Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 


Федерация Защиты Правообладателей

Итоги реформирования и пути совершенствования

А.Л.Журавлев - канд. юрид. наук, заместитель директора ФГУ

Договор о патентной кооперации (РСТ) в настоящее время предлагает удобный, гибкий и экономически выгодный способ получения патентной охраны более чем в 140 странах мира, и уже 30 лет пользуется неизменным успехом у заявителей как из ведущих промышленно развитых государств, так и из развивающихся стран. Число международных заявок непрерывно растет. Так, в 2008 г. в получающие ведомства мира подано более 163000 заявок РСТ. Естественно, что большинство международных заявок подается заявителями из ведущих промышленно развитых государств. В частности, практически половина от вышеуказанного общего числа заявок приходится на США (53521 заявка, или 32,7%) и Японию (28744 заявки, или 17,6%). Растет также число заявок РСТ, по которым заявителями предпринимаются попытки реального получения национальных патентов. Так, в 2007 г. в мире было зарегистрировано примерно 430000 переводов международных заявок на национальную фазу. Уже давно большая часть зарубежных заявок поступает во многие страны мира, в том числе в Россию, через процедуру РСТ.

Не только заявители, но и патентные ведомства используют такие предоставляемые системой РСТ преимущества, как единые формальные требования к заявкам, отчеты о международном поиске и письменные заключения о патентоспособности, составленные компетентными международными органами, централизованную публикацию заявок, налаженные каналы обмена информацией, в том числе в электронном виде, и многое другое. По сравнению с традиционной процедурой патентования, РСТ позволяет подать одну международную заявку на родном или ином удобном для заявителя языке, и практически на три года отложить основные расходы по оплате пошлин и услуг патентных поверенных. В течение этих лет заявитель получает ценную информацию о патентоспособности изобретения и потенциальном коммерческом интересе к нему.

Однако в последнее время систему РСТ все чаще критикуют. Высказываются мнения о том, что процедура является длительной и не дает возможности быстро получить зарубежную охрану, предполагают даже, что на смену РСТ в ближайшее время могут прийти иные виды международной патентной кооперации.

Что касается длительности процедуры, представляется, что этот упрек не имеет под собой реальной основы. Во-первых, процедура гибкая, и нет никаких препятствий для досрочного перевода международной заявки на национальную фазу с целью ускорения получения охраны при необходимости. Во-вторых, заявители часто не заинтересованы в ускорении международной фазы по вышеуказанным причинам. Так, с учетом пожеланий не только патентных ведомств, но и заявителей, в 2002 г. в ст. 22 РСТ было внесено изменение, устанавливающее 30-месячный срок перевода международной заявки на национальную фазу вне зависимости от факта подачи требования на проведение международной предварительной экспертизы. Это единственное изменение, внесенное в процессе реформы РСТ непосредственно в сам Договор, было направлено на снижение числа требований на проведение международной предварительной экспертизы, подаваемых заявителями с целью продления (а не ускорения) международной фазы. Надо отметить, что данная новация оказалась эффективной, и число подаваемых требований во всех органах международной предварительной экспертизы уменьшилось более чем в два раза.

Тем не менее, несмотря на очевидные успехи РСТ и ключевую роль данного Договора в международной патентной системе нельзя не обратить внимание на бурно развивающиеся альтернативные проекты международного разделения труда, направленные на использование результатов рассмотрения аналогичных заявок в других ведомствах. В первую очередь это относится к проекту РРН (Patent prosecution highway), представляющему собой пакет двусторонних договоров между различными ведомствами об ускоренном делопроизводстве по заявкам за счет обмена результатами экспертизы. Инициировали проект наиболее крупные ведомства (Японии, США), а в настоящее время в процесс заключения двусторонних договоров вовлекается все большее число стран.

Обратим внимание на то, что инициатива исходила от государств, лидирующих в подаче заявок по процедуре РСТ. Не осталась в стороне от данного процесса и Россия. Так, с 2009 г. действуют договоры об ускоренном делопроизводстве между ведомством Российской Федерации и ведомствами Японии и Кореи, ведутся переговоры с ведомствами США и Германии. Невольно возникают вопросы. Могут ли данные договоры стать альтернативой РСТ в рамках международной патентной системы? Каковы причины поиска новых путей зарубежной охраны изобретений мировой общественностью? Привела ли масштабная реформа РСТ, объявленная на генеральной ассамблее ВОИС и ассамблее РСТ в 2000 г., к желаемому результату?

Что касается оттока заявок из РСТ в РРН, то, по мнению автора, в ближайшее время это вряд ли может произойти по целому ряду причин (в рамках настоящей статьи этот вопрос не рассматривается). В то же время очевидно, что в значительной степени устойчивость РСТ будет зависеть от того, какие шаги предпримут в ближайшем будущем участники Договора и МБ ВОИС как орган, администрирующий данный Договор. Можно отметить, что большую часть поступлений в бюджет ВОИС составляют пошлины, полученные от подачи международных заявок, и МБ ВОИС, в первую очередь, должно быть заинтересовано в благополучии и дальнейшем развитии РСТ. В контексте сказанного рассмотрим, в каком направлении осуществлялось реформирование РСТ в течение последнего десятилетия.

Вспомним, что первоначально в основу реформы была положена концепция разделения процесса на два этапа, на первом из которых в Инструкцию к РСТ должны были быть внесены «ограниченные» изменения, относящиеся к упрощению процедур, либерализации формальных требований и расширению сроков совершения действий. Первый этап планировалось завершить примерно за 5 лет. На втором этапе планировались более глубокие изменения системы РСТ, связанные непосредственно с корректировкой Договора. Предполагалось, что на втором этапе должна быть модернизирована система поиска и международной предварительной экспертизы, практически исключены различия между национальными и международными заявками, а также введен принцип признания ведомствами результатов экспертизы, проведенной в международных органах.

На практике за минувшие с начала реформы годы система РСТ действительно в значительной степени преобразилась, были внесены изменения в большую часть правил Инструкции к РСТ. Принятые нововведения позволили считать, что первый этап реформы успешно завершен, в связи с чем ассамблея РСТ в 2007 г. приняла решение о прекращении полномочий комитета по реформированию РСТ и рабочей группы по реформированию РСТ.

Наибольшее число изменений, безусловно, относится к формальным требованиям и процедурам. Так, в 2001 г. в заявление к международной заявке были введены декларации об удостоверении личности изобретателя, о праве заявителя подавать заявку и испрашивать приоритет, об авторстве на изобретение и не порочащих новизну раскрытиях, что ограничило перечень документов, которые могут запрашивать ведомства на национальной фазе.

В 2003 г. начался процесс приведения РСТ в соответствие с Договором о патентном праве (PLT) и введена возможность восстановления пропущенного заявителем срока перевода международной заявки на национальную фазу на основе критериев, предусмотренных PLT: мягкий критерий – «непреднамеренность» пропуска срока, когда достаточно сообщить ведомству о том, что срок пропущен неумышленно; и более жесткий критерий – «несмотря на принятие надлежащих мер», когда от заявителя может быть затребовано документальное подтверждение причин пропуска срока. Таким образом, срок перевода международной заявки на национальную фазу был не только увеличен за счет вышеупомянутого изменения ст. 22 РСТ, но и введены положения, обязывающие ведомства восстанавливать пропущенный срок.

Наиболее значимые изменения были внесены в 2004 г. Была введена в действие система автоматических указаний всех государств, участвующих в РСТ на дату международной подачи заявки, а также всех допустимых в каждом государстве видов охраны. Система предусматривает перенос решения о том, в каких государствах и какие виды охранных документов могут быть получены на основе международной заявки, на национальную фазу, однако при этом для заявителей сохранена возможность изъятия указаний. Аналогичная система введена и в части выбора государств для международной предварительной экспертизы. Соответственно принята новая структура пошлин, а именно: установлена единая международная пошлина, не зависящая от числа указанных государств.

Более либеральными стали требования к подписи и срокам представления различных документов. А именно: введены положения, согласно которым в заявлении к международной заявке допускается указывать все необходимые сведения только одного из нескольких заявителей (имеющего право подавать заявку в данное получающее ведомство), а также допускающие, что заявление и требование на проведение международной предварительной экспертизы могут быть подписаны также только одним из заявителей. Следует отметить, что для изъятия заявки по-прежнему требуются подписи всех заявителей, а также то, что указанные ведомства вправе потребовать недостающие подписи при переводе заявки на национальную фазу. С 2004 г. международным органам РСТ предоставлена возможность не требовать доверенность при назначении агента. Так, Роспатент как международный орган РСТ не требует доверенность от российских патентных поверенных, так же как и по национальным заявкам.

Важным этапом в развитии РСТ стало введение в 2004 г. системы расширенного отчета о поиске, согласно которой в рамках главы I Договора по каждой заявке одновременно с отчетом о международном поиске подготавливается и направляется заявителю и в указанные ведомства предварительное заключение о патентоспособности изобретения. Соответственно было разработано новое единое Руководство по международному поиску и международной предварительной экспертизе, в которое введена глава «Общие основы обеспечения качества международных поисков и заключений международной предварительной экспертизы». Одновременно до 22 месяцев с даты приоритета увеличен срок подачи требования на проведение международной предварительной экспертизы, которая с введением в действие системы расширенного отчета о поиске и устранения зависимости срока перевода заявки на национальную фазу от факта подачи требования становится нужной в основном для внесения изменений в заявку, а также как средство ведения диалога между заявителем и экспертом.

В 2005 г. введена упрощенная процедура подачи протеста в случае нарушения требования единства изобретения как на стадии международного поиска, так и на стадии международной предварительной экспертизы. Введена также возможность отсрочки начала международной предварительной экспертизы по ходатайству заявителя в случае, если он подал требование на проведение экспертизы до начала международного поиска, но намерен внести изменения в формулу изобретения по ст. 19, то есть в рамках главы 1 Договора.

В 2006 г. за счет арабского языка расширен перечень языков публикации международной заявки и введена публикация деклараций. Кроме того, введены исключения из системы автоматических указаний для государств, национальные законодательства которых предусматривают изъятие (отзыв) предшествующей национальной заявки в случае указания заявителем при подаче международной заявки своей страны, в которой подана предшествующая национальная заявка (так называемое «самоуказание»). Данным положением воспользовались Германия, Япония, Корея и Российская Федерация. Заявители из этих стран получили возможность не указывать свою страну при подаче международной заявки с целью сохранения национальной заявки, по которой испрашивается приоритет. Отметим, что для заявителей из Российской Федерации эта проблема перестала существовать с введением в действие Административного регламента по изобретениям[1], согласно п. 29.1.2 (6) которого «самоуказание» Российской Федерации при подаче международной заявки не влечет за собой отзыв национальной российской заявки, по которой испрашивается приоритет. Соответствующие изменения будут внесены в бланк заявления к международной заявке в 2010 г.

В 2007 г. введено восстановление права на приоритет на основе критериев, предусмотренных PLT, а также возможность подачи международной заявки с отсутствующими частями, в том числе без потери даты международной подачи. Это блок норм из PLT, предоставляющих заявителям возможность подать международную заявку с нарушением 12-месячного срока, установленного Парижской конвенцией по охране промышленной собственности, и представить при подаче неполный комплект материалов без потери прав (при условии последующего представления всех недостающих частей заявки). Кроме того, либеральнее стали положения об исправлении в международной заявке очевидных ошибок. Так, в соответствии с новыми нормами очевидность ошибки должна оцениваться с точки зрения компетентного органа, а не любого лица.

Важным шагом является введение в 2007 г. в Инструкцию к РСТ дополнительного требования к международным поисковым органам о том, что они должны иметь систему управления качеством и механизмы внутреннего контроля. Одновременно установлена ежегодная отчетность международных поисковых органов о функционировании данной системы. Отчеты направляются патентными ведомствами в МБ ВОИС, обсуждаются на совещании международных органов и утверждаются ассамблеей РСТ.

В 2008 г. введены в действие положения, позволяющие заявителям подавать в международный поисковый орган ходатайства о принятии во внимание результатов ранее проведенного поиска, даже если поиск был проведен в национальном ведомстве, которое не является международным поисковым органом. Введена также норма, обязывающая международный поисковый орган учитывать результаты поиска и возвращать заявителю часть пошлины в случае, если предшествующий поиск проводило то же ведомство. Увеличен срок уплаты пошлины за подачу заявления о восстановлении права на приоритет и снижены абсолютные размеры международной пошлины за подачу и пошлины за обработку. Кроме того, более значительной стала скидка по пошлинам для физических лиц из государств, национальный доход в которых на душу населения не превышает определенный уровень (3 тыс. долл. США).

С 1 января 2009 г. за счет корейского и португальского языков еще раз расширен перечень языков публикации.

Для Роспатента важным стало введение с 1 января 2009 г. системы дополнительных поисков, позволяющей заявителю в дополнение к международному поиску, выполняемому основным поисковым органом, заказать информационный поиск в другом поисковом органе (или в нескольких органах). Главная цель проведения дополнительного поиска – снижение риска выявления новых источников информации, порочащих патентоспособность изобретения при переходе на национальную фазу. Дополнительный поиск проводится международным поисковым органом, объявившим о предоставлении такой услуги, по ходатайству заявителя, поданному в МБ ВОИС в течение 19 месяцев с даты приоритета. По первоначальному замыслу дополнительный поиск должен способствовать установлению уровня техники по так называемым фондам на труднодоступных языках, к которым, безусловно, относится и русский язык.

В настоящее время о предоставлении услуги объявили только три поисковых органа: ведомства Швеции и Российской Федерации, а также Северный патентный институт. В ближайшее время такую услугу намерены предоставлять ЕПВ, ведомства Австрии и Финляндии. Перечень документации, по которой проводится дополнительный поиск, и условия его проведения указываются в соглашении между международным поисковым органом и МБ ВОИС. Роспатент проводит дополнительный поиск по русскоязычной документации Российской Федерации и других стран (документация ЕАПО, Армении, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана, Туркменистана, Узбекистана, Азербайджана и Украины). Шведское патентное ведомство в дополнение к документации, входящей в минимум РСТ, профилируется на шведском, датском, финском и норвежском языках, а Северный патентный институт – на датском, исландском, норвежском и шведском языках.

Кроме того, Роспатент взял обязательство проводить дополнительный поиск по объектам, по которым основной поисковый орган составил декларацию о невозможности проведения поиска, однако в соответствии с российским законодательством проведение поиска возможно. Это относится к способам лечения, которые согласно Инструкции к РСТ отнесены к неохраноспособным объектам. В этом случае дополнительный поиск проводится Роспатентом по всей документации, включенной в минимум РСТ. Отчет о дополнительном поиске направляется заявителю и в МБ ВОИС в течение 28 месяцев с даты приоритета, так, чтобы заявитель мог ознакомиться с результатами до принятия решения о переводе международной заявки на национальную фазу.

С 1 июля 2009 г. до двух месяцев увеличен срок, представляемый заявителю для ответа на уведомление получающего ведомства о возможности изъятия заявки вследствие несоблюдения формальных требований. Кроме того, введено положение, согласно которому изменения в формулу по ст. 19 и 34 РСТ могут быть внесены только путем представления заменяющих листов, содержащих полностью всю формулу изобретения, а не отдельные ее листы. Внесены также изменения в Административную инструкцию, регламентирующие подачу перечня последовательностей нуклеотидов и аминокислот.

Вышеперечисленные, а также многие другие изменения, направленные на предоставление заявителям дополнительных прав, повышение качества работ, осуществляемых на международной фазе, а также на облегчение взаимодействия между международными органами и заявителями, в целом повысили привлекательность системы РСТ для пользователей. Однако эти изменения не решили главной задачи: снижения трудозатрат в крупных ведомствах в условиях возрастающего числа заявок. Представляется, что большая часть изменений привела только к увеличению трудозатрат по рассмотрению международных заявок вследствие появления дополнительных операций, уведомлений, сокращения сроков для осуществления действий в ведомствах по причине увеличения сроков представления различных документов для заявителей и т.д.

В настоящее время, несмотря на вышеупомянутое прекращение деятельности рабочих органов ВОИС, созданных для реформирования РСТ, процесс совершенствования системы не завершен. Так, в 2008 г. начала деятельность рабочая группа по РСТ, созданная для предварительной проработки возникающих вопросов перед их вынесением на ассамблею. На состоявшихся двух сессиях рабочей группы, наряду с текущими вопросами по доработке ряда норм, таких, как форма представления изменений в международные заявки, особенности процедуры проведения дополнительного поиска и т.д., были вынесены на обсуждение такие концептуальные проблемы дальнейшего развития системы, как повышение значимости результатов международного поиска и международной предварительной экспертизы и стратегический план развития РСТ (проект так называемой дорожной карты РСТ). Основой для обсуждения дальнейших направлений развития стал меморандум, подготовленный и вынесенный генеральным директором ВОИС на обсуждение в 2009 г. сначала на совещание руководителей ведущих ведомств стран – участниц РСТ, а затем на совещание международных органов РСТ и на рабочую группу по РСТ. В меморандуме излагаются основные проблемы международной патентной системы, принципы, на которых должно быть основано их решение, предлагаются меры по повышению эффективности процедуры РСТ.

Что выделено в числе основных проблем? С одной стороны, число заявок на выдачу патентов в ряде государств превышает производственные возможности национальных патентных ведомств, что приводит к увеличению сроков проведения экспертизы. С другой стороны, большая часть работы по экспертизе дублируется различными ведомствами при рассмотрении аналогичных заявок, что приводит к нерациональному использованию квалифицированных кадров и повышению стоимости патентования. Стоимость патентования одновременно в нескольких странах настолько высока, что изобретатели, а зачастую и малые и средние предприятия даже из наиболее богатых развитых стран, не говоря уже о развивающихся странах, не в состоянии нести необходимые расходы, если не находят источники финансирования в крупных корпорациях. Система РСТ, очень популярная среди заявителей, оказалась неэффективной для решения этих проблем, несмотря на то, что была создана именно для этого. Отмечая, что эффективность РСТ можно значительно повысить и без дальнейшего изменения нормативной базы, в меморандуме предлагается сконцентрировать внимание на исполнении сторонами своих обязательств по Договору, повысить качество отчетов о поиске и заключений экспертизы, исключить дублирование работ по поиску и экспертизе на первом этапе хотя бы в отношении заявок, которые рассматриваются на международной и национальной фазах в одном и том же ведомстве. Исключение такого дублирования продемонстрировало бы всем, что ведомства проделывают работу только один раз и при выдаче патентов полностью полагаются на результаты своей работы, выполненной на международной фазе.

Рассматриваемый проект стратегического плана развития РСТ, предложенный Международным бюро, помимо вышеуказанных призывов, включает и конкретные новые предложения по организации работ по поиску и экспертизе на международной фазе. К ним можно отнести введение так называемых завершающих «тop-up» поисков на стадии международной предварительной экспертизы (выявление уровня техники по источникам информации, неопубликованным на дату проведения основного поиска), введение системы учета на международной фазе замечаний третьих лиц в отношении патентоспособности изобретения, создание виртуального поискового органа, объединяющего экспертов различных ведомств, работающих совместно с целью обеспечения максимального качества проводимых работ.

План развития РСТ в целом был единодушно поддержан делегациями стран, где есть международный поисковый орган, на 16-й сессии совещания международных органов РСТ. Документ было предложено доработать и вынести на утверждение ассамблеи в 2009 г. На состоявшейся через два месяца рабочей группе по РСТ результат был совершенно иным: продвижение проекта было практически заблокировано коалицией развивающихся государств, усмотревших в исключении дублирования работ за счет признания на национальной фазе результатов поиска и экспертизы, полученных на международной фазе, угрозу их национальным интересам. Ряд делегаций из развивающихся стран отметили, что они не поддерживают попытки гармонизации норм материального права через РСТ. В результате на рабочей группе было принято компромиссное решение поддержать основные принципы, на которых базируется дорожная карта:
   система РСТ должна быть доступной для различных заявителей и развиваться в интересах как крупных, так и малых ведомств;
   патенты, выданные на основе международных заявок, должны иметь высокую надежность;
   должны быть исключены действия заявителей и ведомств, которые не являются необходимыми;
   должна снижаться стоимость патентования и повышаться доступность информации и т.д.

МБ ВОИС было предложено к следующей сессии рабочей группы подготовить аналитический материал об основных проблемах системы, возможных путях их решения и возможных последствиях таких решений. Таким образом, какие-либо конкретные шаги сделаны не были, и решение вопроса о стратегии развития системы РСТ по существу отложено на год.

Представляется, что потребности заявителей в либерализации различных требований и предоставлении дополнительных возможностей уже в достаточной степени удовлетворены. К основным недостаткам процедуры РСТ сейчас следует отнести то, что результаты рассмотрения заявки на международной фазе не являются обязательными не только для принятия, но даже для учета на национальной фазе. Это касается как формально процедурных, так и сущностных аспектов. В части процедуры продолжает действовать большое число оговорок, относящихся к восстановлению прав, в том числе права на приоритет, принятию к рассмотрению отсутствующих частей международной заявки и т.п. Отметим, что одним из пунктов проекта дорожной карты было максимально возможное снятие всех оговорок к определенному сроку. Одной из главных проблем поиска и экспертизы является то, что результаты, полученные на международной фазе, не только не принимаются крупными ведомствами для целей вынесения решения по заявке на национальной фазе, но даже не учитываются с точки зрения ускорения делопроизводства. Это, в свою очередь, создает иллюзию длительности процедуры РСТ: 30 месяцев рассмотрения заявки на международной фазе плюс национальная фаза, такая же, как и по обычным национальным заявкам. В связи с этим еще раз хочется подчеркнуть, что 30-месячный срок рассмотрения заявки РСТ на международной фазе в подавляющем большинстве случаев обусловлен доброй волей со стороны заявителя, а длительный срок рассмотрения заявки на национальной фазе не нормативный недостаток процедуры РСТ, а отсутствие доброй воли со стороны указанных и выбранных ведомств ускорять делопроизводство на основе результатов поиска и экспертизы, полученных на международной фазе.

Возвращаясь к проекту РРН, основанному на взаимном учете результатов экспертизы, отметим, что пока ни одно из ведомств государств – участников РСТ, вовлеченных в РРН, публично не обосновало, почему оно не доверяет своим партнерам как международным органам РСТ и в то же время декларирует доверие к тем же ведомствам в отношении результатов экспертизы, полученных по национальным заявкам. В связи с этим, а также с тем, что, видимо, наибольшее число ходатайств об ускорении делопроизводства по процедуре РРН будет поступать в отношении заявок РСТ, переведенных на национальную фазу, представляется целесообразным рассмотреть вопрос о возможности использования письменного мнения международного поискового органа о патентоспособности изобретения и заключения международной предварительной экспертизы как основы для подачи таких ходатайств. Кроме того, по мнению автора, все вышеуказанные проблемы могли бы быть решены в рамках самой системы РСТ.


[1] Административный регламент исполнения Федеральной службой по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам государственной функции по организации приема заявок на изобретение и их рассмотрения, экспертизы и выдачи в установленном порядке патентов Российской Федерации на изобретение//Патенты и лицензии. 2009. № 8. С. 17.