Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 


Федерация Защиты Правообладателей

Судебное разрешение споров о квалификации объектов промышленной собственности

Образование Высшей патентной палаты Российского агентства по патентам и товарным знакам в соответствии с постановлением Правительства РФ от 30 марта 1998 г. № 367[1] - важный шаг в становлении системы разрешения споров, связанных с квалификацией объектов промышленной собственности. К функциям Высшей патентной палаты в первую очередь относится рассмотрение жалоб на решения Апелляционной палаты Роспатента, которые определяют возможность предоставления правовой охраны объектам промышленной собственности и ее действительность.

Вероятно, что следующим этапом в реализации законных прав заинтересованных сторон в такого рода спорах станет создание специализированного судебного органа, компетентного в разрешении подобных споров. Необходимость образования патентного суда вызвана потребностью квалифицированного рассмотрения сложных технических вопросов, определяющих сущность спора. Для правильного их разрешения, как показывает зарубежная судебная практика, наряду с обычной юридической компетентностью от судей требуется определенный уровень технической компетенции в области, касающейся предмета спора. Лишь при выполнении этих условий можно говорить о правомерности решения, вынесенного судом, и о соблюдении гражданских прав сторон, участвующих в судебном процессе.

Данное мнение подтверждается практической деятельностью специализированных судебных органов в таких странах, как Великобритания, США, Германия, Швеция. В других экономически развитых странах, например во Франции и Японии, решение высшей апелляционной инстанции административного органа, в качестве которого выступает патентное ведомство, может быть пересмотрено только в гражданских судах общей юрисдикции, рассматривающих споры о квалификации объектов промышленной собственности наряду с другими гражданскими делами.

Так, в Японии подобные споры разбираются в высоком суде Токио, а в случае обжалования его решения - в верховном суде. Однако отсутствие узкой патентной специализации суда, рассматривающего спор, требует длительного предварительного разбирательства по предмету спора и по представленным сторонами доказательствам. Для их исследования привлекаются консультанты и эксперты. Потому продолжительность одного лишь предварительного рассмотрения дела в высоком суде Токио в большинстве случаев превышает два года. Зависимость решения суда от субъективного мнения привлекаемых экспертов при этом существенным образом влияет на правомерное и независимое разрешение спора.

Данные недостатки определили общую тенденцию создания специализированных судебных органов, компетентных в разрешении споров, связанных с квалификацией объектов промышленной собственности.

Вступившим в действие 1 октября 1982 г. законом в США был учрежден федеральный апелляционный суд (U.S. Court of Appeals for the Federal Circuit - CAFC) для рассмотрения апелляций на решения федерального ведомства по патентам и товарным знакам. Доля рассматриваемых им дел, связанных с предоставлением правовой охраны объектам промышленной собственности, составляет примерно 20% от общего числа. Деятельность CAFC в целом направлена на формирование единообразной судебной практики разрешения споров в области патентного права.

В Великобритании патентный суд, входящий в состав высокого суда, образован на основании Закона о патентах 1977 г. Чтобы упростить процедуру судебного разбирательства и снизить материальные затраты в процессе судопроизводства по делам в области патентного права, в 1988 г. в Великобритании были учреждены патентные суды графств. Их решения действительны на всей территории страны. Децентрализация патентной судебной системы обеспечила доступность судебного обжалования решения патентного ведомства всем заинтересованным лицам. В патентных судах графств дела ведутся патентными судьями, которые, кроме юридического, имеют специальное образование в области патентоведения. При необходимости к рассмотрению дела могут привлекаться консультанты и специалисты патентного ведомства.

Вопрос о том, какой вариант системы судебного разрешения споров о квалификации объектов промышленной собственности будет принят в России, до настоящего времени открыт. Возможность образования специализированного судебного органа, названного либо Патентным судом, либо Высшей патентной палатой Российской Федерации, принципиально не влияет на суть рассматриваемой проблемы. Создание такого суда прежде всего связано с внесением изменений в закон "О судебной системе Российской Федерации".

В этой связи нельзя не отметить опыт создания и деятельности федерального патентного суда Германии (ФПС), с 1961 г. рассматривающего споры в области патентного права. Многолетний опыт его работы позволил накопить знания для решения различных правовых проблем, возникающих при динамичном развитии системы охраны промышленной собственности в Германии.

Мнение о необходимости создания патентного суда в Германии формировалось в течение длительного времени. Впервые учреждение особого патентного суда с привлечением судей, сведущих в технических вопросах, обсуждалось при подготовке патентного закона в 1936 г. Однако от такого шага законодатели в то время воздержались. Обусловливалось это, во-первых, опасением, что патентное судопроизводство отделится от общего. Во-вторых, признавалось, что при широком спектре специальных областей динамично развивающейся техники и, следовательно, широком разнообразии подлежащих рассмотрению дел выбор компетентного судьи крайне ограничен. В дальнейшем, на основании постановления от 12 мая 1943 г. было решено привлекать двух судей, сведущих в технических вопросах, для участия в судебных процессах при рассмотрении споров о недействительности патентов в суде.

Основанием для создания ФПС послужило решение федерального административного суда ФРГ от 13 июня 1959 г. Оно отменило компетенцию сенатов жалоб патентного ведомства для вынесения окончательных решений, поскольку такой порядок нарушал гарантию судебной защиты. Согласно конституции ФРГ административный орган не может выносить окончательное решение. Возможность обжалования принятого им решения должна обеспечиваться в судебном порядке. Данное решение соответствовало принятому заключению федерального конституционного суда ФРГ, установившему, что специализированный суд может осуществлять судопроизводство по отношению к государству или его органу власти как независимое лицо только тогда, когда он действует как отделенный от исполнительной власти институт.

Первые годы деятельности ФПС подтвердили правильность сделанного выбора. В докладе, посвященном первым трем годам работы патентного суда, президент ФПС У. Вайсс отмечал, что современная немецкая промышленность была бы не в состоянии сохранить свое положение в мировой экономике, если ее не поддерживала бы стабильная система патентной охраны[2].

Можно, конечно, считать, что создание ФПС - традиционное для Германии разделение компетенции судов. Действительно, согласно ст. 95 конституции в ФРГ функционируют суды общей, административной, трудовой и социальной юрисдикции. Поэтому вероятно, что при создании патентного суда эта традиция действительно учитывалась. Однако дальнейшее развитие систем правовой охраны промышленной собственности в странах Европы и Америки подтвердило необходимость создания подобных специализированных судебных органов. Подтверждение тому - образование в Великобритании на основании Закона о патентах 1977 г. патентного суда, входящего в состав высокого суда, создание патентного суда в Швеции на основании закона, вступившего в силу 1 января 1978 г., и учреждение в США на основании закона от 1 октября 1982 г. федерального апелляционного суда.

Таким образом, мировая практика подтверждает, что создание патентного суда в Германии - не специфическая особенность судебной системы отдельного государства, а общая тенденция развития системы правовой охраны промышленной собственности в странах с высоким уровнем развития промышленного производства и сложившимися традициями судебного разрешения споров о квалификации объектов промышленной собственности.

Тем не менее, образование патентного суда не решает все правовые проблемы. Важно не только его создать, но и определить его место в общей судебной системе страны. Необходимо выбрать вышестоящую инстанцию, в которой решение патентного суда может быть обжаловано. Кроме того, требуется определить процессуальный порядок, по которому вышестоящая судебная инстанция станет принимать к рассмотрению кассационные и апелляционные жалобы и выносить окончательные решения. В этом случае возможны правовые проблемы. С одной стороны, они связаны с тем, как обеспечить гарантированные конституционные права патентообладателей и других заинтересованных лиц, а с другой, - с тем, как ограничить загрузку высшего судебного органа не свойственными для него делами и сократить обусловленные этим материальные затраты.

Применительно к России обсуждаемые проблемы могут показаться, на первый взгляд, отвлеченными, затрагивающими чисто теоретические аспекты деятельности судебной системы. Но их рассмотрение приобретает все более важное значение по мере развития процесса судебного обжалования решений патентного ведомства.

Выбор направления развития процедуры разрешения споров о квалификации объектов промышленной собственности потребует, на наш взгляд, анализа и систематизации зарубежного опыта и, в первую очередь, - исследования правовых проблем, возникающих при обжаловании решений патентного суда Германии.

Прежде всего следует отметить существенное различие процедуры кассационного и апелляционного обжалования решений ФПС. Согласно процессуальным нормам ФПС по своему статусу соответствует верховному земельному суду, т.е. суду второй инстанции. Верховный федеральный суд (ВФС), в числе пяти судов высшей инстанции, обладает правом выносить окончательные решения по гражданским и уголовным делам, связанным с решением принципиальных вопросов права. ВФС рассматривает кассационные жалобы на решения ФПС, принятые в процессе производства по жалобам.

При этом ФПС определяет допустимость кассационной жалобы. Она принципиально допустима, если основана на необходимости разрешения правового вопроса принципиального значения или если для дальнейшего развития права и обеспечения единства судебной практики требуется решение федерального суда.

В случае, когда в кассационной жалобе указан один из существенных недостатков судопроизводства, исчерпывающий список которых приведен в абзаце 3 § 100 Патентного закона ФРГ, жалоба признается свободно допустимой и передается для рассмотрения в ВФС без специального определения ФПС.

При рассмотрении апелляционных жалоб на решения сенатов по делам о недействительности патентов предусмотрен иной порядок. При их рассмотрении ФПС отводится роль первой инстанции, выносящей приговор. ВФС выступает по апелляционным жалобам не как кассационная, а как ревизионная (проверяющая) высшая инстанция, проводящая судебную экспертизу. Для ВФС этот случай является исключением. Во всех остальных случаях ВФС - высшая инстанция, рассматривающая только вопросы права.

Такой порядок апелляционного обжалования обусловлен тем, что поводом для процесса о признании патента недействительным служит спор о нарушении патента, рассмотрение которого осуществляется палатами по гражданским делам земельных судов. При этом установленным юридическим фактом для такого спора может служить судебное решение о полной или частичной недействительности патента (или о подтверждении его действительности). Рассмотрение спора о недействительности патента сразу в судебной инстанции, обладающей достаточной для разрешения спора компетенцией, минуя административную стадию рассмотрения спора в патентном ведомстве, сокращает материальные издержки сторон, уменьшает загрузку патентного ведомства, а главное - сокращает сроки рассмотрения дела.

Сравнивая процедуру апелляционного обжалования в Германии с аналогичной процедурой, действующей в России, отметим следующее. Процесс вынесения окончательного решения в споре о признании патента недействительным должен пройти до судебного рассмотрения дела, согласно Патентному закону РФ, две стадии административного разбирательства - в Апелляционной палате патентного ведомства и в Высшей патентной палате. Только после вынесения окончательного решения Высшей патентной палатой спор о действительности правовой охраны может быть рассмотрен в судах общей юрисдикции или арбитражных судах. Рассмотрение может продолжаться до вынесения окончательного решения Верховным судом или Высшим арбитражным судом РФ.

Таким образом, в настоящее время в России рассмотрение патентного спора о нарушении исключительных прав нельзя совместить по срокам с вынесением окончательного решения в сопутствующем судебном процессе о действительности нарушенных исключительных прав. Естественно, что данное обстоятельство препятствует своевременному правомерному разрешению патентных споров и соблюдению принципа равенства сторон перед законом и судом.

В этом отношении следует обратить внимание на общую для европейских стран, за исключением Германии, тенденцию к объединению в одном судебном процессе рассмотрения споров о нарушении патента и о правомерности решения о его выдаче.

Анализируя проблемы, возникающие при кассационном обжаловании решений ФПС применительно к действующему российскому законодательству, на основании проведенной в Федеральном институте промышленной собственности научно-исследовательской работы, можно сделать следующие выводы.

Основная особенность судебного рассмотрения споров о квалификации объектов промышленной собственности в Германии заключается в том, что за исключением споров о недействительности патентов, обжалование решений патентного суда осуществляется только в кассационном порядке. Следовательно, во внимание могут приниматься лишь вопросы права. При этом новые фактические доказательства или пересмотр прежнего заключения по фактическим обстоятельствам дела не допускаются. Ограничив таким образом возможности пересмотра дела, законодатель выразил доверие к решениям, принимаемым патентным судом.

Как показывает судебная практика Германии, к числу оснований для подачи кассационной жалобы в вышестоящую судебную инстанцию по спорам, связанным с квалификацией изобретений, следует отнести принципиальные правовые вопросы и проблемы, связанные с дальнейшим развитием права и обеспечением единства судебной практики. В России их решение относится к компетенции Верховного суда РФ, который изучает и обобщает судебную практику. При этом следует принимать во внимание, что согласно ст. 19 закона "О судебной системе в Российской Федерации" Верховный суд является высшей судебной инстанцией по отношению к специальным судам. Его полномочия распространяются на все гражданские, уголовные и административные дела. Поэтому загрузку Верховного суда не свойственными для него делами, касающимися правовых вопросов представления правовой охраны объектам промышленной собственности и использования исключительных прав на них, необходимо ограничить в разумных пределах. Для этого, очевидно, следует ввести разрешительный порядок допуска в Верховный суд РФ кассационных жалоб по указанным выше основаниям.

Иначе следует подойти к кассационным жалобам, основывающимся на явном нарушении норм судопроизводства. Необходимо определить перечень оснований для допуска жалоб к рассмотрению в Верховном суде без специального разрешения патентного суда. В этом случае наиболее важен судебный опыт ВФС Германии по использованию и толкованию абсолютных оснований, связанных с нарушением норм судопроизводства.

Исчерпывающий перечень абсолютных оснований для допуска кассационной жалобы к рассмотрению в ВФС включает согласно абзацу 3 § 100 Патентного закона ФРГ незначительное число случаев. Их толкование ограничивается лишь наиболее существенными недостатками судопроизводства в патентном суде.

Ограничения в виде исчерпывающего перечня случаев, при которых кассационная жалоба признается допустимой, направлены на исключение многократной перепроверки решений патентного суда только на основании желания одной из заинтересованных сторон, участвующих в судебном процессе. Германский законодатель предусмотрел возможность допуска кассационной жалобы в высшую инстанцию лишь для особо серьезных нарушений закона.

Таким образом, цель законодательного регулирования в данном случае заключается в ограничении полномочий кассационной инстанции рассмотрением вопросов, связанных исключительно с нарушением норм судопроизводства.

Однако, несмотря на действующие жесткие ограничения, кассационное средство обжалования интенсивно используется в судебной практике Германии при разрешении рассматриваемого типа споров. Единственное, что сдерживает проигравшую в судебном процессе сторону от подачи кассационной жалобы, - это необходимость возмещения расходов, возлагаемых на лицо, подавшее жалобу, в случае ее отклонения или признания недопустимой.

Учитывая многолетнюю судебную практику по рассмотрению споров о квалификации изобретений в Германии, при разработке российского закона о патентном суде, целесообразно было бы принять за основу при определении перечня наиболее серьезных нарушений судопроизводства, служащих основанием для подачи кассационной жалобы, основания, приведенные в ст. 306 действующего Гражданского процессуального кодекса РСФСР.

Кроме того, перечень абсолютных оснований для подачи кассационной жалобы на решение патентного суда можно было бы ограничить по сравнению с перечнем оснований для отмены решения суда в кассационном порядке. Введение исчерпывающего перечня абсолютных оснований для подачи кассационных жалоб на решения патентного суда направлено именно на ограничение оснований для обжалования лишь случаями, касающимися наиболее серьезных и значимых нарушений судопроизводства.

Хотелось бы также отметить, что создание в России специализированного судебного органа, аналогичного по функциям ФПС, только на первый взгляд, может показаться дополнительным усложнением процедуры судопроизводства и судебной системы в целом. Общеизвестно, что проблемы судов множатся с каждым годом: ухудшается финансирование, сокращается судейский корпус, растет загруженность. Так, с 1994 по 1998 г. увеличение числа гражданских дел в каждом суде составило в среднем 2,5 - 3 тыс. При таком положении очевидно, что дополнительная загрузка судов не свойственными для них делами, связанными с обжалованием решений Высшей патентной палаты Роспатента, осложнит и без того практически не решаемые проблемы, препятствующие нормальной работе.

Как свидетельствует зарубежная судебная практика, создание специализированных патентных судов направлено на освобождение гражданских судов от рассмотрения споров, требующих специальной компетенции. Не вызывает сомнений, что такой специализированный суд обеспечит квалифицированное и быстрое разрешение споров в области патентного права при соблюдении конституционных гарантий правосудия.

Патентный суд предполагает особую компетенцию при разрешении споров о квалификации объектов промышленной собственности. Поэтому его решения, касающиеся анализа обстоятельств дела, должны обладать преимущественным значением по отношению к решениям, принимаемым по данным вопросам другими судебными инстанциями. Следовательно, было бы целесообразно ограничить допустимые возможности обжалования решений патентного суда и исключить их пересмотр по существу обстоятельств дела. Иными словами, в этом случае можно было бы исключить апелляционное обжалование решений патентного суда в вышестоящую судебную инстанцию.

Для соблюдения конституционных гарантий правосудия необходимо предусмотреть возможность пересмотра решений патентного суда только по вопросам права, т.е. возможность кассационного обжалования. Такой подход в условиях российской патентной системы, с нашей точки зрения, был бы правомерен. Это обусловлено тем, что во всех спорах о квалификации объектов промышленной собственности, в том числе и о признании патента недействительным, патентный суд по существу являлся бы третьей инстанцией, рассматривающий жалобы заинтересованной стороны после решений Апелляционной палаты и Высшей патентной палаты.

Размышления о проблемах обжалования решений патентного суда можно соотнести и с реально существующей ситуацией, сложившейся после образования Высшей патентной палаты. Вопрос: должна ли соответствовать процедура обжалования решений Высшей патентной палаты общей процедуре обжалования в соответствии с нормами действующего гражданского процессуального законодательства или же ее следует сократить по аналогии с соответствующей процедурой, действующей для специализированного патентного суда, - необходимо решать исходя из опыта практической деятельности судов по разрешению споров о квалификации объектов промышленной собственности. Уже сейчас есть основания для анализа возможности упрощения процедуры судебного обжалования решений Высшей патентной палаты. Ограничение подобной процедуры потребует, конечно, внесения соответствующих изменений в действующие гражданский и арбитражный процессуальные кодексы. Они коснутся исключительно судебного разрешения споров о квалификации объектов промышленной собственности.

Проведенные исследования показали, что изучение и использование практики зарубежного судопроизводства по обжалованию решений патентного суда позволит избежать ряда проблем при создании специализированного патентного суда в России и введении соответствующей процедуры обжалования его решений.


[1] Патенты и лицензии. 1998. № 6. С. 42.
[2] Weiss U. Drei Jahre Bundespatentgericht Gedanken und Erfarungen. GRUR: Weinhein, 1964. Heft 12. S. 637 - 644.