство от такой-то болезни. И в данном случае товарный знак, маркировка, действительно частично выполняют функцию наименования товара. Но таковы уж особенности данного товара, такая ситуация возможна практически для любого торгового наименования лекарства. Экспертизе знаков с этим приходится мириться, иначе невозможно регистрировать торговые наименования лекарств вообще. История со знаком «аспирин» это наглядно показала.

Все лекарства выглядят одинаково: это либо таблетки, либо мази, настойки, порошки, капсулы. Они не имеют обычных признаков, по которым их может оценить потребитель. Как раз такие товары и можно спутать, если маркировка у разных товаров одинакова или сходна. И тут уж действительно важно не допустить, чтобы потребитель купил не тот товар. Нельзя допустить покупки слабительного, когда нужно лечить диарею.

Таким образом, опасность приобретения товара не того, который нужен, возникает не только из-за наличия сходной маркировки на товарах конкурентов, т.е. у разных производителей, из чего исходят методические рекомендации. Она может возникнуть и тогда, когда один и тот же производитель маркирует разные товары одинаково, а потребитель при этом знает только один товар с данным товарным знаком. Например, если кремы для и после бритья имеют одну и ту же маркировку, то путаница может возникнуть: вместо крема для бритья может быть приобретен крем после бритья. В действительности порой так и происходит.

Таким образом, такие товары, как лекарства, косметические средства и т.п., по возможности не должны иметь сходную маркировку, если у них разное назначение. Однако регулирование этого вопроса выходит за рамки задач экспертизы заявок на товарные знаки. Вероятно, экспертиза может лишь частично способствовать соблюдению интересов потребителя. Например, методические рекомендации по составлению перечня товаров и услуг могли бы содержать указание на то, что для товаров по классу 5 (лекарства) следует указать конкретный вид и назначение препарата, для которого регистрируется знак.

Если же регистрируется более универсальное обозначение – название фирмы, сеть аптек и т.п., то такие обозначения не должны занимать доминирующего положения на упаковке, этикетках конкретных лекарств и препаратов. Тогда опасность смешения товаров потребителем станет минимальной.


[1] Грешнева Н.П., Орлова В.В., Талянский В.Б. Методические рекомендации по определению однородности товаров и услуг при экспертизе заявок на регистрацию товарных знаков и знаков обслуживания. М., 1997. С. 11.
[2] Горленко С.А., Грешнева Н.П., Орлова В.В., Радченко Н.А. Методические рекомендации по составлению перечня товаров и услуг для заявок на регистрацию товарных знаков и знаков обслуживания. М., 2000. С. 11 – 12.