Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 


Федерация Защиты Правообладателей

Выявление новых объектов интеллектуальной собственности предприятия

Григорьев Ю.В. - Доцент кафедры «Управление инновациями» Российского государственного университета инновационных технологий и предпринимательства

Сформулирована задача выявления новых объектов интеллектуальной собственности, создаваемых в ходе повседневной деятельности предприятия. Указан порядок выявления, признаки охраноспособных результатов интеллектуальной деятельности, выделена роль и важность первоочередного выявления нового знания как основы для создания патентоспособных технических решений. Перечислены основные носители потенциально охраноспособных результатов интеллектуальной деятельности, предложен критерий первичной оценки значимости объекта, основанный на эстетическом чувстве, возникающем при ознакомлении с сущностью объекта.

1. Задачи выявления

Судя по нормативным документам общегосударственного значения, касающихся инвентаризации результатов научно-технической деятельности, а также опубликованной методике [1] инвентаризации интеллектуальной собственности (ИС), их разработчики полагают, что объекты ИС (далее – ОИС) состоят только из объектов патентного права, создаются исключительно в результате выполнения договорных НИОКР, а для их выявления достаточно изучить научно-технические отчёты. Это мнение не то, чтобы ошибочно, но оно узко. Возможно, это было правильно для условий конкретной задачи инвентаризации ОИС, унаследованных Россией от Советского Союза, когда соответственно формулировались и задания на разработку методик инвентаризации. Однако, за неимением других методических разработок, указанное мнение со временем перекочевало в учебные пособия и монографии, превратилось в предрассудок. И что самое плохое – поселилось в умах управленческого персонала всех рангов.

Выявлять объекты патентного права, изучая отчёты о НИОКР и охранные документы в ходе инвентаризации ИС предприятия, – занятие нетрудное и благодарное. Однако ограничиться только этим было бы очень непредусмотрительно. Во-первых, ИС предприятия состоит не только из объектов патентного права. Секреты производства, а для таких предприятий, как учебные заведения, также и объекты авторского права, составляют значительную долю в общем объёме ИС. Во-вторых, приобретаемые активным предприятием новые ОИС создаются не только и не столько в ходе выполнения договорных работ, сколько в процессе повседневной эксплуатации объектов техники, при выполнении не оформляемых документально как НИР или ОКР работ по совершенствованию уже освоенных технологических процессов, приёмов управления предприятием. В-третьих, инвентаризация – это однократное или изредка повторяемое мероприятие, тогда как управление предприятием требует непрерывного выявления новых ОИС. Динамика изменения интеллектуального капитала предприятия является объектом, по меньшей мере, ежемесячного контроля.

Те новые ОИС, которые получены в ходе живой практической работы, представляют наибольшую ценность. Совершенствуя уже используемые объекты техники или выпускаемую продукцию, они могут быть сравнительно быстро внедрены. Образно говоря, охраняемые ОИС – это прошлое и настоящее предприятия, а вновь выявляемые – его будущее.

Упомянутый выше предрассудок подпитывается ещё и тем, что оперативное выявление новых ОИС требует хорошего знания условий производства и личных знакомств с работниками на каждом конкретном участке. Это практически исключает возможность эффективной работы приглашённых извне специалистов. А сотрудники производственных подразделений не располагают свободным временем и не обладают должным уровнем квалификации. Поэтому большая часть производственных ОИС не выявляется, правовая защита им не устанавливается, а у руководителей создаётся впечатление, что новые ОИС поступают на предприятие исключительно извне, как результаты выполнения договорных работ.

При инвентаризации охраняемых ОИС главным является приведение в порядок правовых оснований на их использование или владение ими, постановка на бухгалтерский учёт. А для новых ОИС главными являются задачи выявления, закрепления прав, классификации, оценка коммерческой значимости и установление режима правовой охраны [2].

2. Порядок выявления

Выявление новых ОИС происходит в последовательности:
   - выявление новых результатов интеллектуальной деятельности (далее – РИД);
   - выделение среди выявленных РИД охраноспособных, со сроком полезного использования более 12 месяцев, отнесение таковых к ОИС;
   - закрепление прав предприятия на вновь выявленные ОИС, в частности, установление для них временного режима правовой охраны как для секретов производства;
   - классификация, качественная оценка, принятие решения о целесообразности оформления государственных охранных документов;
   - подготовка или выявление документов, подтверждающих расходы на создание ОИС, с целью последующей постановки их на бухгалтерский учёт.

Составить исчерпывающий список потенциально охраноспособных РИД невозможно, конечным он быть не может. Выявлять РИД, которым целесообразно устанавливать правовую охрану, надо не по признаку принадлежности к некоему списку, а по общим признакам:
   - им должна быть свойственна новизна, оригинальность, действительная или потенциальная полезность для предприятия и/или его конкурентов;
   - до момента выявления они не должны были быть доступными для неопределённого круга лиц.

Полезными для предприятия являются не только используемые им объекты, но и не используемые для нужд производства решения, которые, если их запатентовать, сократят конкурентам возможности совершенствования их продукции или производства, то есть послужат для ограничения конкуренции. Подробнее о возможных направлениях использования ОИС предприятиями см. [3].

Для большинства вновь выявленных ОИС закрепление прав будет состоять в оформлении отношений с авторами и установлении режима коммерческой тайны. Любой ОИС, даже только предположительно полезный для конкурентной борьбы, с момента создания неизбежно должен проходить период охраны в режиме коммерческой тайны как секрет производства. Кстати, для этого не требуется ждать одобрения высшего руководства. Лица, выявляющие новые ОИС вполне могут принять решение об установлении режима коммерческой тайны сами, на месте и сразу. Если оно, как установят на высших уровнях управления, окажется неправильным, ничего страшного не произойдёт. Главное – предотвратить утечку, пресечь возможности утраты конкурентной ценности результатов. Потом будет время выбрать наиболее целесообразную форму правовой защиты, оформить и подать заявки в Роспатент.

Первоочередное выявление новых ОИС является единственным средством обнаружения объектов, права на которые принадлежат другим. Если при инвентаризации склада обнаруживаются нигде не учтённые материальные ценности, то для кладовщиков это, конечно, скандал. Но предприятию в целом это ничем не грозит. А вот обнаружение используемого ОИС, права на который принадлежат другим, означает, что предприятие в любой момент может быть привлечено к суду за нарушение исключительных прав. Чем дольше используются такие объекты, тем больше будет сумма иска. Избежать этой неприятности можно только одним способом: как можно более частым выявлением новых используемых ОИС и проверкой, не является ли каждый из них объектом интеллектуальных прав других лиц. Заверения местных изобретателей, что они это изобрели сами, во внимание принимать нельзя. Они действительно могут добросовестно изобрести сами, но… то, что уже изобретено и запатентовано другими.

Сказанное относится и к рационализаторским предложениям, то есть, техническим решениям, новым только для данного предприятия. Формально рацпредложения не являются патентоспособными, но это не означает, что их следует автоматически обходить при инвентаризации. Среди них вполне могут быть и запатентованные другими лицами на уровне, хотя бы, полезных моделей. Опытный патентовед или изобретатель обычно легко могут выделить технические решения, патентоспособные на уровне изобретений, из общего массива. Но патенты на полезные модели выдаются без проведения экспертизы по существу. Не проверять каждое рацпредложение на патентную чистоту, полагаться только на опыт и интуицию, в этом вопросе нельзя. Встречаются запатентованные полезные модели, имеющие совершенно ничтожные отличия от известных устройств.

3. Новое знание

Наиболее ценными и, в то же время, наиболее хрупкими РИД являются новые знания. Главная ценность нового знания состоит в том, что на его основе могут быть созданы очень эффективные изобретения. Кроме того:
   - его получение всегда стоило денег;
   - обладание им может приносить доход, предотвратить убытки;
   - им не обладают конкуренты.

Изложенные на материальном носителе новые знания становится полноправными ОИС, такой её разновидностью как секреты производства. Становятся, но при условии, что их сгоряча не сделали общедоступными, например, публикацией в научном журнале.

Новые знания добывают не только в ходе научных исследований. В значительной части ими являются знания о результатах практического использования объектов техники, материалов, воплощения в практику схем и приёмов управления предприятием, персоналом, знания, получаемые попутно и вроде как бы бесплатно. Значительная часть новых знаний сосредоточена не в отчётах о НИР, а в малоприметных рекламационных актах, протоколах расследования поломок, аварий и катастроф, изменениях в инструкциях по эксплуатации или обслуживанию техники, указаниях по ведению коммерческих операций и управлению предприятием. Делать этот опыт общеизвестным, значит обогащать конкурентов. Такой опыт ценится очень дорого. Лабораторные результаты получить проще и легче. Но именно поэтому их могут повторить конкуренты. Получение же эксплуатационных результатов требует времени.

Пример. Знание того, что не безумный одиночка, а целый коллектив вполне опытных, квалифицированных специалистов, безо всякого принуждения и злого умысла сумеет взорвать атомную электростанцию, и что эта электростанция сможет взорваться, несмотря на заверения её разработчиков, – это знание не было получено в ходе официально поставленной НИР. На основе этого знания было создано большое количество технических и организационных решений, повышающих безопасность атомных электростанций. Цена этого знания, более или менее известна.

Новое знание всегда рождается как результат эксперимента. Например, ценность схемы минимизации налогообложения, использующей несовершенства или особенности законодательства, какой бы остроумной она ни казалась, доказывает только ревизия налоговой службы. Результатом ревизии является новое знание о том, что схема эффективна (или неэффективна). Результаты теоретических изысканий и расчётов тоже могут создавать новые знания. Но им нельзя верить до экспериментальной проверки. А эксперимент завершается составлением протокола. Вот этот-то протокол надо отыскать, а содержащиеся в нём новые знания защитить.

Отрицательные результаты, знание о том, что такие-то решения ошибочны или неэффективны, имеют нисколько не меньшую коммерческую ценность, чем результаты успешных исследований и разработок. Если конкуренты работают над той же проблемой, то знание о том, что такие-то и такие-то направления – тупиковые, поможет сократить им расходы на разработку, быстрее достичь цели. Одним из методов патентной борьбы является бессмысленное, на первый взгляд, патентование решений, относящимся к ошибочным направлениям. Получаемые патенты так и называются – дезинформирующие. Полезна и умело организованная утечка дезинформации об успешности испытаний. Всё это может побудить конкурентов к постановке или продолжению работ по тупиковым направлениям. Утечка сведений об ошибочных и неудачных исследованиях, разработках или испытаниях, а их обычно охраняют менее тщательно, – это всегда утрата одного из средств конкурентной борьбы.

Казалось бы, эксплуатационная, ремонтная и прочая документация, относящаяся к объектам техники, выпускаемым другими предприятиями, сведения о результатах их эксплуатации, не имеет отношения к ИС предприятия. Но следует учесть, что в такого рода документации, в частности, в паспортах и формулярах на изделие, встречаются призывы сообщать изготовителю о результатах эксплуатации изделий, свои замечания, пожелания. Такая забота изготовителей о совершенствовании своих изделий является законной, правильной. Проблема лишь в том, что они, будучи независимыми производителями, одинаково радушно поставляют свою продукцию, как Предприятию, так и его конкурентам. Смысла в содействии совершенствованию продукции для конкурентов примерно столько же, сколько в совершенствовании оружия для вероятного противника. Поэтому следовало бы в ходе инвентаризации выявить эксплуатационную документацию с упомянутыми выше призывами и поставить на неё штамп: «Контакты с производителем запрещаются».

Пример из книги А.Н. Крылова [4].

«… Цензорами в военную цензуру набирали барышень; им строго-настрого было приказано не пропускать ни номеров полков и дивизий, ни названий городов, сёл, деревень и вообще местностей, и вот я сам прочёл корреспонденцию в «Новом времени»: «… наш полк NN наступал под сильным артиллерийским огнём через болото YY, уезда ZZ, губернии KK. Немцы придавали неверную установку трубке, или трубки у них были плохие, – только шрапнели часто давали «клевок» и не разрывались». Я показал это М.Е. Грум-Гржимайло:
   – Полюбуйтесь цензурой.
   Недели через две или три встречаю его:
   – А знаете, немцы теперь снабдили шрапнели такой трубкой, которая и при клевке даёт разрыв, – могли бы прислать хорошую коробку конфет цензорше».

Новое знание содержат:

- любые новые результаты, полученные опытным путём:
   - результаты испытаний, исследований, опытных проверок новой или усовершенствованной техники;
   - результаты опытных проверок новых методов управления предприятием или производственными процессами, коммерческих приёмов, методов рекламы, приёмов обучения персонала;
   - рапорты персонала о нештатной работе техники или об особенностях работы техники в нештатных условиях;
   - данные о качестве и характеристиках материалов, полученные при испытаниях в лабораториях Предприятия или внешних лабораториях по его заказу. Обратить внимание на те же данные, полученные в ходе эксплуатации техники: их сравнение даст дополнительное новое знание;

- все документы, составленные на основе вышеуказанных результатов:
   - приказы, распоряжения, информационные листки, содержащие сведения об особенностях эксплуатации и обслуживания используемой техники;
   - документы, вносящие изменения в конструкцию или инструкции по эксплуатации оборудования, в том числе и общедоступного, по мере накопления опыта его использования;

- отчёты о НИР и ОКР, включая отчёты о патентных исследованиях, коммерческой конъюнктуре.

Особое внимание надо обращать на рапорты персонала о нештатной работе техники, об особенностях работы техники в нештатных условиях, на протоколы расследования аварий, возникших вследствие отклонений от предписанных режимов. Эти сведения часто оказываются ценными для разработчика, тем более что при создании новой техники исполнители далеко не всегда решаются испытывать опытный (тем более единственный) образец в условиях, которые могут привести к его повреждению или разрушению.

В случае выявления нового знания, в том числе и в научно-техническом отчёте, следует немедленно задать вопрос: «А где изобретение, основанное на этом знании?» Бывают комбинаторные изобретения, когда положительный эффект создаётся благодаря новой неочевидной комбинации или изменению формы известных элементов. Технике создания таких изобретений посвящено множество книг, среди которых основополагающей является [5]. Но никто не заметил, что на самом деле наиболее эффективными, ценными бывают изобретения, основанные на новом знании.

Примеры. 1. На основании нового знания о том, что фламинго не размножаются, если численность стаи ниже определённого уровня, сотрудниками Московского зоопарка был изобретён вольер с зеркальным стенками. Птицам стало казаться, что их много, и размножение началось. Создание нового технического решения, то есть собственно изобретение вольера, занимает у большинства людей менее минуты с момента сообщения им причины. Главное в этом изобретении – новое знание.
   2. Исследователи установили, что твёрдость кутикулы – внешней кожицы арбуза, возрастает с увеличением его спелости. На основе этого нового знания были созданы два изобретения [6]: «Способ определения спелости арбуза и прибор для его осуществления». Прибор представляет собой несложное устройство размером с зажигалку и очень прост в обращении. Строго говоря, авторам следовало бы проверить, не обладают тем же свойством другие виды плодов и, по возможности, заявить более широкое изобретение.
   Получение патента на способ исключает возможность использования без разрешения патентообладателя любого устройства, реализующего этот способ, то есть изобретение-способ имеет большую широту патентной защиты, чем изобретение-устройство. Поскольку обычно можно предложить не одно, а несколько различных устройств, осуществляющих один и тот же способ, то почти любое новое знание может послужить основой для создания не одного, а нескольких изобретений.

То, что разработчики научно-технических отчётов не считают нужным доводить результаты исследований до патентоспособных решений или не находят времени для подготовки заявки, является обычным делом. Между тем, опыт работы и автора и патентных поверенных показывает, что, используя практически любое новое знание, можно создать, по меньшей мере, одно изобретение. (На основе примера 2 может быть создано громадное количество изобретений, использующих измерение твёрдости волос, ногтей, кожи, рогов и копыт в качестве диагностического средства. Используется же измерение величины деформации глазного яблока под воздействием калиброванной нагрузки для оценки величины внутриглазного давления). Возможность получения охранного документа зависит не столько от оригинальности решения, сколько от квалификации и опыта составителя заявки.

Поэтому, если отчёт о выполнении НИР прикладного характера содержит достаточно ясно сформулированное новое знание (что, как известно, бывает далеко не всегда), то следует попросить специалиста с изобретательским опытом или патентоведа, знакомого с соответствующим разделом техники, более внимательно изучить отчёт. Возможно, что удастся довольно быстро предложить патентоспособные решения, основанные на новом знании.

Отсутствие в отчёте указаний на то, что новое знание послужило основой для создания патентоспособных изобретений, свидетельствует либо о недоработке исполнителя, либо о сокрытии им изобретений. Сокрытие изобретений является в настоящее время обычной практикой. Чем легче удастся своими силами создать на основе нового знания патентоспособное изобретение, тем больше оснований предполагать, что исполнителям это тоже удалось, и что они запатентовали созданное решение, скорее всего, не на своё предприятие, а на одного из исполнителей работы или на частное предприятие.

Если с момента завершения работы прошло более полутора лет, имеет смысл проверить список опубликованных заявок. В качестве поисковых признаков можно использовать предполагаемый индекс рубрики Международной патентной классификации и фамилии исполнителей/руководителей работы. При обнаружении заявки, явно основанной на результатах отчёта, если она была подана во время выполнения работы или сразу после её приёмки, тем более, со знакомыми именами авторов, придётся начинать процедуру отстаивания прав предприятия на созданный за его счёт ОИС.

3. Другие новые РИД

Носителями потенциально охраноспособных РИД, большинство из которых будут охраняться как секреты производства, могут также быть:
   - комплекты чертежей на новую или усовершенствованную технику;
   - комплекты технологической документации на изделия;
   - технологические инструкции к используемым на предприятии процессам;
   - комплекты чертежей, используемых в производственной деятельности предприятия, в частности, комплекты чертежей на запасные и расходуемые части;
   - техническая документация на измерительное и испытательное оборудование;
   - методики проведения измерений, испытаний материалов и оборудования;
   - все сведения, относящиеся к рацпредложениям, включая расчёты экономического эффекта;
   - нормы расхода запасных частей, горюче-смазочных или иных материалов, в особенности, недавно пересматривавшиеся или имеющие отношение к новой технике;
   - предписания, относящиеся к порядку и приёмам проведения испытаний, новой техники, материалов;
   - нормативные документы и рекомендации, относящиеся к организации работ, технике безопасности, управлению экономическими службами;
   - документы, содержащие сведения, специфические только для данного Предприятия;
   - калькуляции, экономические расчёты;
   - программы для ЭВМ;
   - базы данных.

Представленный перечень не является полным, или исчерпывающим. Он может быть дополнен любыми РИД, обладающими фактической или предполагаемой способностью приносить доход предприятию и не являющимися доступными неопределённому кругу лиц. Они могут быть сообщены другим лицам, но только на основании договоров о конфиденциальности. Передача этих РИД другим лицам без заключения договора о конфиденциальности, строго говоря, лишает их возможности быть секретом производства. Однако это не исключает возможности их охраны в режиме служебной тайны.

Если часть указанных в списке документов уже охраняется как секрет производства, то начинать выявление ОИС надо с документов, не имеющих грифа коммерческой тайны, как наиболее уязвимых. В первую очередь надо выявлять и защищать объекты авторского права. Изначально предназначенные для широкого распространения, пусть даже только внутри предприятия, оформленные, как правило, в виде единого документа, да ещё в цифровой форме, они практически беззащитны от несанкционированного копирования. Массовая компьютеризация породила проблему, которая до сих пор не учитывается в должной степени при управлении ИС, хотя она и общеизвестна: это проблема лёгкости, с какой происходит копирование и распространение информации, представленной в цифровом виде. Теперь не нужно воровать документы или, забираясь ночью в офис конкурента, фотографировать их с помощью шпионской фотокамеры. На съёмном диске размером с зажигалку уместится вся представляющая коммерческий интерес информация даже очень крупного предприятия. Так, комплект конструкторской документации из 1400 чертежей на бумажном носителе занимает семь толстых папок общим весом 12 кг. Этот же комплект в цифровой форме имеет размер 62 МБ и может быть скопирован на съёмный диск за пару минут.

Предполагаемые объекты патентного права, в силу своей природы, защищены лучше. Изобретения создаются, а заявки на них оформляются узким кругом лиц. Доступ к чертежам также ограничен и, кроме того, содержащаяся в них информация крайне раздроблена. Но следует помнить, что толковому инженеру бывает достаточно одного взгляда на макет или образец новой техники, чтобы узнать очень многое. Внешний вид изделия, не раскрывая существа используемых в нём технических решений, говорит о более важном – о направлении разработок. Охранять его от постороннего взгляда следует тем тщательней, чем новее принцип или идея, положенные в его основу.

Среди перечисленных носителей РИД наиболее громоздкими, труднообозримыми являются комплекты чертежей. Сами по себе они могут охраняться как секреты производства. Но, как правило, они содержат ещё и объекты патентного права, представляющие самостоятельную коммерческую ценность. Выявление таких объектов из общего массива называется детализацией и требует определённых усилий. В отношении чертежей положение облегчается тем, что квалификация конструкторов, как правило, достаточно высока, и они выявляют созданные ими изобретения самостоятельно. Но выявлением и защитой конструкторских решений, не обладающих изобретательским уровнем, которые можно охранять как полезные модели, конструкторы часто пренебрегают, как из-за недостатка времени на оформление заявок, так и из-за отказов администрации патентовать их по соображениям экономии.

Эта экономия, однако, иллюзорна. Сумма всех пошлин (подача заявки на полезную модель, выдача патента и поддержание его в силе первые четыре года) составляет в 2009 году всего 4800 рублей. Эта сумма несравнимо меньше убытков от снижения объёма сбыта продукта из-за копирования его другими и раз в тридцать меньше гонорара патентного поверенного или адвоката, которых придётся нанимать в случае нарушения патентных прав других лиц, не считая возможных убытков в случае проигрыша дела. Поэтому следует спокойно относиться к расходам на избыточное патентование, рассматривая их как разновидность страховых платежей, и, по возможности, патентовать каждое новое техническое решение, для того чтобы в случае успеха продукта на рынке этого не сделали другие. Только если патентование полностью раскрывает существо технического решения, и нет возможности проконтролировать его незаконное использование, следует обдумать другие возможности защиты интересов предприятия.

Выявление целесообразно проводить совместно с создателями (авторами) РИД, способными дать нужные консультации. Если авторы далеко, то полезно привлекать опытных изобретателей, знакомых с уровнем техники по тематике документации. Если в результате совместного обсуждения принимается решение о целесообразности проведения патентного поиска с целью обнаружения аналогов и прототипа, то с этого момента предполагаемый объект патентного права считается выявленным.

В ходе инвентаризации, особенно первичной, может быть выявлено огромное количество охраноспособных РИД. Это порождает вопрос о приоритетности обработки результатов выявления, установления правовой охраны, то есть, по существу, о первичной, приблизительной оценке ОИС. Требуется навскидку, не прибегая к сложным методикам, оценить практическую ценность объекта ОИС. Подробнее об этом будет сказано в следующей статье. Но, в самый первый момент, для такой оценки можно использовать эстетический критерий.

Любой, по-настоящему творческий, РИД – а только такие и ценятся – является новым и неочевидным. Общеизвестной разновидностью такого рода РИД является анекдот. Он пользуется успехом, если он нов, оригинален, а его концовка неочевидна, неожиданна. Ознакомление с таким РИД, осознание его существа порождает чувства восхищения, удовлетворения, радости. Между остротой, выраженностью этих чувств и потенциальной коммерческой ценностью объекта существует несомненная корреляция. РИД, не вызывающие чувства радости, могут быть вполне патентоспособны. Но, как правило, их коммерческая ценность оказывается низкой, поскольку из-за отсутствия оригинальности они допускают возможность обхода, замещения другими, пусть столь же унылыми объектами.

Процесс выявления потенциально патентоспособных решений является кропотливым, требует творческого подхода и высокой квалификации членов рабочей группы. Но зато он даёт самые ценные результаты, ценные не с точки зрения формальной бухгалтерской оценки, а с точки зрения ожидаемой в будущем пользы для экономического процветания и безопасности предприятия.


[1] И.А. Близнец, Б.Б. Леонтьев, Х.А. Мамаджанов. – Методические рекомендации по инвентаризации прав на объекты интеллектуальной собственности на предприятиях. – М.: ОАО ИНИЦ «Патент», 2006.
[2] Ю.В. Григорьев. Инвентаризация интеллектуальной собственности крупных предприятий. – Качество, инновации, образование. 2009, № 2, с. 35 – 41.
[3] Ю.В. Григорьев. Мотивация изобретательской деятельности: предприятия. – Качество, инновации, образование», 2007, № 7, с. 46-49.
[4] А.Н. Крылов. Мои воспоминания. – Л.: «Судостроение», 1984, с. 211.
[5] Г.С. Альтшуллер. Алгоритм изобретения. – М.: Московский рабочий, 1973.
[6] А.с. СССР № 1613950 по кл. G01N 33/02.