Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 


Федерация Защиты Правообладателей

Доводка – непризнанный стандартами главный этап создания новой техники

Показано, что основной причиной низкой конкурентоспособности отечественной техники является поверхностное отношение к этапу доводки опытных образцов, усугубляемое тем, что ни в стандартах, ни в технической литературе как самостоятельный этап он не выделяется. Чем жёстче требование соблюдения плановых сроков и затрат, тем выше вероятность, что изделие не будет доведено до конкурентоспособного состояния. Показана роль художественной литературы как суррогата дефицитной информации об управлении НИОКР, в формировании пренебрежительного отношения к доводке. Установлено, что главной проблемой управления доводкой является недостаток у руководителя разработки достаточной власти.

Ничто никогда не строится в срок и в
пределах сметы.
Закон Хеопса

1. Самый важный этап

Конкурентоспособность новой техники обеспечивают:
   - новые неочевидные решения, улучшающие потребительские параметры (показатели назначения), включая стоимость;
   - высокие показатели надёжности;
   - высокое качество изготовления.

Продукция может быть конкурентоспособной благодаря единственному отличию – низкой стоимости. Но и это отличие должно быть следствием новых, неочевидных решений. Популярное мнение о влиянии цены рабочей силы на стоимость продукции, в отношении объектов техники неверно. В современной промышленности производительность труда так высока, что доля зарплаты в структуре цены продукта почти незаметна. Без новых неочевидных решений, снизить стоимость можно только за счёт материала. Поэтому китайские свёрла гнутся, напильники начинают блестеть после первого соприкосновения с металлом, сантехника ломается, а детское питание и игрушки ядовиты.

Технические объекты с даже очень передовыми показателями назначения не будут иметь успеха на конкурентном рынке, если низки их показатели надёжности. Даже очень надёжные технические объекты не будут иметь успеха на конкурентном рынке, если их показатели назначения архаичны, морально устарели. Это знают все.

Но, опыт общения с заказчиками разных рангов, показывает, что далеко не все знают, что ни один опытный образец действительно нового объекта техники не показывал всех запланированных показателей назначения и надёжности при первом же испытании. Всегда за первым испытанием следовал более или менее длительный, мучительный и дорогостоящий этап доводки.

Этот этап носит циклический характер (рис. 1). Каждый цикл состоит из испытаний, выявления недостатков изделия по результатам испытаний, разработки решений по устранению недостатков, переделки опытного образца, повторных испытаний. В ходе испытаний могут выявиться недостатки испытательного оборудования, несовершенства методики испытаний. И тогда потребуется доводка ещё и испытательного оборудования. Разработка решений по устранению недостатков может и даже, скорее всего, потребует нового знания, и тогда неизбежно проведение частных НИР. Циклический процесс доводки продолжается и на стадии освоения производства при испытаниях установочной серии. Каждый цикл требует дополнительных времени и денег. Чем новее и оригинальнее технические, зачастую даже эстетические решения, использованные в продукте, тем менее предсказуемы затраты на доводку его до конкурентоспособного уровня.


Рис. 1.

Главной проблемой управления созданием новой техники является разрешение противоречия между стремлением передать в производство безупречное, доведённое до совершенства изделие и необходимостью уложиться в отведённые сроки и деньги. В отечественной практике это противоречие всегда решалось в пользу плановых, а не технических показателей.

Но если этап доводки будет смят, урезан из-за недостаточного финансирования или потери интереса заказчика, представлявшего процесс создания новой техники победоносным шествием от ТЗ на ОКР к серийному производству? Тогда будут опорочены идея, новые технические решения, использованные в изделии. Проект будет закрыт, а расходы на него списаны в убытки. Либо, спасая проект, придётся отказываться от смелых передовых решений, обеспечивающих конкурентоспособность, и возвращаться к привычным, давно освоенным, неконкурентоспособным. Либо в серию пойдёт сырое, недоведённое, ненадёжное изделие. Именно применение устаревших тривиальных технических решений и недоведённость отечественной техники являются основными причинами её низкой конкурентоспособности.

Не стоит принимать в расчёт успехи по отдельным позициям на рынке вооружений – в этой области техники денег никогда не считали. Желающие возразить могут посетить любое оборонное предприятие и схожее по профилю гражданское, сравнить условия труда, снабжения, оснащённость оборудованием, качество производственных помещений.

Возникает вопрос о причинах этой специфичной для России, повторяющейся из десятилетия в десятилетия проблемы, которую не решил и переход к рыночной экономике. Среди возможных причин можно назвать:
   - бедность;
   - климат;
   - человеческие качества;
   - неверное управление;
   - несовершенства законодательной базы.

Экономия некоторой суммы, необходимой для доводки нового изделия, на стадии серийного производства выльется в тысячекратно большие убытки от выполнения гарантийных обязательств, потери репутации и конкурентоспособности. В создании новой техники скупой платит не дважды, а в десятки и тысячи раз больше. Тем не менее, все экономят, а потом платят. Но тогда бедность – не причина, а следствие.

Несмотря на то, что отечественный климат действительно один из самых скверных на земном шаре, его особенности весьма слабо влияют на качество доводки любых объектов техники размером меньше экскаватора. Южнокорейские заводы, большей частью, вообще не отапливаются, хотя даже на южной оконечности полуострова (г. Пусан) среднемесячная температура колеблется около нуля с начала декабря по конец марта.

Касаясь щекотливого вопроса о человеческих качествах, отметим лишь, что уже обнародованный [1] факт о позорно низкой изобретательской активности (одно изобретение в год на 40 специалистов, занятых в сфере НИОКР) пока никто не пытался опровергнуть. Было бы полезным исследовать, чьим именно качествам этот трагический факт обязан в первую очередь: управленцев или инженеров.

Гражданский кодекс (ГК) РФ в ст. 778 указывает, что к срокам выполнения и цене НИОКР применяются правила, относящиеся к договорам подряда. ГК в п. 2 ст. 708 допускает изменение начального, конечного и промежуточного сроков выполнения работы, в случаях и в порядке, предусмотренных договором. В п. 4 ст. 709 допускается установление приблизительной цены работ, при условии, что об этом указано в договоре. В п. 5 той же статьи законодатель допускает возможность возникновения необходимости проведения дополнительных работ и существенного увеличения определённой приблизительно цены. Таким образом, Закон не препятствует создавать конкурентоспособную технику. Препятствует, скорее, правовая неграмотность сторон.

Некоторые этапы ОКР и постановки на производство, могут быть частично совмещены или исключены. Но этап доводки не может быть исключён или скомкан ни при каких обстоятельствах, если цель разработки – создание конкурентоспособного продукта. Ниже будут рассмотрены причины пренебрежения этим этапом – характерной ошибки управления.

2. Информационный голод

В создании новой техники большинство приёмов и правил управления никогда не были формализованы, а являлись разновидностью навыков, передаваемых от старшего поколения младшему и приобретаемых в ходе практической (под надзором старших) деятельности. Двадцать лет прогрессивных реформ разорвали преемственность поколений – учиться теперь не у кого. Негативные последствия разрыва усугубляются тем, что к управлению приступили либо безудержно размножающиеся специалисты по управлению, – выпускники многочисленных ныне вузов с соответствующими названиями, либо инженеры с микроскопическим, чисто номинальным опытом работ в сфере НИОКР.

Литературные источники по управлению созданием новой техники неполны, малочисленны и труднодоступны. Удалось выявить всего шесть книг, самая свежая из которых издана 20 лет назад. В наилучших книгах [2-4] этап доводки не выделен, особенности управления на этом этапе не рассматриваются. Книги [5-7] посвящены вопросам организации НИОКР в масштабах государства и тем более не упоминают об этом этапе. Таким образом, чтение профессиональной литературы не даёт правильного представления о важности этапов, более того, маскирует само существование этапа доводки обилием второстепенных деталей.

Организация НИОКР в самых различных областях науки и техники имеет так много общих черт, что уже несколько десятилетий назад, порядок выполнения НИОКР был стандартизирован. В настоящее время действуют государственные стандарты [9-13], в развитие которых ряд ведомств выпустил отраслевые стандарты схожего содержания (см., например, [14, 15]). В этих документах содержится много полезных указаний и они заслуживают тщательного изучения. Но эти указания относятся к организации работ и практически бесполезны как руководства по управлению. Более того, в рассматриваемом вопросе они больше дезориентируют, чем проясняют.

Основополагающий в области терминологии, относящейся к испытаниям, ГОСТ 16504-81 [9] предусматривает 45 видов испытаний. Доводочные испытания, которые он тоже предусматривает, просто теряются в обширном списке. Кроме того, доводочные испытания составляют лишь один из подэтапов доводки.

ГОСТ Р 15.000-94 [10] не упоминает про доводку и доводочные испытания даже при описании стадий жизненного цикла продукции, хотя другие виды испытаний упоминаются многократно.

ГОСТ 15.201-2000 [11], детально нормирующий порядок разработки новой техники, про доводку, как самостоятельный ответственный этап, не упоминает, ограничиваясь лишь указанием на то, что «Объём и содержание испытаний, необходимых для предотвращения постановки на производство неотработанной, не соответствующей ТЗ продукции, определяет разработчик с учётом новизны, сложности, особенностей производства и применения продукции, требований заказчика». Но проблема в том-то и состоит, что при открытии, планировании работ, когда определяются сроки и финансирование, никто, включая разработчика, не может предвидеть, какой объём испытаний потребуется для доводки продукции, основанной на передовых технических решениях.

Пп. 6.2 этого ГОСТа, единственный, где встречается (один раз!) термин «доводочные испытания» противоречив, так как допускает (не требует!) проведения доводочных испытаний опытных образцов «…в ходе разработки документации…». По всем стандартам, да и по логике событий, опытные образцы изготавливаются по разработанной конструкторской документации литеры О, то есть разработка документации предшествует испытаниям опытного образца. Единственная строчка стандарта, упоминающая про доводочные испытания, теряется на фоне четырёх страниц, посвящённых предварительным и приёмочным испытаниям.

В ГОСТ 15.101-98 [12] в пп. 3.13 дано определение: «…испытания: Определение одной или нескольких характеристик продукции в соответствии с установленной процедурой». Такая формулировка вводит в заблуждение, поскольку создаёт впечатление, что вся задача испытаний – определить характеристики продукции. Тогда как проблема состоит в том, в ходе испытаний довести продукцию, чтобы она обладала требуемыми характеристиками. Схожее определение содержит и ГОСТ 15.201-2000 [11].

ГОСТ Р ИСО 9001 [13], несмотря на то, что в нём слово «управление» употребляется около тридцати раз, не содержит практически ценных указаний по управлению, равно как и не содержит упоминаний о доводке и доводочных испытаниях.

Поэтому и стандарты и техническая литература, маскируя неизбежность и само существование этапа доводки, дезориентируют начинающих управленцев.

3. Художественная литература как дезориентирующий фактор

Итак, используя стандарты или научно-техническую литературу, нельзя научиться управлять на должном уровне процессом создания новой техники. Но если нет полноценных продуктов, в дело идут суррогаты. Главным из них является художественная литература, формирующая наше мировоззрение исподволь, почти незаметно для нас самих. Что читали те, кто считает себя способным руководить созданием новой техники? Жюля Верна, у которого капитан Немо и Робур-завоеватель собрали на необитаемых островах один – уникальную подводную лодку, а другой – небывалый воздушный корабль. Герберта Уэллса, у которого два чудака быстро наладили производство вещества, непрозрачного для сил гравитации, и соорудили аппарат для полёта на Луну. Алексея Толстого, у которого инженер Лось в дощатом сарае при помощи двух рабочих за семь месяцев соорудил межпланетный корабль, или инженер Гарин в подвале дачи разработал и отладил генератор теплового луча с характеристиками, о которых прогрессивная часть миролюбивого человечества до сих пор может только мечтать.

Последний герой оказался духовным отцом самой грандиозной технической аферы 20-го века – программы создания лазерного оружия. Принятие этой программы и выделение на неё несметных средств, безвозвратно растраченных, было морально подготовлено популярностью «Гиперболоида инженера Гарина». Наши правители в технике разбирались слабо, физики совсем не знали, но этот роман читали все, причём на протяжении трёх поколений. В США Алексей Толстой не так известен, как у нас, но зато там поголовно все читали «Борьбу миров» Герберта Уэллса с его марсианами, вооружёнными тепловыми лучами. Так что, пожалуй, и четырёх поколений. Почва была хорошо удобрена.

Подавляющее большинство наиболее популярных литературных произведений, в сюжете которых присутствует разработка технических объектов, вырабатывает у читателей ложное представление о процессе создания новой техники. Книга, где всё описано правильно – это «Законы Мерфи» [16], но её никто не воспринимает всерьёз. Кроме неё, автору удалось найти всего четыре литературных произведения [17], отражающих этот процесс более или менее полно и правильно. Но они непопулярны и труднодоступны.

4. Ошибки недопустимы?

Можно сделать защиту от дурака, но только от
неизобретательного.
Закон Нэйснера.

С точки зрения конкурентоспособности будущего товара, доводка – это главнейший из этапов. С точки зрения финансирующих разработку заказчиков, специалистов по управлению, этого этапа вроде как бы почти нет. Так, включил, замерил выходные параметры и передал в серию. Рассмотрим психологические причины этого заблуждения.

В ходе учёбы нам прививают идеальное одномерное теоретическое представление о творческом процессе. Преподаватели знают, что жизнь не так проста как её модели. Но нам они дают с педагогической целью упрощённые описания действительных процессов. А мы, не имея жизненного опыта, думаем, что это и есть жизнь. Процесс создания нового изделия представляет одномерным: теоретик всё предсказал, инженер всё рассчитал, конструктор всё начертил, и завод всё изготовил. Заводи.

Иллюстрация этого представления: «Однако, не всегда теория предшествовала и даже успевала следовать за практикой. Насущные потребности…ставили…всё новые и новые задачи, которые очень часто решались экспериментально и лишь впоследствии освещались (наверное, Я.С. Ицхоки хотел бы сказать «освящались», но постеснялся) теорией. Такое положение, например, имело место при разработке импульсных трансформаторов, сколько-нибудь полная теория которых появилась после того, как промышленностью были созданы достаточно совершенные их образцы. Насущные задачи военных лет вынуждали техническую мысль действовать весьма оперативно» [18]. Интересно, что процитированный автор всё же признаёт, что техническая мысль создала «достаточно совершенные образцы» импульсных трансформаторов. Но тон сожаления, явно ощущаемый в цитированном отрывке, свидетельствует о том, что Я.С. Ицхоки считает, что техническая мысль это нечто второсортное, стоящее на ступень ниже, чем белая кость – мысль теоретическая. Эти слова были сказаны в 1949 году, но с тех пор не изменилось ничего.

С первого класса до окончания формального образования в нас жёстко и постоянно воспитывают убеждение о недопустимости и невозможности ошибок. За ошибки наказывают. Они бывают двух видов – от невнимания и от незнания. В ходе учёбы и те, и другие ошибки могут быть предотвращены стараниями учащегося. Но как предотвратить ошибки от незнания того, что не знает пока никто в мире?

Любой преподаватель, от школьного учителя до институтского профессора учит нас тому, как должно быть. Знание достаётся нам в готовом, причём адаптированном для ленивых умов виде. Но никогда никто не рассказывает нам, как есть на самом деле, как и какой ценой это знание было добыто впервые. И к концу института мы загубленные люди. Хорошо, если доведётся после института поработать в науке или на производстве. А если сразу, да и руководить?

С семи до двадцати двух лет нас только и наказывали за наши ошибки. С годами мы пересаживаемся в руководящее кресло и начинаем наказывать за ошибки уже других. Молодые специалисты быстро понимают: – меньше работаешь – меньше ошибаешься – меньше наказывают. Поэтому очень часто молодые инженеры-отличники оказываются в живом творческом деле малорезультативными. Для них невыносима мысль о возможных ошибках, и они уходят в бухгалтеры. А свободные от комплекса ошибок энергичные любители поработать руками делают, ошибаются, исправляют ошибки, учатся на них и продвигаются вперёд. Избегая ошибок по мелочам, мы, останавливая развитие, совершаем ошибку высшего порядка. Или, иными словами, не планируя ошибок разработчика, мы совершаем ошибку в управлении. А это намного опаснее.

С точки зрения конкурентоспособности нового продукта, бездействие, а к нему следует отнести и не напрягающее ума использование стереотипных давно известных решений, гораздо хуже активных действий, пусть даже ошибочных. Если ошибка происходит на стадии НИОКР, её всегда можно поправить. Разумеется, при условии, что умелое управление зарезервировало время и средства для исправления будущих, пока неизвестных, но неизбежных ошибок. А вот если продукт, безошибочно созданный на основе очевидных или давно известных решений при выходе на рынок окажется неконкурентоспособным, то времени и средств на доведение его до конкурентоспособного состояния уже не будет.

Сказанное не означает, что не надо хорошо учиться. Разработка новой техники требует способности быстро и глубоко входить в существо нового, незнакомого предмета, умения работы с литературой, навыков самостоятельной работы. Всё это вырабатывается и развивается во время учёбы. Если к этим навыкам добавляются стремление к творческой деятельности и бесстрашие перед ошибками, то получается хороший разработчик.

Вперёд выходит не тот, кто меньше ошибается, а тот, кто быстро исправляет ошибки и умеет делать из них правильные выводы. Выявленная ошибка это новое знание. Лётчик-испытатель В.С. Ильюшин по поводу необъяснимого решения о прекращении работ над перспективным самолётом Т-4 сказал так: «…разрезали автогеном второй и третий самолёты. Сколько ошибок было похоронено: и конструкторских и моих, которые надо было выявить, вычеркнуть» [19, с. 148]. Эта цитата – редчайшее упоминание о ценности выявленных ошибок.

Не стоит надеяться, что в каких-то высоких отраслях большой государственной важности это не так, что уж там-то работают лучшие, отборные люди, которые не ошибаются. Ракеты взрываются, самолёты падают, корабли тонут, перекрытия рушатся. В воспоминаниях Р. Фейнмана на примере расследования причин катастрофы космического челнока «Челленджер» [20] хорошо показано, что в космической индустрии ошибки так же обычны, как везде.

Аварии на Чернобыльской АЭС и на американской АЭС «Тримайл Айленд» были вызваны действиями операторов, но системы управления допустили эти действия. А это уже ошибки разработчиков. Возможно, они недооценили степень некомпетентности операторов. Теперь они получили новое знание: операторы могут действовать вопреки здравому смыслу и собственной безопасности. Впрочем, это вовсе не новое знание. Уже лет за тридцать до Чернобыля оно было сформулировано в одном из законов Мэрфи [16] (см. эпиграф). Впервые автор ознакомился с некоторыми из этих законов в книге «Физики продолжают шутить», изданной в 1967 году. Будучи студентом, он воспринял эти законы как разновидность юмора, отчасти чёрного, что придавало им некоторую пикантность. Сейчас же, после сорока лет работы с техникой, людьми и чиновниками, эти законы воспринимаются как перечисление тривиальных истин. Литературная форма выражения этих законов может считаться забавной, но в существе этих законов смешного не больше, чем в законах Ньютона. Они просто объективно отражают действительность. Можно сказать, что они являются законами создания и эксплуатации техники.

5. Откуда берутся хорошие вещи?

Есть и ещё одна психологическая причина пренебрежения этапом доводки. Почти все вещи, которыми мы пользуемся, являются предметами массового изготовления. Хорошее качество всего, с чем мы соприкасаемся, воспринимается нами как само собой разумеющееся. Люди, пользуясь дешёвым и надёжным промышленным изделием, не подозревают о громадном труде, вложенном в создание материалов, технологии и производства, результатом которого явилась какая-нибудь пластмассовая расчёска или пакет молока. Тем более, не подозревают об ошибках, сделанных и исправленных на этом пути.

Хорошие вещи появляются в нашей жизни сами собой. Например, сотовый телефон. Взял и появился. Почти одновременно с персональным компьютером. На самом деле, уже семьдесят лет назад преимущества связи на ультракоротких волнах, были хорошо известны. Уже в то время писали, что мы закапываем в землю несметное количество меди и свинца в виде кабелей связи, тогда как освоение ультракоротких волн всё это отменит. И вот, все эти семьдесят лет миллионы лучших умов и рук непрерывно работали над проблемой мобильной связи на УКВ. Но кто вспоминает этот труд и этих людей!

Поэтому управляющие по большей части, а чиновники почти поголовно, мыслят очень прямолинейно: НИР, ОКР, Постановка на производство и новый цикл по следующему изделию. И четырёх книжек, упомянутых в [17], они не читали, а читали (если читали) Толстого и Жюля Верна. То, что портной назначает вам две, а то и три примерки, повар пробует суп по ходу варки, а модница вертится перед зеркалом, то есть отлаживает, доводит свой внешний вид, они воспринимают нормально. Только инженеры не имеют, по их мнению, права на отладку своей продукции.

Тяжёлое положение создается также, когда заказчиком является не государственная организация и не промышленное предприятие, где имеют хоть какое-то представление о процессе создания новой техники, а частный инвестор, сравнивающий созданное впервые в мире изделие, немощное, страдающее детскими болезнями, со своим безотказным «Брабусом». О том, что этот «Брабус» является результатом более чем столетнего труда миллионов умнейших людей, воплощением всего накопленного за сто лет опыта автомобилестроения, и что новых, неизвестных ранее, технических решений в нём практически нет, он не задумывается. Поэтому случаи потери интереса частных инвесторов к разработке, прекращения финансирования при первых же отказах и поломках опытного образца, являются обычным делом. Задача управления состоит в том, чтобы проводить активную разъяснительную работу, не допуская мелочного вмешательства в процесс разработки, процесс, неизбежно сопровождаемый ошибками, переделками и поломками.

6. Почему наши автомобили плохие?

По всем вышеизложенным причинам, давление со стороны заказчика обычно велико, испытания заканчиваются очень быстро, и сырое не доведённое изделие запускается в серийное производство. Автор в своё время приобрёл новый автомобиль «Москвич-21412» 1993 года выпуска и в течение шести лет ездил на нём. Время от времени что-то ломалось и приходилось идти в магазин за новой деталью. Сломался бензонасос – идешь в магазин, а там новая модификация, написано – повышенной надёжности, износился диск сцепления, идёшь за ним, – а там уже лежит новый диск, усиленный. Потом дело дошло до усиленного выжимного подшипника, усиленной шаровой опоры, усовершенствованной платы прерывателя. Заметим, это всё не детали с какими-то новыми потребительскими свойствами, как, например, газовый амортизатор по отношению к масляному. Нет, это обычные детали. Просто они по сравнению со штатными не ломаются. А почему ломаются штатные? А потому, что при создании нового автомобиля его не испытали как следует, не выявили ненадёжные узлы, надо было быстрее запускать в серию. Кто отвечает за испытания? Какой-то начальник испытательной станции. Ну не выделили ему бензина на полный объём испытаний. Машина же готова. Разве министр будет слушать начальника испытательной станции или ведущего инженера проекта? Запускай в серию! А серия – это уже сотни тысяч изделий, помноженных на число сырых, недоведённых деталей. Миллионы отказов. Сэкономили на испытаниях и доводке.

Вот и вся проблема с качеством отечественных автомобилей, да и всей другой продукции. Вот почему каждая марка автомобиля выпускалась у нас лет по тридцать. Дело не в том, что переход на новую марку тяжёл для производства, а в том, что новая марка опять будет такой же сырой, потребуется несколько лет для устранения детских болезней в уже массовой продукции, и вся страна будет занята ремонтом. Лучше уж продолжить выпуск старой.

Можно составлять планы, создавать комиссии, разрабатывать методики повышения качества, даже внедрять Комплексную Систему Управления Качеством Продукции, как это было в 80-е годы в Минэлектротехпроме. Но до тех пор, пока на доводку не будет выделяться достаточно времени и средств, качество изделий будет неизбежно низким.

7. Для доводки нужно много власти

Ещё одна причина выпуска недоведённых изделий состоит в непонимании механизма управления при создании новой техники.

Дело в том, что на стадиях НИР, при разработке документации и при изготовлении опытного образца работа легко организуется. Сначала исполнитель НИР исследует, разрабатывает ТЗ на ОКР, отчитывается, закрывает этап, потом КБ отчитывается выпуском чертежей, потом чертежи передаются на завод, который закупает материалы, изготавливает и передаёт разработчику опытный образец. Почти всё делается последовательно во времени, каждый этап соответствует ГОСТу, закрывается и оплачивается. Каждый солдат знает свой манёвр. Власть распределена по исполнителям. Но доводка – это качественно новый процесс и он требует установления новой власти, общей для всех исполнителей. А вот этого как раз и не происходит.

Обнаружение при отладке слабого места или недостижение заданного технического показателя является, вообще говоря, недоработкой стадии НИР. Но ошибки исследователей неизбежны. Кстати тоже потому, что исследователей торопили. Есть и типичная ловушка. Часто исследователю на стадии составления ТЗ на конструирование опытного образца приходит в голову новое решение, обладающее рядом преимуществ, по сравнению с тем, что было испытано на макете. И он вносит его в ТЗ, не подозревая, что кроме достоинств у нового решения есть и недостатки. На испытания уже времени нет, и недостатки остаются невыявленными. Не зря во многих конструкторских бюро на чертежи ставили штамп «Рационализации не подлежит». Дополнительные ошибки привносятся также при конструировании и изготовлении.

Пусть при испытаниях произошёл отказ. Если причиной отказа является поломка детали, надо выяснить, чем она вызвана – плохим ли изготовлением или неудачной конструкцией. Это бывает непросто, особенно, если деталь основательно разрушена. Надо быстро, уже в ходе испытаний, разобраться в причинах, предложить новое решение, выпустить чертежи, изготовить деталь по новому варианту, испытать изделие и откорректировать конструкторскую документацию.

Но организовать выполнение указанных работ в ходе испытаний, очень непросто. Требуется привлечение всех участников разработки – науки, конструкторов, завода, технологов. Во время испытаний они не сидят, сложа руки, а выполняют новую работу, у них новые задачи и планы. Их надо оторвать от новых дел, вернуть к уже закрытой для них теме и заставить работать с утроенной скоростью, чтобы вне очереди найти решение возникшей проблемы. Кто это может сделать? Ясно, что руководитель очень высокого ранга. А чем заняты такие руководители, даже если они носят титул Главного конструктора? Правильно, обеспечивают финансирование. А кто же будет доводить изделие?

Для оперативной координации испытаний обычно назначают руководителя, наделённого полномочиями ставить внеочередные задачи перед всеми службами от научной до отдела снабжения, имеющего право распоряжения определёнными финансовыми резервами. Главной ошибкой управления является то, что при этом назначенному руководителю не дают ни кнута, ни пряника. Он только сможет «ставить задачи и координировать». Поэтому эффективность такого рода руководителей обычно низка. Когда провал становится явным, к делу подключается руководитель, обладающий подлинной властью. Но поскольку повседневных обязанностей с него никто не снимает, руководство получается обрывочным.

24-го октября 1960 года при подготовке боевой межконтинентальной ракеты Р-16, уже после её заправки топливом была обнаружена неисправность. Главнокомандующий РВСН маршал М.И. Неделин для экономии времени принял решение топливо из ракеты не сливать и устранять неполадку прямо на заправленной ракете. Для удобства обзора и чтобы иметь возможность переговариваться со всеми, кто находился на пусковой площадке, он поставил свою табуретку в 20 метрах от ракеты. Из-за сбоя в программном устройстве произошёл преждевременный запуск двигателей второй ступени. Маршал и ещё 125 человек сгорели [19, с. 43].

Журналисты, которым невдомёк истинная причина нахождения маршала на площадке, представляли это так, как будто М.И. Неделин чуть ли не сидел с мегафоном или с плёткой и подгонял нерадивых. Разумеется, это не так, бездельников на пусковых площадках не было. Но только маршал с его властью мог прекратить препирательства между службами. Фактически он играл роль обычного начальника цеха, улаживающего постоянные распри между энергетиками, сантехниками, механиками и технологами. На чём и погорел. Буквально.

Препирательства между службами даже одного цеха – этот обычное дело на производстве. Автор присутствовал на цеховом совещании, где разрешилась многомесячная тяжба между электриками и сантехниками одного и того же цеха, возникшая по смехотворному поводу: кто должен обслуживать водяные насосы? Вопрос был вознесён на принципиальную высоту. Но всё же начальник цеха нашёл мудрое решение: отныне до соединительной муфты со стороны мотора насос обслуживают электрики, а после – сантехники. Через месяц было уточнено: муфту обслуживают электрики.

По той же причине в любой чрезвычайной ситуации мы наблюдаем присутствие министра С. К. Шойгу. Он не учит подчинённых, как спасать людей, они это знают лучше него, но только у него достаточно власти, чтобы добиться слаженной работы и маневрировать людскими и материальными ресурсами.

Безвластию на стадии доводки есть глубоко спрятанная причина. Руководитель предприятия всегда занят другими делами, хотя формально может числиться и Главным конструктором. А фактически работы ведёт некто, пониже рангом. Для эффективности работы, руководитель предприятия, раз уж ему некогда, должен передать часть своей власти фактическому руководителю проекта.

Все слышали рекомендации по делегированию полномочий. На самом деле, это делегирование сводится к перекладыванию части забот начальства на плечи сотрудников. А вот властью как никто не делился до того, как эти рекомендации стали общеизвестными, так никто не делится и поныне.

Только уважаемые, давно и хорошо всем известные люди могут, не обладая властью, наладить взаимодействие между независимыми исполнителями в ходе наладки. Им будут помогать просто из уважения. Если нет возможности предоставить власть руководителю разработки, то рядом с ним должны быть подобные люди.

8. Изобретения, как результат испытаний

Испытания – это лучшее время для изобретательской деятельности. Именно сейчас появляется полное понимание нового изделия. Почти каждое решение, устраняющее очередной выявленный недостаток, может быть изобретением. Это происходит потому, что сами недостатки являются следствием непонимания всех особенностей работы нового изделия, а не лености разработчиков и конструкторов. То есть до начала испытаний эти особенности не видели и не могли предсказать на основе имевшихся знаний. И то, что увидели, означает, что появилось новое знание и новое техническое решение, устраняющее недостаток. А новизна – это главное условие получения патента. И её отсутствие – главное препятствие на пути к этому. Если по поводу изобретательского уровня ещё можно как-то поспорить с экспертизой, на худой конец, заявить полезную модель, то опровергнуть совпадающий по всем признакам противопоставленный вам аналог очень трудно.

Уровень изобретений, создаваемых на этапах испытаний, самый разный – от совершенствования отдельных деталей, до полной концептуальной перестройки, за которой следует отказ от уже сделанного и возврат, в лучшем случае, к составлению нового ТЗ на конструирование и последующим за ним этапам. Не следует пренебрегать возможностью использовать каждое найденное в ходе устранения ошибок сильное решение в целях воспитания начальства или заказчика. «Да, виноват, мы немного затянули с этими испытаниями. Зато…».


[1] Ю.В. Григорьев. Управление изобретательской деятельностью. – Качество, инновации, образование» № 6, 2006, с. 75-77.
[2] Б. Твисс. Управление научно-техническими нововведениями. – М.: Экономика, 1989.
[3] П. Хилл. Наука и искусство проектирования. – М.: Мир, 1973.
[4] Дж. К. Джонс. Методы проектирования. – М.: Мир, 1986.
[5] П. Уайт. Управление исследованиями и разработками. – М.: Экономика, 1982.
[6] Дж. Уирт, А. Либерман, Р. Левьен. Управление исследованиями и разработками. М.: Прогресс, 1978.
[7] Управление НИОКР: исследования, разработки, внедрение. П/ред. В.А. Трапезникова. – М.: «Экономика, 1979.
[8] Ю.В. Григорьев. Управление исследованиями и разработками: учебное пособие. – М.: РГУИТП, 2008.
[9] ГОСТ 16504-81 «Испытания и контроль качества продукции. Основные термины и определения».
[10] ГОСТ Р 15.000-94 «Система разработки и постановки продукции на производство (СРПП). Основные положения».
[11] ГОСТ 15.201-2000 СРПП. «Порядок разработки и постановки продукции на производство».
[12] ГОСТ 15.101-98 СРПП. «Порядок выполнения научно-исследовательских работ».
[13] ГОСТ Р ИСО 9001 «Системы качества. Модель обеспечения качества при проектировании, разработке, производстве, монтаже и обслуживании».
[14] ОСТ 153-00.0-002-98 «Порядок разработки и постановки на производство продукции производственно-технического назначения для топливно-энергетического комплекса»
[15] ОСТ16 0.690.004.(01÷04)-81 «Разработка и постановка на производство электротехнических изделий. Порядок выполнения НИОКР».
[16] Л. Дж. Питер. Закон Мерфи: Мерфология – общая и частная; Принцип Питера, или Почему дела идут вкривь и вкось. – Минск: ООО «Попурри», 1999.
[17] Ю.В. Григорьев. Художественная литература как пособие для изучения курсов «Управление исследованиями и разработками», «Основы научно-технического творчества». – Качество, инновации, образование, 2009, № 1, с. 15-18 [18] Я.С Ицхоки. Импульсная техника. – М.: Госэнергоиздат, 1949.
[19] А. Первушин. Битва за звёзды: Космическое противостояние. – М.: ООО «Издательство АСТ», 2003.
[20] Р. Фейнман. «Какое тебе дело до того, что думают другие?» – Ижевск: НИЦ «Регулярная и хаотическая динамика», 2001.